Том 1    
Глава 1: Женская забота


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
5 мес.
Прочел, перевод хороший, но сюжет колеблется возле нуля. Все-таки подобные произведения гораздо лучше заходят имея какой-то стержень повествования.
kaii-h
5 мес.
"Стержень" ( ͡° ͜ʖ ͡° ) "повествования".
valvik
6 мес.
Наверняка интересно
kaii-h
6 мес.
Не особо. Калька с игры похоже (по иллюстрациям из игры).

Глава 1: Женская забота

— ... Эх, устал... Пойду в ванную... — Сейитиро потянулся. Было уже поздно, он положил ручку, поднялся... И тут в дверь постучали.

Мужчина сказал «прошу», дверь открылась, и вошла Мива.

— Молодой господин, я приготовила тебе чай. Прошу, — она мягко улыбнулась и поставила на стол чашку и сладости. Мужчина виновато поклонился.

— Спасибо... Но... Прости. Я как раз думал сходить в ванную...

— Ах!.. Вот как. Прости, что так не вовремя...

— Нет, ты прости...

— Нет, что ты... Но... Можно мне с тобой? Я бы хотела потереть тебе спинку... — неуверенно говорила она, краснея от смущения.

Она вела себя точно молодая девушка, но при этом всё ещё оставалась женщиной постарше.

Было такое странное несоответствие, что мужчина чуть было не кивнул, но заметил кольцо на безымянном пальце левой руки.

«... М».

... Мива — жена человека, который служит семье Коно.

То есть Сейитиро знал её мужа, потому и отступил.

Правильнее было отказаться, но Мива была не только его воспитателем и заменяла ему мать, но и была объектом его восхищений.

Потому мужчина радовался тому, что она предлагала о нём позаботиться, к тому же они не доведут дело до конца, вот он и ответил «хорошо».

— ... Да, молодой господин, — она радостно улыбнулась и кивнула.

Идя по коридору, они видели, как на камни в саду падает снег, и вот добрались до ванной.

В раздевалке Мива, не стесняясь, разделась перед Сейитиро. Потом сняла одежду с него и за руку повела в ванную.

— Прошу, молодой господин. Сюда...

Она облила водой его, потом себя, а затем залезла вместе с мужчиной в ванную. Сев к нему на колени, женщина обхватила его за шею.

— М-Мива-сан...

Перед глазами была её плавающая на воде большая грудь, а промежности неожиданным образом касались друг друга.

Мива улыбнулась ему.

— Хи-хи. У тебя ведь замёрзли плечи.

Тут она была права, но такое её поведение заставило Сейитиро покраснеть, а Мива сказала «какой ты милый» и поцеловала в щёку.

— М-милый... Мива-сан, я вообще-то уже взрослый.

— Знаю. Но для меня ты всегда будешь милым...

Думая о том, как он мило сжимает губы, Мива прижалась своей грудью к его и стала массировать.

— Ух... Ах...

Ощущая мягкую и упругую плоть, мужчина сладостно вздохнул, а потом опустил взгляд. Видя его таким, женщина хихикнула:

— Хи-хи, маленький хозяин. Ты такой милый...

Она прижалась щекой и стала раскачивать телом.

— Ах... У-у-у...

Тяжёлые холмы двигались, прижимаясь к нему, временами выпрыгивая из воды.

И от такого зрелища к члену стала приливать кровь, он уже достал до половых губ Мивы.

— Хха... М?! М, ах!..

Испытывая наслаждение, она дёрнулась от удивления. Но тут же заняла привычную позу и продолжила двигать бёдрами, заботясь об Сейитиро.

— Хха... Молодой господин... Я сделаю тебе ещё приятнее...

— Ах... Н-но ведь... Ах!..

Он переживал, что так может войти в неё. Всё же она замужем, так что надо было этого избежать, и он отодвинулся слегка назад.

Но чем больше она старался, тем крепче становились объятия Мивы, и они всё плотнее прижимались друг к другу.

— Хха... Фух, хха... А-а-а!..

Ах, у... У-а, ух, а-а!..

Член оказался зажат в её щёлке, и когда Мива двигала бёдрами, это было уже невыносимо.

— Хха... М-Мива-сан... Нет... Не надо... Поднимись...

— Нет, не хочу... Не говори так...

Он вызвал своими действиями недовольство Мивы, она стала ещё старательнее двигать бёдрами и прижиматься грудью.

— Ах... М?!

Женщина продолжала свой массаж грудью и при этом тёрлась об твёрдый член, и не способный вытерпеть этого Сейитиро стонал.

— Ах!.. У-а, хха, так... Приятно... Ух... А-а!..

— Молодой господин!..

Слыша его стоны, Мива ещё сильнее стала раскачивать бёдрами, лаская член.

— Ах... У, а-а-а!..

Через его тело точно пропустили электрический разряд, в животе он ощутил сладостный зуд.

Рефлекторно мужчина согнулся, подавшись вперёд, и его лицо оказалось погружённым в её грудь.

— ... М, пха!.. Хха, хха...

Подняв голову, он вздохнул, а Мива прижала его, и он прижался губами к её груди.

— Хха, фуа!.. Ах, да... Прошу... Тебя...

Она тёрлась об его член и грудь. На лице Мивы было блаженство, она сладко стонала.

Видя, что она получает наслаждение, вместо «прекрати» он покачал головой, мол «ничего».

— М-м... Молодой господин? — Мива с беспокойством посмотрела на него...

— ... Ничего, продолжай, — Сейитиро улыбнулся, и она улыбнулась в ответ, продолжая жаться к нему.

— Хха... М... Ах...

Со стонами она раскачивала бёдрами. Когда тёрлась своей щёлкой, из неё начали вытекать выделения.

Ими был покрыт член Сейитиро, и теперь она тёрлась с хлюпающим звуком.

— Хха!.. Ух, а-а!..

В ванной разносились крики наслаждения мужчины.

Довольная этими звуками Мива двигала бёдрами и жалась грудью, а ещё прижималась своими твёрдыми сосками к его.

— Хха... Молодой господин... Тебе ведь приятно... У мужчин ведь они тоже чувствительные... Соски...

— М!.. Д-да, приятно... Но...

— Но?..

— Мой член... Слишком возбуждён... Мне... Нехорошо... — тяжело дыша, он пробормотал, опустив брови. А в Миве взыргали материнские инстинкты, и всё её тело задрожало...

— Ах, ты такой милый... Возбуждённый молодой господин... Я хочу посмотреть на тебя ещё!..

От возбуждения она стала раскачивать своим телом ещё сильнее.

— А?! Ч-что... Слишком сильно... Ух, а-а!..

Его голос напоминал женский, Сейитиро от стыда покраснел.

Но для Мивы он был таким же милым, она лишь возбуждалась и двигала бёдрами быстрее.

— Ах, молодой господин... Ах... Ещё... Развратный голос молодого господина... Позволь мне услышать его ещё!.. Хха, ещё!..

Пока она говорила сладостным голосом, её огромная грудь раскачивалась, а твёрдые соски тёрлись об соски Сейитиро.

А потом, точно думая, как сделать ему ещё приятнее, она замедлилась, и взялась за соски.

— Фуа, а-а!..

Это оказалось для Сейитиро неожиданно и приятно. Из члена вытекало всё больше выделений, они перемешивались с выделениями Мивы.

Чтобы выдержать наслаждение женщина подняла дрожание бёдра.

— Хха... М! Ах, м-м-м!..

«Миве-сан приятно...»

При виде её реакции, к его члену ещё прилила кровь, и он уткнулся в её щёлку.

— А?! М-молодой господин, какой у тебя потрясающий член... Он упирается в мою грязную фасолину... Ах! А-а-а!

Клитор тёрся об член, крайняя плоть с него была оттянута, и Мива двигала дрожащими бёдрами. Выгнув голову, она застонала.

— У-а-а! Афу-у... А-а-а!

Его тело дрожало, пока он кричал, инстинкты вырвались на свободу, и бёдра резко подались вперёд.

— У-а, ух, у-у... А-а!..

— Ах... Хха, ах, да!.. Да, молодой господин... Ах... Ещё!.. — со стонами она ещё крепче обхватила шею мужчины.

— Мива-сан!..

Женщина, которая привлекала его с детства, радостно говорила, что хочет его, пусть он и знал, что у неё был муж, остановиться не мог.

— Хха, у, ух!..

Он схватил Миву и начал двигать бёдрами.

Внутрь не вошёл, но её половые губы обхватывали его член, так что он уже был готов кончить.

Предаваясь наслаждению, Сейитиро увлечённо работал бёдрами.

— Ух... хха...

— Ах... Потрясающе! Хха, как здорово! Незабываемо!.. Ах, ещё!.. Да, вот так... Ах!.. Ещё!..

Мива тоже наслаждалась и раскачивала телом ещё сильнее, блаженство, получаемое грудью и половыми губами, пробуждало её инстинкты.

Прижимаясь к огромной и мягкой груди, Сейитиро тёрся об её половые губы, и желание кончить становилось всё сильнее.

— Ах!.. Мива-сан, а-а, а-а!..

— Хха!.. Молодой господин, ах... Да! Моему клитору... Киске... Груди... Хха, и соскам... Так хорошо! Да! — крича, она облизала губы дрожащего Сейитиро.

Опьянённая наслаждением, она говорила развратные вещи, и когда пришла в себя, покраснела и прикрыла лицо.

Обычно такая прекрасная, сейчас она была озабоченной, и такой выразительный контраст подсказывал мужчине, что он сейчас кончит...

— Хха, ах... Кончаю! Молодой господин... Твоя грудь и член... Ты так трёшься об мой клитор и киску, я кончаю, кончаю! А-а-а! — крича, Мива выгнула спину.

— Ха-хи, хи... А-а-а-а-а!

Оргазм был неотвратим, брови напряглись, а спина женщины вытянулась.

Подняв воду, она обняла крепче Сейитиро и повалив в ванную.

— Пва!.. Ах!..

Он схватил Миву и поднял голову из воды.

— ... Пха! Ух... Хха, Мива-сан!.. Ты в порядке?!

— М-м... Д... Да, вроде... М... Прости, молодой господин... Кхо...

Мива кивнула, но похоже успела наглотаться воды. Она несколько раз прокашлялась.

— ... Ничего ты не в порядке. Воды наглоталась?

— У... Хха... Всё хорошо... Давай продолжать... Молодой господин... Ты тоже должен кончить...

Ему было приятно слышать эти слова, когда женщина призывно посмотрела в его глаза, но Сейитиро покачал головой.

— ... Почему?..

— ... Мива-сан. Ты очень важный для меня человек. И я не хочу, чтобы ты изводила себя... Понимаешь?..

— Молодой господин...

Ей хотелось довести Сейитиро до оргазма, но когда он так добро посмотрел на неё, оставалось сказать лишь «понимаю».

— Что ж, молодой господин. Давай выходить...

— ... Нет, я думал ещё немного посидеть. Можешь идти, Мива-сан.

— ... Вот как. Тогда я пойду...

Прикрыв глаза, она печально поклонилась и покинула ванную. Оставшийся один мужчина посмотрел на свой член и вздохнул.

... Если честно, ему хотелось сделать это с Мивой.

Так ему тоже нравилось, но это казалось странным, и он так и не кончил, и теперь был в подвешенном положении.

Женщина была замужем, и всё это вызывало лишь очередные беспокойства.

— Ну, ничего не поделаешь, — он посмотрел на свой твёрдый член и усмехнулся.

***

— Что-то я засиделся...

Он покинул ванную и шёл через мост, соединяющий ванную и комнату мачехи.

Хоть и была зима, мужчина засиделся в ванной с Мивой и в итоге провёл там достаточно много времени, потому у него слегка кружилась голова.

— ... Фух, — он выдохнул приятный вечерний воздух, и тут подошла Саюки и заговорила:

— Сейитиро-сан, что такое?

— А... В ванной засиделся...

— В ванной? Ты в порядке? — переживая, она посмотрела на него и прохладной рукой коснулась лба.

Ощущение от руки было приятным, и Сейитиро прикрыл глаза.

— Ваша рука такая приятная...

— ... А? Вот как? Честно говоря, я даже не знаю...

Хоть она и сделала это сама, стоило сказать, и Саюки покраснела.

Она показалась милой, и Сейчитиро захотелось обнять её, но тут он вспомнил.

«... Нельзя. Она... Жена отца...»

Его отец Тайкан скончался. Но это не значило, что он мог делать с женщиной всё, что пожелает.

По закону это было запрещено... Так что нельзя.

Он думал пресечь опасные отношения с Саюки и холодным голосом сказал «уже всё в порядке», после чего собрался уходить. Но тут услышал «подожди».

— Сейитиро-сан... Это, перьевая ручка... Да, мог бы одолжить мне перьевую ручку... — да, она его остановила.

— Перьевую ручку?..

Неожиданная просьба удивила, и мужчина остановился. Он озадаченно склонил голову: «Дома есть несколько перьевых ручек. Почему она попросила у меня?»

Он посмотрел на Саюки с подозрением, а она в спешке начала объяснять:

— А, у тебя ведь осталась ручка на память о нём? Я к ней уже привыкла, писать ей удобно... Мог бы одолжить? — прерывисто сказала она.

— А, вот как. Хорошо.

На самом деле... Саюки хотела ещё немного побыть с Сейитиро.

«Мне нужна перьевая ручка» было очевидным враньём, но доверчивый мужчина согласился и пошёл с ней в свою комнату.

— Это... Вроде здесь оставлял... — он принялся искать на столе.

Саюки была права, ручкой Тайкана писать было удобно, он пользовался ей часто и быстро нашёл.

— Вот!.. Она ведь? Держите.

Сейитиро протянул ручку, но Саюки сказала «нет» и покачала головой.

— А?..

— ... Прости. Не чёрная, а коричневая...

— Коричневая? То есть эта?

Она была хуже чёрной, но ненамного, и Сейитиро уже собрался протянуть её, когда Саюки снова замотала головой.

— ... Вроде всё же синяя...

— Синяя? Не помню, чтобы у меня была синяя отцовская ручка...

— А?.. М? А... Точно. Красная...

— Красной тоже нет. От отца мне достались только чёрная и коричневая... Может вы что-то не так запомнили, Саюки-сан? — держа пенал, он озадаченно склонил голову. А женщина приблизилась и заглянула в него.

— ... Быть не может. Дай посмотрю.

— Ага...

Она оказалась так близко, что прижалась грудью к руке, державшей пенал, и Сейитиро вздрогнул.

— Была же то ли синяя, то ли красная ручка...

Мужчина ощущал исходившие от шеи Саюки феромоны, из-за чего его неудовлетворённый член снова возбудился.

— М...

Член начал выпирать из штанов. Чтобы Саюки этого не заметила, он тут же согнулся, но было поздно...

— Сейитиро-сан... Это, ах... Тебе так тяжело... Давай я сделаю так, чтобы тебе полегчало... — она улыбнулась и схватила его промежность через одежду.

— ... Н... Не надо!..

От неожиданности он напрягся. Но женщина приблизилась и прижалась губами к его шее.

— ХХа... М... Сейитиро-сан...

— Ух... Уф!..

Когда она коснулась его шеи, мужчина вздрогнул, тем временем одна рука женщины оказалась на его плече и спустилась до уровня талии.

— Ах... М, Саюки-сан... Ах!..

— Будешь вести себя тихо... И я быстро закончу... Понял?..

Она прошлась по его шее кончиком языка, прижалась к груди своей огромной грудью и сладостно напела.

Её жесты заставили член стать ещё твёрже и мужчина застонал.

— Ах... Прости, Сейитиро-сан. Скоро... Тебе полегчает...

Её горячее дыхание касалось шеи мужчины, пока ладонью она водила по его промежности.

— А... М! Ах... Но...

«Вы ведь жена отца», — хотел сказать он, но ему помешал поцелуй Саюки...

— Нет... Ничего не говори...

Печально опустив брови, она повалила Сейитиро на кровать...

— Са... Саюки-сан!..

Удивлённо и озадачено Сейитиро смотрел на ягодицы Саюки в чёрных колготках.

Она выставила вперёд свою большую попку, и сердце мужчины начало биться быстрее.

— ... М.

Надо было отказаться, но Сейитиро смог лишь сглотнуть слюну.

Саюки услышала это и довольно прищурилась, а потом прижалась своей промежностью к мужчине и начала двигать бёдрами.

— Ах... А-а!..

Пусть и через колготки, члену было невероятно приятно, когда к нему прижимались, Сейитиро выгнул спину и застонал.

Желая большего, он схватил Саюки за бёдра и сам начал двигаться.

— Ух... Хха, у-а-а!..

— Ах... М... Хха, хи-хи... Сейитиро-сан, тебе нравятся попки... Понятно.

Видя, как он двигается, женщина и сама стала двигать бёдрами во всех направлениях.

— Ах!.. У-а-а-а!..

Пока она тёрлась попкой, огромная грудь раскачивалась, доставая колен, отчего мужчина стонал ещё сильнее.

То, как она тёрлась об него в чёрных колготках, было не только приятно физически, но и радовало глаз.

— У... Саюки-сан!.. Ух, хха-а-а-а!..

Он испытывал наслаждение от того, что она тёрлась об него в колготках, и член Сейитиро задрожал.

Из уретры стали вытекать выделения, они покрыли попку Саюки, доставляя ещё большее блаженство.

— Хха!.. Ах, это так... Ух... А-а-а!..

— Ах... Сейитиро-сан... Тебе нравится?.. Я так рада...

Слыша его стоны, она ещё сильнее двигала задом и прижимала грудь к коленям мужчины.

Колготки стали с неё слезать, и обнажилась жемчужно-белая кожа.

Этот контраст возбуждал, и Сейитиро сглотнул слюну.

А член дёрнулся и ударил Саюки в промежность.

— Хья?! Ах!..

Её щёлке сделали приятно, женщина вздрогнула и застонала.

Голос был такой сексуальный, что мужчина тяжело задышал от волнения...

— М... Хха... С-Сейитиро-сан... Т... Ты хочешь... Посмотреть на моё заветное местечко?.. — неуверенным голосом спросила Саюки.

— ... А? Н-нет! Что вы... — он замотал головой. Но нижняя часть тела была честнее и точно кивала в ответ Саюки.

Видя, как он движется, женщина поняла, чего мужчина хочет, и хихикнула...

— Можешь не говорить... Я и сама всё вижу.

Она кивнула, сняла трусики и колготки, показав Сейитиро гениталии и анус.

— У... М... А-а-а!..

Видя её распалённые дырочки, он стал дышать ещё тяжелее.

Довольная его реакцией Саюки стала двигать бёдрами, лаская член.

— Ах!.. У, а-а, да!.. Ах, ах!..

Влажной попкой она тёрлась об готовый кончить член, и с губ начали срываться стоны.

Услышав их, Саюки и сама радостно задрожала, из неё сочились выделения, пока она раскачивала попкой.

— Ах!.. Мне тоже... М-м... Так хорошо... М... А-а-а!..

Большая грудь раскачивалась точно колокол, а сама Саюки использовала член Сейитиро, чтобы мастурбировать.

Влажная киска и анус тёрлись об член, разнося по комнате развратные звуки.

Они усилили желание мужчины, и он ещё неистовее начал двигать бёдрами, прижимаясь к промежности Саюки.

— Ах... М?! Ух, фух!.. А-а-а!..

Испытывая приятный зуд, она выгнула спину и застонала, но при этом не прекратила удовлетворять Сейитиро и двигала бёдрами.

— М... Уф! Ах... Сейитиро-сан... Ещё... Хха... Сделай ещё приятнее!.. Прошу, ах... Ещё!..

— Ух... У, а-а-а!..

Она двигала своей большой попкой вверх и вниз, скрывая свою маленькую щёлку и лишь усиливая желание мужчины.

— АХ, хха... Ах!.. У... С-Саюки-сан, я больше!..

Его тело задрожало, сообщая женщине, что он достиг предела.

Она кивнула, сказав «поняла», и ускорилась, доводя его до оргазма.

— Ах! Ух!.. Хха... А-а-а!..

Всё тело Сейитиро дрожало от наслаждения.

Было так здорово, когда об неё тёрлись, огромная грудь Саюки, напоминающая зефир, продолжала раскачиваться.

Её попка зажала возбуждённый член и стала его точно затягивать.

— Афу... М!.. Хха, м-м!.. На попку... Сейитиро-сан, залей свою горячую сперму на неё!.. Ах... А-а-а!..

— А?! Ух!.. А-а-а-а!..

С наслаждением больше нельзя было бороться, и мужчина кончил.

Как она и желала, горячая белая сперма брызнула на зад Саюки.

— М!.. хха, горячо!.. Ах, хха!.. А-а-а!.. — она выгнула спину и в экстазе закричала. От возбуждения она тоже слегка кончила.

— Хха-фух... Фух... Фуа... А, а-а-а!..

— ... Саюки-сан... Вы в порядке?..

Закончив кончать, Сейитиро нежно погладил ягодицы женщины.

А она, удовлетворившись, начала дышать спокойнее.

— ... М, хха... Всё... В порядке... Спасибо... Сейитиро-сан...

Повернувшись к нему, она довольно улыбнулась, а у него в груди всё запылало, он дал короткий, невнятный ответ и отвернулся.

А потом несколько раз повторил себе.

Она — жена отца...

***

— ... Эх, — положив ручку, Сейитиро вздохнул. Он просидел уже долго, но всё без толку, потому лёг в кровать.

— Сегодня... Нет, и сегодня тоже... Я ничего не смог написать...

... С тех пор, как Сейитиро вернулся домой, прошло уже около месяца.

После смерти отца Тайкана, он унаследовал всё его имущество, и теперь мог жить самостоятельно... Хотя он и раньше не испытывал никаких проблем.

И всё же... Почему? Он испытывал какую-то неудовлетворённость. Ему чего-то хотелось, но он не понимал, чего именно.

Его собственная жизнь казалась какой-то разочаровывающей...

Перед ним была непроглядная мгла, и сил жить становилось всё меньше.

— ...

Мучаясь от меланхолии, Сейитиро прикрыл глаза и придался своим мыслям...

... Он не был таким уж сильным человеком. Апатичный, пассивный. Без каких-либо интересов.

Но у него было то, что завладело всем его вниманием. Писательство.

Когда писал, он испытывал радость.

Но в последнее время у него ничего не получалось... Нет, он писал, но всё выбрасывал. Не мог написать так, чтобы его самого это устроило.

И... В работе сенсея нет изюминки. Так сказал ему редактор, и это стало причиной.

«И что мне с этим делать?.. Чушь какая-то. Совсем раскис. Раз не могу писать, может вообще стоит бросить это дело».

Его наследство было солидным. Жить он мог безбедно.

Однако... Он не мог. Не знал, как подавить желание создавать.

— ... М.

Неспособность писать вызвала у него лёгкое недомогание и жар.

Но с того времени уже прошло какое-то время, и всё стало меняться.

... И теперь Мива и Саюки каждый день заботились о его сексуальных потребностях.

Одна была замужем, а другая бывшей женой отца, обе были прекрасными людьми. Но такие отношения когда-нибудь могут подойти к концу и привести к конфликту.

А ещё он не мог возразить, когда они соблазняли его.

Он точно падал вниз со склона и не мог остановиться, думая о своём безвыходном положении, Сейитиро снова тяжело вздохнул.

Подумав «всё равно не могу ничего написать», он поднялся и вышел из комнаты.

— ... Фух.

Направляясь в ванную, он услышал позади голос: «Это...»

— Да?

Он остановился и обернулся, там стояла Саюки.

— Ты идёшь в ванную?

— Да, не могу ничего написать. Вот и решил отвлечься...

— ... А.

Она посмотрела на усмехнувшегося и почесавшего щёку Сейитиро. Потом опустила голову, помолчала и подняла голову...

— Можно мне с тобой? Я хочу потереть тебе спинку.

Она использовала «решил отвлечься» как оправдание.

— ... Мне приятна ваша забота. Но на этом давайте ограничимся.

... Он бы соврал, если бы сказал, что его не заинтересовало предложение Саюки.

Но решил держать дистанцию, потому взял себя в руки, покачал головой и пошёл. А она обвила его руку своей...

— Если познаешь женщин, наверняка сможешь написать отличное произведение, — улыбнувшись, она всё же пошла с ним.

— Эй, Сейитиро-сан, нигде не щиплет? — спросила Саюки, отмывая тело мужчины.

А он пытался не давать себе смотреть на неё, зажмурил глаза и выдал лишь «нет».

Заметив это, она недовольно сжала губы и прижалась грудью к его спине.

— С-Саюки-сан?!

— ... М.

Больше он не называл её матерью.

Её это радовало, но при этом бесило и печалило то, что мужчина постоянно пытался от неё сбежать, и теперь она стала действовать более решительно.

— Тут ещё не помыла как следует, — сказав, она потянулась к члену, нежно взяла его и начала водить рукой вверх-вниз.

— А... М?! Погодите, м-м!..

От удивления Сейитиро открыл глаза.

В зеркале перед собой он увидел, как большой грудью к его спине прижимается Саюки, такие размеры не могла скрыть даже его спина.

«Б-большая...»

Даже через одежду было понятно, что у Саюки огромная грудь.

Хоть он и подумал «большая», но в очередной раз убедился в богатстве размера, когда она стала выпирать из-за большой мужской спины.

Из-за этого член в руке женщины стал твёрдым.

— У... Ах...

— Сейитиро-сан... У тебя уже такой твёрдый...

— М... Просто, Саюки-сан, ваша грудь... Очень большая...

Пока он говорил, она продолжала играть с его членом, и бёдра мужчины задрожали.

Видя его через зеркало, она довольно улыбнулась и прошептала: «Хочешь увидеть ещё?»

— М... Хха... Ещё?..

— ... Моё тело... Ещё...

Он ещё ответить не успел на её сладостные стоны, а его член дёрнулся.

— У-а...

— ... Ах, хи-хи. Какое честное у тебя тело, Сейитиро-сан.

Она хихикала, а мужчина тут же ответил «всё не так», но при этом его член продолжал дрожать в руке женщины.

— Можешь ничего не говорить. Я ведь всё понимаю... — через зеркало она улыбалась ему, легла на пол, раздвинула ноги и показала ему всё.

— Прошу, можешь сможешь...

Среди чёрных волос была красная фасолина, она смотрелась очень непристойно, о чём Сейитиро честно сказал.

— Саюки-сан, ваша киска... Очень непристойная.

— А... Нет... Не говори так...

Смущённо она нахмурилась, а потом, желая показать больше, двумя руками... Растянула свою щёлку.

Когда раскрыла, из её киски стали вытекать выделения.

— Вот это да... Вы ещё ничего не делали, а так намокли!..

— Ах, нет!..

Она хотела показать всё Сейитиро. Хотела, пробудить в нём желание, но теперь покраснела от стыда.

Видя её такой, он, нервничая, спросил:

— С... Саюки-сан, это... Вы ведь сами раздвинули ноги... Почему стесняетесь?..

— ... Будто я могу не стесняться!..

— Тогда зачем?..

— Это... Просто... Хочу помочь в твоей работе...

— Это ради меня?..

— ... Да, — кивнула ему Саюки. И это не было ложью.

«... Сейитиро-сан».

... Писал родственник, потому испытывая лёгкий интерес, она прочитала его книги.

Но чем больше читала, тем сильнее влюблялась в главного героя произведения и начала ставить себя на место героини.

Вот так в комнате Саюки стали копиться книги мужчины, и она стала его фанаткой.

Возможно дело в этом. Персонажи были похожи на Сейитиро, и в ней зародились чувства к нему.

Потому Саюки и хотела помочь избавиться ему от кризиса, подавила в себе стыд и раздвинула ноги.

И теперь, думая о том, как он возбуждён, кончиками пальцев зажимала свой клитор.

— М!.. Ах... Эй, Сейитиро-сан... Тебе... Хорошо видно?.. Я хочу показать тебе... Все свои самые непристойные места...

Саюки возбуждённо двигала бёдрами, играла с клитором и оттягивала и возвращала назад свою крайнюю плоть.

Между руками и бёдрами оказались зажаты её огромные розовые холмы.

Распухший красный клитор развратно показывался и скрывался, и один только вид сводил с ума, Сейитиро сглотнул слюну.

Возможно Саюки услышала это, а может и нет, она смотрела на его взведённый член и понимала, как сильно он возбуждён.

— Сейитиро-сан... Твой член стал таким большим... Тебе не стыдно?

— ... А?

— Из него вытекают грязные выделения... Это ведь так развратно, — пошло говорила ему Саюки.

Всё так и было, мужчина покраснел и прикрылся, и сразу же его отчитала женщина:

— Нет, не прячь. Если позволяешь одной женщине предстать в таком виде... Какой ты после такого мужчина?

Даже будучи женой такого богатого человека, как Тайкан, она продолжала преподавать, и, услышав такие серьёзные слова, Сейитиро убрал руки.

— П-простите...

— Хи-хи, Сейитиро-сан, ты такой умница. Послушный мальчик...

— У...

«Я уже взрослый», — хотелось сказать ему.

Но его мать рано умерла, и в его жизни были уверенные в себе женщины, потому это уже вошло в привычку.

— М, хха... М...

Член тяжело дышавшего мужчины дрожал, и видевшая это Саюки спросила:

— Ты изнемогаешь?

— А?..

— Я спросила: ты изнемогаешь от того, что не можешь кончить? Где ответ?

— Э-это, ну... Да...

Она отчитывала его точно ребёнка, и Сейитиро честно ответил ей. «Вот как», — кивнула Саюки...

— Тогда позаботься о своём члене, — она велела Сейитиро удовлетворить себя.

— П-позаботиться?.. Самому?! Перед Саюки-сан?..

— Да. Просто ведь то, что я одна это делаю... Не честно, — выразила она своё желание. Правда на деле она не считала это несправедливым, но сказала так, чтобы мужчина сделал это.

Когда его буквально заставляли, мужчина смог лишь простонать, после чего взял член и принялся ублажать себя.

— Р-раз вы просите... Ладно, хорошо... Я тоже... Сделаю это... Хха, у-у...

— Ах... Потрясающе... Так решительно... Ах... Просто чудесно...

Глаза заблестели, она облизнулась и стала мастурбировать, глядя на него и играя со своей киской.

Из неё не прекращали вытекать густые выделения.

— Хха... Ах... Да, потрясающе... Как здорово!.. Ах!..

Саюки дрожала от наслаждения, а на теле выступили капельки пота, её каштановые волосы липли к подскакивающей огромной груди, делая зрелище ещё более развратным.

— Хха, у!.. Ах, щекотно!.. Хи, а-а-а-а!

Волосы касались соска, и от наслаждения её грудь вздрагивала, подпрыгивая.

Зрелище было слишком развратным, Сейитиро не мог терпеть и неистово ублажал себя.

— Ах... У... А-а-а!

Увлечённо он теребил член, и Саюки ещё сильнее увлекалась этим.

— М... Уф!.. Ах, я скоро кончу!.. Ах!..

Ласкать один клитор было мало, и женщина вставила пальцы во влагалища, они с хлюпающим звуком проникли внутрь.

— Ах, хха!.. Ах, внутри... И снаружи... Так хорошо!.. Я горю! Я кончу! Фуа, хха... А-а-а! — женщина выгнула спину, выставив грудь и промежность, а потом в экстазе пустила струю.

Но ей хотелось испытать ещё более сильное наслаждение, потому её пальцы не остановились.

— Ах!.. Хха, ах!.. Хха... Хха, да!.. Ах! Хха! А-а-а! — радостно крича, она двигала бёдрами и продолжала кончать. А из её киски всё ещё вырывались выделения.

Видя, как они залили огромную грудь и оставили лужу на полу...

— У... Уф!..

Мошонка Сейитиро точно сжалась, он стонал и уже подобрался к тому, чтобы кончить.

— Уф... Хха... У! Ух... А-а!..

Бёдра дрожали, а из уретры вырывалась белая жидкость.

Когда густая и горячая сперма вырвалась, на лице Саюки появилось блаженство, и она ещё стала работать пальцами, разносился громкий хлюпающий звук, пока она кончала.

— Ах... Кф! А, а! Горячая и густая сперма Сейитиро-сана льётся на меня... Хха, кончаю! Кончаю! У... А-а-а-а-а! — Саюки радостно кричала, и видевший, как её выделения долетают до самого зеркала, мужчина лишь сильнее стал ласкать свой член.

— У... Уф!.. — со стоном он выдавил всё до последней капли, залив розовую кожу Саюки белой спермой.

— Ух... М! Уф... Фу, фу-а-а!.. Ах!..

Огромная грудь раскачивалась, пока Саюки томно дышала, и Сейитиро в спешке отвёл взгляд.

... Если будет смотреть, у него снова встанет.

Видя, как Сейитиро быстро охладел, Саюки недовольно опустила брови, а потом стала наслаждаться ощущением и запахом спермы, покрывшей её тело, и прикрыла глаза.

«Сейитиро-сан... Я люблю тебя, люблю... Ах...»

***

Выйдя из ванной, они шли по коридору. Женщина обхватила его руку и положила голову на плечо. Видя её такой милой, он улыбнулся.

— Хи-хи...

— Ах... Что такое?

— ... Нет, ничего.

Видя, как он покачал головой, женщина сжала губы и сказала «странный ты, Сейитиро-сан».

Разговаривая, они шли по коридору, и вот за углом была комната мужчины. А дальше, впереди — Саюки. Они остановились и посмотрели друг на друга.

— ...

— ...

... Расставаться не хотелось.

Мачеху нельзя обнимать, думая так, он протянул руку к её талии...

— Молодой господин?.. — к нему обратилась Мива, принёсшая вечернюю выпивку.

— М-Мива-сан...

Он вздрогнул, будто ребёнок, которого застали за проказами. Всё же женщина застукала его с мачехой.

— ... М.

Было неловко, и он опустил взгляд, а Мива улыбнулась.

— ... Хи-хи, боже. Будете стоять тут, простудитесь. Госпожа, молодой господин...

— ... Да, точно.

— ... Да, верно.

Сейитиро кивнул, отвесил Саюки небольшой поклон и пошёл к себе с Мивой. А Саюки смотрела ему в спину, пока он не ушёл.

— ... Прошу, молодой господин, — Мива отдала ему выпивку, когда они добрались до комнаты.

Поблагодарив, он взял стакан и отпил, женщина похоже не собиралась уходить, и Сейитиро озадаченно склонил голову.

— ... Мива-сан, что такое?

— ...

Она не отвечала и лишь опустила взгляд. Однако...

— ... Мива-сан? — снова позвал он, а она вздрогнула и подняла голову. Влажные глаза призывно смотрели на него.

— Молодой господин... Это, прошу... Позволь позаботиться о тебе...

— А?!

— Прошу...

— ...

... Скорее всего она знала об его отношениях с Саюки. Потому и предложила вот так позаботиться о нём.

«Мива-сан...»

Он всегда ей восхищался и хотел, чтобы такое случилось.

Однако она была замужем. Делать подобного было нельзя, так что Сейитиро собрался покачать головой и отказаться.

Но она приоткрыла кимоно и обняла его.

— М... Молодой господин...

Обнимая, она прижималась к нему упругой грудью.

— ... М.

Он не смог сдержаться перед возможностью заглянуть в ложбинку между двумя огромными холмами, но всё же слегка попробовал попятиться...

— Нет!.. — крикнула Мива и поцеловала.

— М!.. Мива-сан?..

— Не двигайся... — прошептала она, пока женщина ласкала его кончиком своего языка, он изворачивался.

Но Мива так прижалась к нему, что было не сбежать.

— М... М-м...

— М... Уф, хха... Чмок, м-м...

Её язык проник в его рот и стал двигаться, а мужчине показалось, что ниже пояса его ударило током, и он дёрнулся.

— М, ах...

— ... Хи-хи.

Видя реакцию Сейитиро, она прикрыла глаза и поцеловала его более страстно. Язык скользил по зубам и ласкал его во рту.

Она принялась облизывать его язык своим, они переплетались, губы прижались, а сами языки точно пытались затянуть друг друга.

— М... М, чмок, чавк, лизь...

— Хха... Ах!..

От страстного поцелуя Мивы всё тело дрожало, а сам он стонал.

Видя, как он возбуждён, женщина погладила его по спине.

— Ах!.. М... Мива-сан... М... А-а!..

— Хха... М-м... Прошу... Получай удовольствие... Хха... М... Чмок, чмок... Хха!..

Её сочные плоды прижимались к его груди, я своей промежностью Мива тёрлась об него, ещё сильнее стимулируя желание.

— Хха!.. М, а-а-а!..

— Ах... Уф... Чмок... Чмок... Ах!..

... Он начал испытывать блаженство, пока со стонами целовался, грудь женщины прижималась к нему, а промежности тёрлись.

Своей техникой Мива могла делать с ним всё что угодно, а ему оставалось лишь сладостно стонать.

Но желание кончить становилось сильнее, и он замотал головой.

— Ах... Молодой господин уже на пределе?.. — улыбнувшись, спросила Мива.

— Это... Ну...

«Хочешь кончить»? — если спросит такое, то ответить он может лишь согласием. Вот только она замужняя женщина.

Он не мог ответить честно, насупился и молчал.

— ... Прости, молодой господин. Я заигралась, — извинилась Мива и опустилась на колени, она распахнула кимоно, из него выскочила грудь, и в ложбинке она зажала член мужчины.

— А?! Уф, хха!..

Когда член оказался зажат между её мягких холмов, он застонал и вздрогнул.

Слегка вспотевшая грудь женщины сияла, а зажатый член скользил.

И от этого желание кончить ещё усилилось.

— Ах... Ух!.. Хха... Нет... М... А-а-а!..

Из распухшего члена начала вытекать прозрачная жидкость.

Используя её как смазку, Мива принялась ласкать его член, двигая грудь вверх и вниз.

— Хха... М-м, член молодого господина... Такой твёрдый... Позволь зажать его... Моей грудью! Ах, какой он мощный!.. — облизывая языком, она возбуждённого говорила, разносились хлюпающие звуки, пока она во все стороны двигала грудью, доставляя мужчине наслаждение.

— Ах!.. К-кончаю!.. Хха, а-а-а!..

На него накатила волна наслаждение, мужчина выгнул спину, и из уретры брызнуло горячее семя.

— Афу... М, а-а-а!..

Не успев принять её в рот, Мива нахмурилась.

После чего высунула кончик языка и стала слизывать белую жидкость.

— М... Уф, хха... М-м... Горячая сперма молодого господина... Растекается... Хха, какая жалость...

Она продолжала сжимать член, точно выжимая из него всё до последней капли.

— Ах... А-а!.. Если продолжишь, он снова станет твёрдым...

Он только кончил, и член был очень чувствительным, потому после непродолжительных ласк снова разбух.

— Ах, хха!.. Член молодого господина... Снова стал таким большим... — она восхищённо вздохнула. Мива взяла член в руку и стала ублажать.

— Ах!.. А... А-а-а!.. — стонал он, а из уретры выходила сперма и выделения...

— Ах!.. Развратные выделения молодого господин... Как их много...

Она облизала его головку, а потом принялась сосать его чувствительную уретру.

— А... М?! Уф, а-а-а!..

— Ах... Фух... Ах... Как вкусно... Выделения молодого господина... Солоноватые и сочные... Хотела бы я всегда ими наслаждаться... Очень вкусно...

Радостно она сказала «хочу его пососать» и продолжила кончиком языка ласкать уретру. От такого наслаждения член задрожал.

— Ах, ах... Хха... Мива-сан... М, м-м-м!..

— Ах... Член молодого господина... Полон сил!.. Он такой мужественный... Как прекрасно... Хха... Но так... Его не облизать как следует...

Она пленительно улыбнулась, наслаждаясь, как под её языком дёргается член, но лизать было неудобно, и Мива нахмурилась.

Но она снова переключилась, и чтобы не позволять шевелиться зажала его между своими мягкими и горячими холмами.

— У... А-а-а!..

Видя, как Сейитиро задрожал и застонал, Мива довольно прикрыла глаза, взяла член и... Заглотила.

— Ух... М, м, м-м... Чавк... Хха...

— М?.. У-у!..

Внезапно головку окутала тёплая влага, и его накрыло блаженное онемение, после чего бёдра Сейитиро дёрнулись.

— Офу?! Уф, хха!..

Головка достала до горла, и Мива застонала. Горло обжигало изнутри, но она продолжала двигать головой.

— Уф, М-м... Хха... ХХа... Чмок... Чмок, чавк!..

— М, у-а-а!..

Языком она водила по головке и самому члену, и бёдра Сейитиро начали мелко дрожать.

Чувствуя это, Мива улыбнулась, подняла грудь и стала раскачивать.

— Молодой господин... Твой член... И головка... И ствол, весь член... Хха... Прошу... Позволь... Ах... Сделать ему приятно... М-м...

С хлюпающим звуком член вышел изо рта, и женщина продолжила кончиком влажного языка облизывать его уретру.

И при этом она неистово двигала своей большой грудью, сводя Сейитиро с ума.

Он снова захотел кончить.

— У... М?! А-а!..

Желание становилось сильнее, и из члена зуд, напоминающий разряд, пробирался к уретре.

— Хха!.. У, я снова кончаю!.. — он подался бёдрами вперёд и вставил член в рот Миве.

Пусть он и сделал это резко, женщина подумала «он так сильно хочет меня», и принялась сосать член, удовлетворяя мужчину.

— Ам... М, чмок, лизь... Хха!..

Язык ходил по головке, а влажная от выделений грудь тёрлась о сам член.

— Ах?! А-а-а-а!..

Сейитиро уже не мог вынести такое наслаждение, его член дрожал, а сперма вырвалась на свободу.

— Уф?! М, м-м-м... М-м-м!..

Кончая, он проник до самого горла, и сперма полилась у женщины из носа.

Было больно, но она счастливо улыбалась и глотала белую, густую жидкость.

— М... Уф! Глоть!.. Уф, глоть... Глоть... Хха!..

Для второго раза он кончил невероятно много, и Мива всё проглотила, и вот выпустила член изо рта...

— Ах... Незабываемо... Внутри меня так много молочка молодого господина... Я прямо стала местом хранения твоей спермы... Ах... Я так рада... Хха... — пока она говорила, тело от наслаждения мелко дрожало, а сама Мива тяжело дышала.

Видя блаженство на лице, он радовался сделанному, но в то же время, испытывая противоречивые чувства, отвернулся от неё...