Том 1    
Эпилог: Форма счастья


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
5 мес.
Прочел, перевод хороший, но сюжет колеблется возле нуля. Все-таки подобные произведения гораздо лучше заходят имея какой-то стержень повествования.
kaii-h
5 мес.
"Стержень" ( ͡° ͜ʖ ͡° ) "повествования".
valvik
6 мес.
Наверняка интересно
kaii-h
6 мес.
Не особо. Калька с игры похоже (по иллюстрациям из игры).

Эпилог: Форма счастья

Однажды вечером. Сейитиро вернулся домой, и в прихожей его встретил Кисуке.

— ... Юный хозяин, можно тебя?

— Кисуке-сан...

... Сейитиро был в отношениях с его женой Мивой. Мужчина испытывал вину за это, но лишь кивнул.

— Прости, что отвлёк.

— Нет... Ничего. Что ты хотел?

— Ну... Поговорить по поводу неё...

— ...

Это было ожидаемо, просто обратился он так, что Сейитиро не ожидал. Но Кисуке продолжал:

— Юный хозяин, я... Не могу ублажить Миву. Она замечательная женщина. Но я не могу, дело уже в возрасте...

С усмешкой Кисуке сказал: «Я не могу удовлетворить Миву».

Смущённо он почесал щёку, опустил голову, но вот поднял её...

— Потому я отступлюсь, юных хозяин, — в голосе ощущалось, что он может заплакать, на лице была печальная улыбка.

— Кисуке-сан... Дело... В том, что ты задолжал моему отцу?..

— Не скажу, что это не так. Но есть и причина поважнее.

— Причина поважнее?..

— ... Это ведь ребёнок юного хозяина? Сейчас она очень счастлива. Каждый день разговаривает с ребёнком...

— ...

— Вокруг такая тёплая атмосфера. И когда я вижу её такой, понимаю, что ты сделал её счастливой...

Он не сомневался, когда говорил это, и искренне улыбнулся.

— Кисуке-сан...

— Я оставляю Миву... На тебя. Береги её.

— Это...

— Что?

— ... Да нет.

Хотелось узнать, уверен ли он, но слова застряли в горле. Даже если бы мужчина сказал, что он не собирается сдаваться, Сейитиро не отступился бы от Мивы.

Так сильны были его чувства к ней.

«... Да. Он уже сдался и стоит принять решение Кисуке-сана. Лучше лишний раз не трогать, чтобы не причинить боль и Миве-сан...»

Поняв, о чём думает Сейитиро, Кисуке тепло улыбнулся...

— Я... Хотел бы понаблюдать за этим счастьем. Юный хозяин... Оставляю тебе Миву.

... Эти слова были полны чувств. Кисуке поклонился и ушёл.

— А... — тихо начал Сейитиро, но не стал его останавливать. Лишь наблюдал, как тот уходит.

Мужчина продолжал смотреть, пока фигура не пропала из виду...

***

С тех пор, как стали развиваться её отношения с Сейитиро и Мивой, Саюки ощущала себя полноценной, и теперь она вошла в комнату Тайкана, которую избегала.

Раньше она никак не могла этого сделать, но тут внезапно вошла внутрь.

— ... Дорогой.

Когда вошла, испытала ностальгию.

Обратившись к почившему мужу, она испытала лёгкую боль.

— ... Нет. Он любил свою предыдущую жену... А на меня толком не смотрел...

Она печально опустила брови. Всё же не стоило заходить. Женщина собралась выйти.

И когда уже собиралась развернуться... Её точно остановили. Из книжного шкафа выпала тетрадь.

«Подумаешь», — она не придала этому значения, взяла её, чтобы поставить на место, и тут заморгала.

На ней было написано «для Саюки».

— ... Для меня? — она озадаченно склонила голову и открыла тетрадь.

Там было... Написано про рождение Сейитиро, самого мужчину, его сына и любившую их, давно умершую жену.

Из-за чувств к предыдущей жене, он не мог полюбить её, и вот как всё у них было.

Стоило разойтись, но пусть не любил, он дорожил Саюки по-настоящему... И не хотел отпускать как любимую дочь.

Хотел, чтобы она всегда была рядом, и просто не давал ей обрести свободу.

Из-за этого он оставил ей много печальных воспоминаний, и потому было обидно.

Это была не любовь, но сильные чувства были, и читавшая Саюки не могла сдержать слёз.

— ... Дорогой!..

... Она добралась до самой последней страницы.

Там было написано: «Прости. Я любил тебя. Потому и хотел, чтобы ты была счастливее всех». Он от всего сердца желал Саюки счастья.

Она поверила в написанное и заплакала точно маленькая.

И её услышал Сейитиро. Он открыл дверь и вошёл в комнату.

— Саюки-сан! Что случилось?! Почему вы плачете?!

Он подошёл и принялся гладить её по спине, а Саюки обняла его и неуверенно протянула тетрадь.

— Сейитиро-сан, вот... Он оставил мне послание...

— ... Отец? Я могу прочитать?

— ... Да. Прочитай. Я бы хотела... Чтобы ты прочитал...

Кивнув, он посмотрел в тетрадь, и в его глазах тоже появились слёзы.

— ... Всё же отец думал о счастье Саюки-сан...

Отец дал согласие на их отношения. Хотя может это и простое самоубеждение. И всё же...

— То, что он так обо мне думал... Я рада этому...

Саюки счастливо улыбнулась. И разрушать эти улыбку не хотелось.

Это его желание, скорее всего отец желал такого же счастья для неё...

***

Несколько дней спустя. Мива, Саюки и Сейитиро легли спать. Однако мужчине не спалось и, решив подышать свежим воздухом, он вышел из комнаты.

В саду он смотрел на золотой месяц в тёмном небе и вспоминал, что было недавно.

В первую очередь... Кисуке.

«... Они ведь супруги. Он любит её и не хочет расставаться... Но в первую очередь думает о Миве-сан, потому и уходит. Вот такой Кисуке-сан...»

И ещё об отце.

«И отец тоже... Он любил Саюки-сан. И я начал ревновать, когда увидел её счастливую улыбку тогда».

Думая о двух любимых людях, он прикрыл глаза...

«Я был не нужен никому... Но Мива-сан и Саюки-сан полюбили меня и теперь поддерживают. Ах... Какой же я счастливчик...»

— Я им очень благодарен... — думая об этом, пробормотал он.

— Молодой господин?..

— ... Сейитиро-сан?

Он увидел Миву и Саюки. Они заметили, что Сейитиро пропал, и прошли проверить, где он.

— Простите, что заставил беспокоиться...

— Нет, что ты... Мы просто подумали, что что-то случилось...

— Тебя что-то тревожит? Можешь рассказать нам...

— Нет, ничего... Я просто счастлив. Разные чувства... Переполняли грудь, и я не мог заснуть... — он смущённо улыбнулся, а женщины вздохнули с облегчением и улыбнулись.

— Хи-хи, Сейитиро-сан... Не можешь заснуть прямо как ребёнок. Но... Я тебя понимаю. Я тоже перед сном была так счастлива, что никак не могла заснуть.

— А, вы тоже?.. Хи-хи, я рада, что думала о том же, о чём и два моих самых любимых человека...

Говоря, Саюки и Мива улыбались. Видя их такими, Сейитиро испытал счастье.

«Любимые люди так искренне улыбаются... Ах, вот уж и правда... Я так счастлив...»

Они вернулись в комнату. Была ночь, но, проснувшись, заснуть они не могли.

Особенно Сейитиро, которого переполняло счастье.

— М...

На горящей груди он сжал кулак. Видевшие это Мива и Саюки с беспокойством спросили, что случилось.

— ... Просто столько разных чувств, что не могу заснуть.

— Столько чувств?..

— ... Если подумать... Могу ли я быть таким счастливым... Меня ведь и правда переполняет счастье...

— Ах... — после его слов зазвучал радостных голос Саюки. Мива тоже прищурилась и улыбнулась. Они нежно обратились к нему...

— Сейитиро-сан. Я сейчас тоже очень счастлива. Я очень рада моим отношениям с тобой... И Мивой-сан.

— ... Я тоже. Рада тому, что испытываешь ко мне ты и госпожа... Я счастлива, действительно счастлива...

Пока говорила, из глаз Мивы потекли слёзы. А Саюки обняла её со спины и губами вытерла слезу.

— Мива-сан...

— М, м... Госпожа...

Мива обняла Саюки и прижалась к её щеке. А та ответила «какая ты милая» и поцеловала в губы.

— Хха... М... Чмок... Чмок, ах, хха...

— Ах... Фух, м... Ах, Фуа... А-а...

Её ласкали языком, а тело дрожало от того, что живот изнемогал, но Саюки не переставала её целовать.

— М... Чмок!.. Лизь, хха!..

Ах... М... Фуа, м... Ах!..

Ноги Мивы подгибались от наслаждения, её язык переплетался с языком Саюки, пока она позволяла себя раздевать.

— М... хха... Саюки-сан... Ах!..

Покрываясь гусиной кожей от наслаждения, Саюки раздела Миву. И вот они предстали перед Сейитиро совершенно голые.

— Ах... Грудь госпожи... Такая большая и мягкая... Я каждый день смотрю и ласкаю её... Но она мне совсем не надоедает... Скорее уж я люблю её лишь сильнее... Ах...

— Хха... Грудь Мивы-сан... Большая... Но такой прекрасной формы... Она просто замечательная... Хи-хи...

Смеясь, Саюки взяла в рот сосок Мивы.

— Хи?.. М... Ха-а-а-а!..

Её сосок ласкали, и женщина выгнула спину.

В её киске хлюпали выделения, а слышавший это Сейитиро сглотнул слюну.

Зная о его возбуждении, Саюки точно специально позволяла слышать, как киска хлюпает.

— Ух!.. М, хха... А-а-а!..

— Ух, у-у-у-у!..

Член начал дрожать.

Он выпирал из-под одежды, и не способный сдерживаться Сейитиро начал стонать.

— Ух... У... А-а!..

— Ах... Сейитиро-сан...

— Хха... Молодой господин...

Их голоса отражались в его барабанных перепонках.

А их промежности сводило, они хотели, чтобы их поскорее заполнили, и не могли справиться с этим желанием.

— Ах, я хочу член молодого господина!.. Прошу, вставь его в эту влажную и подёргивающуюся киску!.. Хха, я хочу член!

— Хха, я тоже... Хочу, чтобы член Сейитиро-сана вошёл в мою влажную киску! Вставь его!

Стоя на четвереньках, они повернулись к Сейитиро и раскачивали попками.

Подзывая его, они брызгали выделениями.

— ... Хха, у-у!..

Видя такую развратную сцену, мужчина ощущал, что его член уже сводит болью от возбуждения.

В первую очередь Сейитиро вставил в сочащуюся вагину Саюки.

— Кхи?!

Расстояние между ними сократилось, и женщина как безумная закричала.

— М, а-а-а-а! Член Сейитиро-сана лучший! Я кончаю лишь от того, что он вошёл в меня! Он сделал мне так приятно, что я кончаю! — радостно кричала Саюки, кончая.

— Фуа-а-а, ахи-и-и-и!.. А-а-а-а-а-а!

Её киска сжималась, и из неё вытекали любовные соки.

— Ах... В Саюки-сан... так туго!.. Ах, У-у!..

Закричав, он стал биться об бёдра Саюки.

От этого её большой живот раскачивался во все стороны.

— Хм... У-а-а, а-а-а-а!

Женщина испытывала тупую боль, отчего её красивые брови кривились. Однако наслаждение было куда сильнее.

— Афу!.. Ух, А!.. Ух... А-а-а-а-а!..

Дрожащая киска Саюки сжималась, а Сейитиро продолжал проникать в неё.

Его твёрдый и распухший член входил в её киску.

— Хха, ух... А-а!..

— Ух... Фу-у-у-у!.. М, хха!.. А-а, ах!.. У, а-а-а-а-а-а!

Из уретры хлынули выделения. Из киски потекли любовные соки, а из сосков молоко, пока она кончала, и влагалище наблюдавшей за этим Мивы изнемогало.

Понявший это Сейитиро вставил во влажную киску женщины пальцы.

— ... Кхи?! У-у-у!.. Фуа, у!.. А-а-а-а!

Испытав наслаждение, она выгнулась, а её влагалище открывалось и закрывалось, затягивая пальцы.

— Ах!..

Влажная киска обволакивала пальцы, и мужчине показалось, что даже они стали невероятно чувствительными.

Разглядевшая его чувства Мива лишь сильнее возбуждалась и влажной киской продолжала сжимать пальцы.

— Пальцы молодого господина делают мне так приятно!.. Проникай ещё глубже в меня! Я хочу... Чтобы ты достал до матки!

Раскачивая бёдрами, Мива получала наслаждение. Она удовлетворяла себя, используя пальцы Сейитиро, и достигла оргазма.

— Хха... Фух... А-а-а-а-а-а!

Она кричала, а из её киски вырывались любовные соки. Он двигал пальцами, доставляя блаженство анусу и уретре женщины.

Новые волны наслаждения заставляли Миву кричать, и из неё извергались соки.

— Хха... Хи-и-и-и-и! А-а-а-а-а!

И не только из киски, из уретры и сосков тоже выходили выделения. Высунув язык и раскачивая бёдрами, Мива кричала.

— Пальцы молодого господина... Довели меня до оргазма! Я пускаю струю! И молоко! И любовные соки! У, а-а-а-а-а!

С языка стекали слюни, пока на лице было блаженство.

— Ух... А-а... Мива-сан!..

Видя, как дрожит вагина женщины, Сейитиро вытащил член из Саюки и вставил его в Миву.

— Хи-гу! У-а!.. Ахи-и-и-и-и! А-а-а-а-а-а!

Когда он вставил член в продолжавшее кончать влагалище, женщина вздрогнула, и из уретры вырвалась новая струя.

— Ха-хи-и-и-и-и! Струя... Не останавливается... Из меня выйдут все соки! Хха... Хе-е-е-е-е-е!

Её тело дрожало, пока из неё брызгали выделения во время оргазма, и из сосков Мивы сочилось молоко.

— Н-не могу больше, ахи-и-и-и! Это слишком приятно... Я схожу с ума! Моя киска... И голова... Сходят с ума! А-а-а-а-а-а-а!

С высунутого языка капали слюни, попадая на чувствительные соски, что усиливало наслаждение Мивы.

Её киска стала ещё туже и крепче сжимала чувствительный член.

— Ах!.. А-а, кончаю!.. А-а-а-а-а!.. — застонал Сейитиро и стал извергать сперму.

Его уретра и матка точно поцеловались, и когда стала вливаться сперма, живот Мивы закачался, а сама она радостно закричала.

— Аха, да, потрясающе! Густая сперма у меня в животе... Она достанет до малыша! А-а-а-а-а-а!

— Ах, Мива-сан... У тебя такое чудесное выражение на лице!..

Её переполняла радость во время оргазма, и видевшая это Саюки тоже хотела, чтобы её заполнили горячей спермой.

Её груди и зад раскачивались в стороны точно колокола.

— Хха, Сейитиро-сан!.. Заполни и мою киску экстрактом из твоего молодого и полного сил члена! Заполни меня полностью! — развратно просила она, раскрыв киску и повернувшись к нему спиной.

Сейитиро кивнул переполненной желанием женщине, вытащил член из Мивы и теперь вставил его в Саюки.

— Ух!.. Хи... А-а-а-а-а-а!

В неё проникал твёрдый и толстый член, и женщина кричала от радости. С высунутого и раскачивающегося как у собаки языка капала слюна.

— Ахи-и-и-и-и-и!.. Сперма Сейитиро-сана лучшая!.. Выпусти её в мой животик! Я уже не могу, у меня внутри всё сводит!.. А-а-а-а-а!

— Ух... А-а-а... У-а-а, я больше!..

Её влагалище извивалась, стимулируя его чувствительный член, мужчина замотал головой и подался вперёд.

Из уретры вырвался остаток спермы, она стала точно косметикой, покрывшей розовую кожу женщин.

Из киски стонавшей женщины выливалась сперма, на лицах Мивы и Саюки был экстаз.

— Ах... Фух...

— Хха... Ах...

Они держались за животы, в которых были готовые скоро родиться дети, и тяжело дышали.

Обняв Сейитиро, они легли на большую кровать.

— Ах... Я счастлива...

— Хха... Я тоже...

Довольные, они прижались к мужчине.

Они не могли придать свои отношения огласке, но в искренности их чувств сомневаться не приходилось.

— Хи-хи... Сейитиро-сан...

— И-хи... Молодой господин.

Мива и Саюки поцеловали его в щёки.

А Сейитиро взял их левые руки и надел на безымянные пальцы серебряные кольца.

— А...

— ... А?

Удивлённые они широко открыли глаза. А мужчина посмотрел на них и смущённо почесал щёку.

— Это... Они дешёвые... Но доказывают мою искренность к вам...

Не золотые, обычные серебряные безделушки, но он купил их на деньги, полученные за рукопись, и теперь смущённо рассказывал об этом.

— Сейитиро-сан...

— Молодой господин...

Это были простые кольца без камней. Но они доказывали искренность чувств Сейитиро, женщины счастливо поцеловали свои кольца, и из их глаз потекли слёзы.

— А... Э?.. Это, простите!.. Я заставил вас плакать!..

Видя их слёзы, он заволновался и приуныл, но не перестававшие плакать женщины заговорили.

— ... Это слёзы радости. Не обращай внимания...

— ... Если это слёзы радости, то не страшно.

Вытирая слёзы, они прижались к щекам Сейитиро.

Две плаксы казались такими милыми, что мужчина крепко обнял их.

— ... Я всем сердцем люблю вас. И не представляю жизнь без вас... — проговорил он и нежно поцеловал в губы...