Том 1    
История героини Стеллы: страдания избранной спасительницы


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
3 д.
Начал читать, перевод как всегда шикарный. Спасибо. Примерно половину прочел, и как мне кажется все герои этой книги частенько забывают о спасении мира

История героини Стеллы: страдания избранной спасительницы

— Героиня, которая спасёт мир? Спасительница, что избавит всех от повелителя демонов?

Монстры, естественные враги человечества, убивающие мужчин и насилующие женщин.

Бог благословил героиню, способную убить повелителя демонов, что уже который век повелевал монстрами, спасительница мира был избрана.

И звали её Стелла. Она была самой обычной городской девчонкой.

В ней не было ничего особенного. Не очень сообразительная и без особых физических данных. И конечно же магией она не владела.

— Верно, Стелла. Ты спасительница этого мира, героиня. Человек, который спасёт этот мир. Ты надежда рода человеческого, — говорил первосвященник. Спокойный и добро улыбающийся человек. В его глазах была серьёзная мольба о помощи...

— Я героиня? Фигня какая-то.

Она общалась только с мальчишками-сверстниками, так что и говорила как пацанка. Стелла была невинным ребёнком. И всё же не могла поверить в такое.

— Нет, тебя избрали. Это судьба.

Первосвященник взял руку Стеллы.

Другие священники одобрительно поддерживали его.

Они смотрели на Стеллу со слезами на глазах: «Героиня», «Спасительница мира», «Спасите нас... Весь этот мир».

Правда смысла она не понимала.

Она думала, на самом ли это деле? Но сколько бы она ни моргала, люди никуда не пропадали.

«Спасительница мира?.. Я спасу этот мир? Своими руками?»

Она взглянула на собственные руки.

Ручки маленькие. Такие легко сломаются... Нет, не только руки, сама она была невысокой. Меньше взрослых почти вдвое. О чём её вообще просить?

И всё же священники смотрели на неё с надеждой. Лишь Стелла может всех спасти... Об этом они молили.

Серьёзные глаза. Они выражали волю.

«Они верят в меня. Все верят в меня...»

Она посмотрела на всех этих людей.

«Я... Я...»

Стелла была ещё юна и не могла выжить самостоятельно. Цеплялась за мать, чуть что, начинала плакать. Друзья прозвали её Стелла-плакса.

И всё же...

«Хоту ответить на их веру...»

Она была ребёнком, вот отсюда и мысли.

Она крепко сжала кулаки.

А потом посмотрела на первосвященника:

— Господин первосвященник... Я буду стараться. Ради всех, ради всего мира... Буду стараться. Обязательно... Обязательно всех спасу! Я одолею повелителя демонов!

Она высказала свои мысли.

И вот Стелла стала героиней, спасительницей этого мира.

***

«... Опять сон о былом».

Утро, через окно пробивался свет, Стелла проснулась.

Протерев сонные глаза, она взглянула на свои руки.

«Сколько лет прошло с тех пор, как меня избрали спасительницей мира?»

С тех пор она подросла. Хотя руки были такими же маленькими. Не тот она человек, на которого стоит полагаться.

«Я обещала стараться. Но на сколько у меня хватит сил? Смогу ли я стать настоящей спасительницей мира?»

Каждый день она тренировалась с мечом. Она отрабатывала удары на монстрах за пределом города, но выходило неважно. Магией она всё ещё не владела, но она проходила через специальную подготовку.

Девушка занималась с рыцарями, магами и священниками, ей некогда было веселиться со сверстниками, как избранная героиня, она тренировалась каждый день.

И всё же она совсем не верила в себя. Сможет ли она стать сильнее? Сможет ли она отправиться в путешествие?

«Отправлюсь в свой следующий день рождения... Ещё полгода... Я ведь... Справлюсь?»

Она переживала о том, не убьют ли её сразу же, как она покинет город. Стоило лишь подумать, как её бросало в дрожь. Она хотела сбежать.

«М, ну же, хватит! Хватит глупости придумывать!»

Но всё это быстро развеялось.

Покачав головой, она отбросила слабость в своём сердце, поднялась с кровати и открыла шкаф. К внутренней стороне двери было прикреплено зеркало.

Она посмотрела на себя.

Девушка с короткими волосами и большими глазами, очень похожая на парня...

Она смотрела прямо на себя.

— Всё будет хорошо. Я спасительница мира. Я обязательно одолею повелителя демонов и спасу мир.

Так она поддерживала себя.

— ... И всё-таки...

Она задумалась.

— Моя грудь... Стала больше.

Она прикоснулась руками к своей груди, скрытой пижамой. Она была мягкой, как зефир на ощупь.

Она не умещалась в ладони. Её грудь была куда больше, чем у сверстниц.

— Она только мешается.

Девушка должна была победить повелителя демонов и монстров. И ради этого надо было орудовать мечом. И всё же грудь очень мешала.

— И зачем она мне?

Стелла вздохнула.

— Стелла!

Снаружи раздался голос.

— Чем занята? Время утренних занятий!

Голос мамы.

— А, ага. Хорошо, — громко ответила она маме. — А... Какие занятия, тренировки, тренировки! Не путай! — пожаловалась она, снимая пижаму и надевая одежду для тренировок. — Не удивительно, что волнуется! Я ведь только проигрываю. Но я и сегодня буду весь день стараться! — воодушевившись, Стелла покинула комнату.

Мужчина появился перед Стеллой несколько дней спустя.

Тогда она тренировалась в обычном месте, в горах за городом.

— ... Ты Стелла? — бесцеремонно спросил мужчина, которому уже было около шестидесяти.

— Ага... В смысле нет. Я-то Стелла... А ты кто? — напряжённая спросила она.

— Я? Я Лазвел.

— Лазвел?

Старик представился, и она вопросительно склонила голову.

Девушка встречалась с ним впервые. Но имя она его где-то точно слышала...

— Люди называют меня великим мудрецом, — развеивая вопросы, дополнил старик.

— Великий мудрец? Великий мудрец... А... Неужели... Тот самый великий мудрец, господин Лазвел?

Теперь она вспомнила.

Имя великого мудреца Лазвела было широко известно. В этой стране, нет, да люди со всего континента знали его.

Он был чем-то вроде легенды.

Когда страна в опасности, появляется великий мудрец Лазвел. Он дарует особые силы нынешнему герою, чтобы одолеть монстров. И с их помощью герой побеждает чудовищ. Страна будет спасена.

Когда страну охватывают болезни, он даёт советы герою, какое лекарство спасёт всех. Благодаря ему герой создаёт лекарство и спасает страну.

Когда страну поражает засуха, он рассказывает герою, где сокровище, вызывающее дождь, и тогда часть посевов удаётся спасти.

В разных историях мелькает эта фигура.

— ... Я тот самый Лазвел.

Его борода была до самого живота, «Хо-хо-хо», — рассмеялся мудрец.

Она понимала, что это грубо. Но всё же решила переспросить.

Слова старика были преисполнены чувством достоинства. Но на деле он выглядел самым обычным стариком...

— Сомневаешься? — он смотрел прямо на неё.

— Ну... Это...

Она чувствовала себя виноватой, так что отвела глаза.

— Простите, — извинилась она.

— Тебе незачем извиняться.

Старик, назвавшийся Лазвелом, мягко улыбнувшись, посмотрел на неё.

— Стелла... Я ведь для тебя просто персонаж из сказок? Потому-то ты и сомневаешься. Было бы странно, если бы я пытался заставить тебя поверить.

— С... Спасибо... Большое, — она немного успокоилась.

Старик мягко улыбался и с нежностью смотрел на неё, когда повторил: «И всё же, я на самом деле Лазвел».

— И конечно... Я докажу это, — не забыл он добавить.

— Докажите?

— Да... Смотри.

Она пыталась понять, что делал старик, когда поднял свою жилистую руку вверх. Откуда не возьмись, появилась волшебная палочка. Он её магией создал?

Старик взмахнул ей и звонко проговорил: «Цветы... Зацветите!»

Из палочки вырвался ослепительный свет и залил всё вокруг.

— Ува! Как ярко!

От ослепительного света ей пришлось зажмуриться.

Но это продлилось лишь миг. Через зажмуренные глаза она поняла, что свет угас. И всё же она открыла глаза с опаской.

— А?

Девушка была в замешательстве.

Она широко открыла глаза, а челюсть её почти отвисла.

Настолько её удивила открывшаяся перед ней картина.

Сейчас была зима. На улице было очень зябко. С деревьев опадала листва.

Будто она сейчас спит...

Вся гора была в зелени. Появлялись новые зелёные листья и расцветали цветы. Словно настала весна...

— Вот это да... Я о таком... Даже не слышала... — случайно обронила она.

В мире существовала магия. Это факт. Можно было залечить раны и в мгновение ока перебраться из города в город. С лёгкостью разнести целую скалу...

Сила, превосходящая человеческую многократно. Нечто подобное иначе как чудом было сложно назвать.

И всё же она была ограничена. Магия не была всемогущей. Она позволяла разрушать, исцелять, перемещаться, но не обращать зиму в весну. Такое было возможно лишь в сказках...

— И правда... Великий мудрец? — она снова взглянула на старика.

— Вижу, теперь поверила. Хо-хо-хо, — старик довольно рассмеялся, видя её реакцию.

— Это... Я... Перед великим мудрецом...

Она считала себя виноватой в том, что вела себя непочтительно.

— Не переживай, — Лазвел был снисходителен. Он простил Стеллу.

С этим они разобрались, но девушку поглотили иные сомнения.

— Спасибо... То есть... Премного благодарна! Но всё же... Что великому мудрецу делать здесь?

Стелла жила в самом обычном не большом, но и не маленьком городишке. Ничего здесь особо не менялось. Не самое подходящее место для появления такой легенды, как великий мудрец...

— Конечно же... Стелла, я пришёл увидеться с тобой.

— Со мной? — она бессмысленно уставилась на него.

— Верно. Я мудрец. И моя обязанность — даровать герою силу.

Даровать герою силу. Стелла и правда слышала истории, где старик давал советы и помогал обрести силу.

— ... Силу мне?

Это сделает мудрец для неё, прямо как в историях?

В такое сложно поверить.

— Ах, точно. С этого дня я буду тебя тренировать. К моменту твоей отправки я превращу тебя в прекрасную героиню. Хо-хо-хо.

Но похоже Лазвел говорил серьёзно.

Хотя принять такое сложно, девушка ошарашенно смотрела на него.

— Что... Неужели меня недостаточно? — мудрец вопросительно склонил голову.

— А? А... Ч... Что вы, конечно нет! — быстро заговорила она. — Ну... Я рада. То, что меня будет тренировать такой человек... Я этого недостойна. Так что... Это... Полагаюсь на вас! — Стелла согласно заговорила и низко поклонилась.

— Хм, хм, можешь положиться на меня.

Так Стелла стала ученицей великого мудреца.

***

Следующие несколько дней Лазвел обучал Стеллу.

Хотя ничего особенного это из себя не представляло. Обычные тренировки с мечом, обычное обучение магией. Ничем это не отличалось от тех моментов, когда её тренировали воины, маги и священники.

Почему же?

«Вот это да... Я куда лучше запоминаю изученное. Я прямо чувствую, что мои движения становятся лучше».

Она чувствовала, что познавала всё быстрее, чем раньше.

«Так я о поражении совсем забуду. Как герой... Как спасительница мира я и правда смогу спасти всех».

Она была преисполнена уверенности.

Девушка была очень рада встрече с великим мудрецом.

— Это правда потрясающе, господин Лазвел!

За ужином она тоже много рассказывала о мудреце.

Принимая пищу, она говорила о нём с матерью и отцом. С лица не сходила улыбка...

— Хи-хи, как чудесно, Стелла.

— Я тоже рад, что ты становишься сильнее.

Такие слова было действительно приятно слышать.

— Ну же! Хватит льстить! — вмешался в их разговор великий мудрец.

— Никакая это не лесть... Это правда.

— Хм... Но всё же.

— Неужели... Господин Лазвел смутился? — Стелла улыбалась, видя реакцию старика.

— Ч... Что ты говоришь, Стелла? Неужели... Обидеть меня хочешь?

Лицо Лазвела стало красным.

— А, покраснел! Господин Лазвел... смутился!

— Ну-ка, Стелла!

— А-ха-ха... Совсем красный! — Стелла ехидно улыбалась.

— Ну-ка, Стелла, хватит издеваться над господином великом мудрецом.

Осторожно, но родители девушки тоже улыбались.

Нет, не только они, Лазвел и сам улыбался.

Это было такое счастливое время.

Поздним вечером Лазвел вошёл в комнату Стеллы.

— Можно, Стелла?

С их встречи Лазвел жил дома у девушки. Пусть и было поздно, не так уж и странно, что он заходил.

— Господин Лазвел? Что-то случилось в такой час?

Потирая глаза, девушка не могла понять, почему к ней пришёл учитель.

— Прости, что так поздно. Но я должен кое-чему тебя обучить. Удели мне немного времени, — говорил великий мудрец, глядя на её тело.

Не так, как обычно. Взгляд его был каким-то липким.

«Что же случилось?»

Она чувствовала что-то странное.

«Может я что-то странное сделала? Может дело в моём теле?»

Озадаченная, она принялась осматривать себя так, чтобы не заметил учитель.

Вроде ничего особенного. На ней была футболка и шорты, в которых она спала. Может они грязные или ещё что?

— Это... Со мной... Что-то не так? — она вопросительно склонила голову.

— Хм? Нет... Ничего такого, — сказал мудрец.

Но взгляд его был направлен на её тело.

Грудь выпирала из-под футболки, лифчик на ночь она не надевала, так что сосочки проглядывались из-за того, что футболка была маловата, учитель смотрел на её потаённое место, скрытое белыми шортами.

— Это... А чего вы так на меня смотрите?

Она и правда не понимала.

В ответ мудрец сказал: «Понятно», будто соглашаясь с чем-то.

— ?..

Она вообще не поняла, что он такое понял.

— Ах. Прости. Ты ведь ничего не понимаешь.

— Ничего не понимаю? Это что?

Смысл был далёк от неё.

— ... Не разбираешься в отношениях мужчины и женщины. Ты не воспринимаешь себя как женщину.

Она ничего не понимала и потому заговорила:

— Мужчины и женщины? Я... Это понимаю. Я знаю, что я женщина.

Девушка понимала, что она женщина, а Лазвел — мужчина.

— Нет, не понимаешь, — он покачал головой. — Ну ты ещё молода и живёшь для того, чтобы спасти этот мир. Тебе некогда отрываться от учёбы...

Сказав это, он вздохнул:

— Я обучу тебя. Что значит женщина... И что значит мужчина. Хо-хо-хо... Это тоже важная часть обучения, — так он сказал.

— Мужчина и женщина... Тоже обучение?

Она пыталась понять, о чём говорил Лазвел.

Он сказал что обучит. И раз это важная часть тренировки, значит она не могла отказаться.

— Не очень понимаю... Но, это... Полагаюсь на вас.

Она поклонилась, позволяя Лазвелу войти.

— Хорошая девочка.

Пройдя внутрь, он нежно погладил её по голове.

— Э-хе-хе.

Ей было немного приятно. Девушка была рада, что её похвалили. И потому она улыбалась.

Хотя это было ни к чему. Раз её ожидает тренировка, надо быть серьёзной.

— Так что, господин Лазвел... Что мне надо делать? Расскажете? — Вытянувшись спросила она.

— Отличный настрой. Для начала позволь проверить твою грудь.

— Грудь? Проверить грудь?

— Верно... Подойди-ка.

Ничего не понимая, она кивнула.

— ... Ага. Хорошо... В смысле, я вас поняла.

Повинуясь, она подошла к Лазвелу.

— Вот так. А теперь задери одежду и покажи грудь.

— Грудь... Это... Вот так?

Она задрала футболку, обнажив грудь.

Её прекрасная, возвышающаяся грудь явила себя. На белой коже выделялись притягательные розовые сосочки.

— Превосходная грудь, — учитель смотрел на её грудь.

— Это... Я что-то должна понять?

Он практически уже облизывался. Хотя девушку это не волновало, она просто ничего не понимала. Стелла не знала, что значит испытывать смущение, когда кто-то смотрит на твоё обнажённое тело.

— Скоро поймёшь. Ну... Начинаю.

Ответив на вопрос, учитель без стеснения протянул руку и прикоснулся к её груди.

— М.

Его пальцы погрузились в её грудь. Пятерня старика обхватила её. Она ощущала тепло человеческого тела и прикосновения шероховатой старческой кожи. Впервые к её груди прикасался кто-то кроме неё самой. Испытывая нечто невероятное, её тело начало дрожать.

— Господин Лазвел... Что это?

От неожиданности она совсем потерялась.

— Твоя грудь больше, чем я думал.

Ответ учителя на её вопрос был довольно необычен.

— ... Всё-таки большая?

Он указал на то, что её очень волновало.

— Ну да... Она только... Мешается.

Должно быть учитель хотел сказать, что герою ни к чему такая грудь.

— Мешается? А ну не смей на себя наговаривать.

Но похоже она ошиблась. Он злился.

— Наговаривать?

— Верно. Грудь для женщины очень важна. Так что не говори, что она бесполезна.

— Важна?

Она об этом даже не думала...

— Слушай. Грудь — это сама жизнь. Без груди не получится накормить ребёнка молоком. Она нужна чтобы взрастить новую жизнь. Так что не смей говорить, что она бесполезна.

Ведь и правда, она была нужна, чтобы взрастить новую жизнь. Хотя если подумать о её важности, то Стелле она была ни к чему.

— Это... Я понимаю, что пытается сказать господин Лазвел. Но всё-таки мне она ни к чему. Я ведь... Не буду рожать.

Она спасительница мира. На свой следующий день рождения ради страны, ради людей она должна будет отправиться в путь. Она должна сражаться, чтобы победить повелителя демонов. Она не сможет жить простой жизнью и заводить детишек. Так что грудь ей всё-таки мешала.

— Детей рожать не собираешься, потому и грудь не нужна... Да? Понимаю, весомый аргумент. Но грудь нужна не только для того, чтобы кормить детей.

— Не только чтобы кормить детей? Она ещё для чего-то нужна?

— Конечно, — ответив, Лазвел начал играть пальцами, лаская её грудь.

— Ах... Хи...

Пальцы утопали в плоти Стеллы. Через её тело словно пропустили электрический разряд. Сотрясение, к которому невозможно привыкнуть. В ответ девушка застонала, под ласками тело начало дрожать.

— Э...Это... Господин Лазвел?

Она совсем не понимала, что делает её наставник, потому ещё раз спросила.

Но Лазвел не ответил. Несмотря на вопрос, он молчал, лишь сжимая её грудь в своих пальцах. И одной он не ограничился. Он взялся сразу за обе и начал их сжимать. Тело Стеллы будто стало чем-то обособленным от неё самой...

— М-м... Что... Не... Не надо. Что это... Щекотно.

Рефлекторно Стелла извернулась, пытаясь освободиться от наставника.

— Нет. Не двигайся. Это тоже надо выучить. Будем продолжать, пока я не скажу, что достаточно.

— Выучить... Что? — она в который раз спросила.

Лазвел ничего не прояснил.

Не обращая внимания на вопрос, он сосредоточил внимание на груди, продолжая ласкать её пальцами. Но обычными ласками всё не ограничилось. Он водил пальцами по груди, вырисовывал круги на ареоле сосков. Ласкал сами соски. И тянул их. Вначале он просто трогал. Но теперь этого было мало. В итоге учитель стал сильно сжимать сосочки.

Он вдавливал их, словно нажимая на кнопки. И вкручивал внутрь.

— Господин Лазвел... Если вы и дальше... М... М-м...

Всё тело Стеллы сковало дрожью. Чем-то это напоминало щекотку. Но не только. Кончики её грудей были в экстазе.

«Всё прямо... Горит. Он всего лишь играет с моей грудью, а горит всё тело. Что это? Я и не знала... Что так может быть...»

Она не понимала, что происходило с её телом. Ей было немного страшно, плечи дрожали, а колени подёргивались. А ещё всю её покрыл пот.

— Я ведь всего ничего тебя ласкаю... Какая же ты чувствительная, Стелла. Уже получаешь удовольствие. У человека, благословлённого богом, чувства обострены куда сильнее. Но ты даже слишком чувствительна... Я ждал встречи с героиней... И не напрасно. Твоё тело ещё соблазнительнее, чем я представлял.

Видя реакцию Стеллы, мудрец улыбался.

— Господин Лазвел? Что вы говорите?

— Не переживай. Вот... Чувствуешь?

Она не ответила, а переспросила:

— Чувствую? Это... М-м... Вы о чём?

Не понимая смысла вопроса, она вопросительно склонила голову.

— Приятно ведь? Когда я ласкаю твою грудь... Тебе нравится?

— Я... Даже... Не знаю.

И это не было ложью. Она и правда не понимала.

Было это приятно или же щекотно? Эти чувства были столь чужды ей, что она не понимала.

— Ясно... Значит, не понимаешь? Ну, это ведь твой первый раз. Но я и без ответа всё вижу. Тебе нравится. В качестве доказательства... Взгляни на свои соски, — священник отпустил её соски.

— А... Что это? А?.. Не может быть...

Такого она ещё не видела, её соски были твёрдыми и дрожали.

Её сосочки распухли и больше походили на спелые вишенки, впервые увидев такое, она удивилась.

— Мои соски... Почему они такие большие? Что происходит?

— Ничего особенного. Когда тебе хорошо, они становятся больше. Это естественная реакция.

— Но ведь... Я... Вы же просто трогали мою грудь... Мне от этого стало приятно.

Такое и правда могло произойти?

— Здесь ничего странного. Когда грудь женщины ласкают, она получает удовольствие. Это нормально. Видишь... Поэтому-то грудь и важна. Она очень нужна для того, чтобы получать удовольствие... Хо-хо-хо.

Говоря это, мудрец сжимал её соски. Сосочки были зажаты между его указательными и большими пальцами.

— Мхи!

И этим всё не ограничивалось. Что же это было? Словно через тело Стеллы проходил мощный разряд. Удар, похожий на электрический, заставил всё её тело онеметь.

— Н... Нет... Мне... Страшно. Господин Лазвел... Прошу... Хва...

Её пугала реакция собственного тела. Она просила наставника прекратить.

— Нет. Надо чтобы твоё тело запомнило это чувство. Эти ощущения важны для женщины.

Но её просьба услышана не былаап. Мудрец продолжал ласкать её тело, и соски превратились в настоящую эрогенную зону.

Он не просто трогал соски. Он изо всех сил массировал их. Выкручивал их своими пальцами. И сосками он не ограничивался, он сжимал и сами её груди, будто бы снова о них вспомнив.

В его руках форма груди менялась. Словно бы Лазвел пытался придать ей свою любимую форму.

— М-м... Афу... Ах... Не... А-а-а... — в ответ на ласки девушка начала стонать.

Она ещё никогда не слышала, чтобы стонала столь сладостно. Ей самой не верилось, что эти стоны выходят из её рта.

— Не... Нет... М... Мфу... М-м-м...

Она поняла, что всё становится лишь хуже. Стелла закрыла рот, и что есть сил старалась сдержать свой голос.

— Нельзя терпеть. Надо просто принимать это. Это очень важно.

— Принять... Но... Почему?

Почему это важно? Она не могла понять.

— Никаких «но»... Ну-ка, вот... Как тебе?

Но ответ был бессмысленным.

Стоило ей увидеть, как лицо наставника приблизилось, хоть она и так уже едва терпела ласки, когда её грудь сжимали руками, старик принялся лизать соски языком.

— Ах! Хи-ку!

Его длинный будто змеиный язык, облизывал соски. Он не просто лизал. Жар его языка оказал более сильное влияние на её тело, чем пальцы старика. Девушка испытывала сексуальное возбуждение. Её голос уже можно было услышать за пределами комнаты.

Видя реакцию Стеллы, он продолжал работать языком. Девушка испускала сладостные стоны, пока её соски ласкали. Но и тут он не остановился. Он облизывал ареолы, а иногда присасывался к груди губами, старик причмокивал, наслаждаясь её плотью.

— М-м... Нет... Не... А-а... Не могу... Сдержать стоны... Я... М-м... Так странно... Стону... А-а... Ха-хиа-а!

Вся грудь была в слюне. Испытывая невероятное удовольствие, Стелла билась в экстазе.

Видя такую реакцию героини, мудрец стал сосать грудь как младенец. И он не просто взял её грудь в рот. Он кусал и чавкал.

— Нет! Вы... Сосёте... Так сосёте грудь... Я... Ах... М-м... Фу-хи!

Пока старик продолжал своё дело, Стелла сотрясалась, как сломанная игрушка.

— Фух... Отличная реакция.

После всего этого, мудрец наконец оторвался от её груди.

— Хха... Хха... Хха...

Она тяжело дышала, как после длительного забега, плечи поднимались и опускались. Щёки её были красными, в глазах были слёзы.

— Как тебе, Стелла? Что испытала, когда я ласкал твою грудь?

Он подобрался языком к её уху и спросил.

— Что?.. Не знаю... Вы ничего не объяснили, — она заговорила о том, что испытала. — Но... Было так... горячо. Тело... Пульсирует.

— Вот как, пульсирует... Грудь? — он задал ей вопрос.

Стелла кивнула.

— Понятно. Честная девочка. Спрошу ещё кое-что. Только грудь пульсирует? — он задал ещё вопрос.

— Ну... Это... Не только... Грудь... — она почему-то совсем обессилела и теперь едва могла говорить. Но честно ответила на вопрос.

— Не только грудь... Так где же ещё? Где ещё всё пульсирует?

— Это... Там... — бормоча, она посмотрела на свою промежность. — В... В промежности... В промежности пульсирует... Там всё... Горит.

У неё между ног всё горело. Её всю просто лихорадило...

И было не просто горячо. Хотелось прикоснуться к себе. Хотелось, чтобы туда проникло что-то большое и горячее. Она испытывала чувство, полное разочарования. Она вытянулась вперёд. Раздвинув ноги, девушка выставила попку. Такая жалкая поза. Но она ничего не могла сделать.

— Вы трогали только грудь... Так почему? Я... Странная? Я схожу с ума?

Незнакомые ощущения пугали её.

— Не переживай, Стелла. Ты не странная. Это нормальная реакция. Для женщины.

— Для женщины?

— Да... Ну же, потрогай там.

— Потрогать? Там? — разгорячённо говорила она, её руки направились к промежности, кончики пальцев проникли в шортики. И тут она почувствовало влагу.

— А... Что это? Там мокро? У меня там всё... По трусикам растеклось... А? П-почему?

Она ничего не понимала.

— Описалась? Я что... Описалась?

Не понять почему у неё там был настоящий ужас.

— Нет. Ты не описалась. Это... Выделения.

— Выделения?

— Да... Эти выделения выходят у женщин, когда им хорошо. Это значит, что тебе понравилось.

Говоря это, Лазвел протянул руку к промежности девушки. Будто это что-то естественное, он погрузил пальцы в её влажную промежность. Но он не просто прикоснулся, а буквально вонзился.

— Хиа!

Её пронзил мощный импульс, как когда ласкали её грудь. На миг перед глазами всё стало белым. Стелла застонала как никогда, и неспособная держаться сама, отдалась в руки Лазвела.

— Что это... Сейчас... А-а... Просто... Потрясающе...

— Вот как, хо-хо-хо... Там... Твоя киска, она куда чувствительнее твоей груди. Для женщины там самое важное её место, — говоря это, он не прекращал работать пальцами. Её потайное местечко в трусиках стимулировали так, что она едва могла говорить:

— Вы двигаетесь... Кхи! А-а-а... Не может быть! Это... Ещё... М-м! Ещё лучше... Чем раньше! Что это... А-а-а! Мой голос... Пхи!

С каждым движением пальцев она лишь сильнее возбуждалась. Вместе с хлюпающими звуками по комнате разносились стоны.

— Вот что значит героиня. Такая чувствительная уже в первый раз... Самое весёлое ещё впереди. Вот, ещё, ощути ещё.

Довольный реакцией Стеллы, мудрец погружал пальцы в её шорты. Он ласкал непосредственно её потайное местечко. Он трогал клитор, который начал разбухать от возбуждения. Он был ещё более чувствительным, чем соски.

— Мхи!

Её бёдра извивались, выражение на лице было развратным, во все стороны брызгали выделения из её промежности.

— Что... Это? Господин Лазвел... Сейчас... Там... Где вы меня трогаете... Это так... Здорово! Так приятно мне никогда не было! Что... Это?.. ЧТО?!

— ... Это клитор. Вроде члена, только у женщин. Приятно ведь?

Он ласкал пальцами её клитор.

— Дха-а! П-прият... А-а! Да! Этот... Женский член лучший! Просто... Потрясающе... Что-то выходит! Господин Лазвел... Что-то... Я... Не понимаю! Ничего не понимаю!

От стараний старика Стелла утопала в удовольствии. Незнакомые чувства вырывались из неё наружу.

— Хо-хо, я тебя всего ничего ласкаю, а ты уже готова кончить...

— Кончить? Что значит «кончить»? Что... Это?!

— То, что ты испытываешь сейчас. Понимаешь? — не останавливаясь, спросил он.

— Кончаю... Ах... Это... А-а! Понимаю... Я... Понимаю!

В ответ Стелла начала без конца трясти головой.

Испытываемые ей ощущения иными словами она просто не могла описать...

— Господин Лазвел... Я... Больше не могу! Я... Кончаю! Кончаю! Я... Хи-и! Кончаю!

Раздвинутые ноги девушки дрожали, опёршись верхней частью тела на Лазвела, Стелла достигла оргазма. Она просто не могла сдержать это чувство.

— Ничего. Ну же... Кончай! Если хочешь кончить, кончи. Ну же, давай! Не сдерживайся! Покажи мне это, Стелла! Как ты выглядишь во время оргазма!

— Да! Покажу! Мой член... Я кончу, пока ласкают мой женский член... М-м-м! Покажу господину Лазвелу! А-а-а... Кончаю! Кончаю, кончаю, кончаю! Я больше! Больше!

Её возбуждение достигло пика. Перед глазами всё замелькало. Соки потекли из неё так, будто Стелла описалась, выделения стекали по бёдрам.

Она развратно открыла рот. Глаза были широко открыты. Изо рта вытекала слюна, язык непристойно свисал, Стелла испытала оргазм.

— Контяю. Я... М-м... Контяю-у-у!

Всё её тело испытывало наслаждение. Накрытая этим чувством, Стелла лишь развратно постанывала: «Ах, ах, ах».

***

— Сегодня ночью мы тоже будем тренироваться.

На следующий день наставник вновь пришёл в её комнату.

«Мы опять сделаем это... Прямо как вчера...»

Она вспомнила, что испытала вчера. Она буквально сходила с ума, было так здорово. Стоило лишь подумать, тело начинало гореть. Особенно в промежности... Она нерешительно свела бёдра и начала ими тереться, дыхание её стало прерывистым.

Ещё раз испытать это чувство. Об этом просило сердце девушки.

— Это... Можно узнать?

Но хоть она и хотела сделать это, был один вопрос, который она должна была спросить.

— Что же?

— Ну... Для чего нужно то, чем мы вчера занимались? Вы сказали, что грудь нужна для получения удовольствия, но как это связано с убийством повелителя демонов?

Как спасительница мира она должна была убить повелителя демонов и спасти мир от его армии монстров. То, что они делали вчера, и убийство повелителя демонов никак не увязывались у неё в голове.

— Конечно же это связано.

В ответ мудрец посмотрел на неё с улыбкой.

— Слушай, Стелла. Чтобы победить повелителя демонов, ты должна отправиться в путь. Понимаешь?

Она кивнула в ответ.

— И путь твой будет суров. Неизвестно, что с тобой может приключиться. Конечно ты будешь сражаться с монстрами. Но твоими врагами будут не только они. Люди тоже могут проявить к тебе враждебность.

— Люди тоже? Почему? Я ведь ради человечества...

Спасительница человечества. Это и есть героиня. Она не могла представить, как такой человек будет сражаться с другими людьми.

— Верно. Но людей великое множество. Есть те, кто желают захватить этот мир. Такие люди несут опасность. Но ты спасительница мира. Ты не должна сдаваться. И должна сделать всё, чтобы выжить. Именно для этого и нужна данная тренировка. Ты предложишь своё тело, чтобы избежать опасности.

— Я и правда смогу?

Предлагать себя было страшно...

— Конечно. Мужчины очень уязвимы, когда женщины предлагают им себя. Их окутывает желание сделать женщину своей. Поэтому важно уметь показывать, как тебе хорошо.

— Вот как.

Слова Лазвела можно было лишь принять на веру. Но Стелла видела в великом мудреце наставника и не могла сомневаться в его словах.

— Какая ты послушная девочка...

— Э-хе-хе... Ну ладно... Сегодня я тоже полагаюсь на вас.

Получив похвалу, она поклонилась.

Ей сердце стучало как безумное, а внизу был настоящий пожар...

Но наставник ничего не стал делать.

— Сегодня будет не так, как вчера? В каком смысле? В смысле, прошу, объясните, пожалуйста!

— Всё просто. В этот раз всё должна сделать ты.

— Должна я? То есть... Я должна сделать вам приятно?

— Всё верно. Когда женщина делаем мужчине приятно, она может создать брешь в его обороне. Вот такая тренировка.

— Понимаю! А, но... Сделать как...

Она не знала, как доставить мужчине удовольствие.

— Не переживай. Объяснить тебе это — моя работа... Ладно, вставай на колени передо мной, — Лазвел дал девушке указание.

В ответ ему Стелла сказала: «Ага... То есть да!» — и кивнула, и встала перед наставником на колени. Промежность Лазвела была прямо у неё перед глазами.

— Ладно. А теперь потрогай мою промежность.

— Промежность? Это... Вот так?

Через робу она прикоснулась к его промежности.

— Что это... Твёрдый. И горячий. Это... Отсюда что-то выпирает?

В ладони Стелла ощутила нечто твёрдое и горячее. Она касалась какого-то горячего жезла.

— Хи-хи, Это... Член.

— Член? Но... Такой твёрдый? И огромный.

Она видела его множество раз у отца. Но он не был таким твёрдым. К тому же этот был куда больше, чем у её отца.

— Когда перед мужчиной женщина, его член становится твёрдым. Это стояк. Так что... Назови его эрегирующим членом.

— Эрегирующий член... Понятно.

— Хорошая девочка. Что ж... А теперь вытащи его. Потрогай непосредственно.

Он погладил Стеллу по голове, пока она выполняла указания. Девушка задрала робу и решительно спустила трусы с мудреца.

— Ва!

И в следующий миг появился его твёрдый член.

Член был весь покрыт венами. А головка была большой, он чем-то напоминал открытый зонтик. Он двигался так, будто дышал. Член был покрыт смегмой, от него исходил сильный запах мужчины. Огромный, будто банан. Или скорее даже у старика было настоящее копьё.

— Вот это да... Какой здоровенный. Совсем не как у папы.

Он был куда больше, чем у отца, девушка даже сглотнула.

— Хо-хо-хо, здорово же? Мне есть чем гордиться... Ну да ладно. Давай начинать. Для начала, так... Возьми член в руку.

— ... В-вот так?

Такой твёрдый член. Стелла испытала страх. Но это важная тренировка... Так она убеждала себя, когда взяла член в руку. Она сжала пенис в ладони. И в этот момент его член дрожал.

— Ва! Что это?! Двигается!

Удивлённая она отдёрнула руку.

— Тебя что-то удивило? Это же часть тела, не мудрено, что он двигается. Лучше скажи, кто тебя просил отпускать? Ну же, возьмись.

— А... П-простите.

Она снова ухватилась за член.

Девушка опять испытала жар. Член всё так же дрожал. Стелла чувствовала как вены внутри пульсировали.

«Какой горячий. Ничего себе...»

Она удивлённо смотрела на член.

— Вот так. Теперь попробуй поработать рукой. Води её вверх-вниз.

— А? А... Хорошо. Это... В-вот так?

Времени на безделье у неё не было. Стелла принялась работать рукой. Она принялась интенсивно водить рукой вверх и вниз.

— А... Как двигается...

От её действий член стал пульсировать только сильнее.

— Эта пульсация, чувствуешь? Это доказательство.

— Чувствую? Я ведь только начала.

— Да, верно. Мужчины очень чувствительны, когда женщины ласкают их члены. Так ты и сможешь воспользоваться их слабостью.

— Понятно... Если сделать так... Вот так... И раз! Ещё! Я смогу создать для себя возможность! Так... Так...

Она ощущала наставника в своей руке. Девушка делала ему приятно. И это делало её счастливой. Потому она ласкала его член ещё интенсивнее. Не только ствол. Она начинала от основания и заканчивала головкой.

— А? Что... Что-то вышло?

Через какое-то время из кончика начала выходить полупрозрачная жижица. Вначале девушка подумала, что это моча, но её было мало. К тому же она казалась липкой.

— Это выделения. Как и у женщин, выделения бывают и у мужчин, когда им делают приятно.

— Приятно... Значит, вам хорошо...

Девушка была рада, что сделала старику приятно своей рукой.

Стелла осторожно прикоснулась к выделениям пальцем. И в следующий миг испытала отвращение.

— Липкая.

Стоило убрать палец, как от кончика члена к кончику пальца потянулась белая нить. Девушка смотрела на это с отвращением. Но видать из-за этой жидкости стало ещё сильнее пахнуть мужчиной. Стоило взглянуть, стоило почувствовать, как она возбудилась. Тело начало гореть, а бёдра Стеллы задрожали.

— Раз появились выделения, перейдём к следующему этапу. Теперь возьми в рот.

Смотря на девушку с предвкушением, старик отдал новый приказ.

— В рот?

— Верно... Для начала поцелуй кончик. А потом оближи языком. И затем, будто ешь мороженное оближи его весь...

Девушка послушно кивнула, её губы начали приближаться к кончику.

«От него... Так сильно пахнет. Вот это запах...»

Чем ближе она была, тем резче становился запах. От отвратительного запаха у неё начались сокращения желудка. И всё же отвращения она почему-то не испытывала. Ей хотелось насладиться этим запахом ещё.

Её промежность была уже переполнена выделениями. Понимая, что трусики мокрые, она прикоснулась к концу губами.

На губах появилось мерзкое ощущение. На её губах оказалась слизь. Такая липкая по консистенции. Это было отвратительно.

И всё же она не могла отказаться.

— Не раз. Целуй не прекращая.

— Фуа... Чмок... Чмок-чмок-чмок... Чмок... Чмок...

Исполняя указания, она, словно поклёвывая, целовала его раз за разом. Она обрушила свои поцелую на головку, ствол, яйца, мошонку.

«Стал больше. Он затвердел из-за моих поцелуев... Он становится твёрже, больше... И от него пахнет сильнее».

Член распух. Выделений становилось всё больше, и теперь они покрывали все губы Стеллы.

— Неплохо. Пришло время его полизать.

С наслаждением мудрец отдал следующее указание.

— Полизать... Это... Чмок... Лизь... Лизь...

Она высунула язык и вначале принялась за кончик. Работая язычком, она слизывала выделения.

«Какой он... Солёный».

Вкус был солоноватым.

«И ещё... Так сильно пахнет. Во рту всё пропиталось запахом...»

Стойкий запах и вкус, от которого рот практически онемел.

И всё же девушка не останавливалась. Она облизывала головку.

— Полижи отверстие кончиком языка... И не останавливайся на конце, вылежи его весь. Покрой весь мой член своей слюной.

Она лишь ответила ему кивнув: «Фуа», и принялась ещё старательнее работать языком.

— Чавк... Чмок... Лизь, лизь, лизь...

Она вылизывала и головку, и мошонку. Девушка ласкала и яички. Как и было велено, она вылизала всё. И работала она не только губами. Она погрузилась в пенис своим носом, издавая при этом пошлые звуки.

— Мфу... Ффу. Ффу. Ффу. Мфу... Фу-ха... М-м... Чмок... Чмо-о-ок...

Первая её работа язычком. Не было ни намёка на изысканность. Она и сама понимала, что делает это не особо умело. И всё же старалась изо всех сил. Весь член был в её слюне.

— Да... Отлично. Пора бы взять его в рот.

— Его? В рот?

Она прекратила лизать и теперь смотрела на член, покрытый слюной.

Огромный пенис. Он стал вдвое, нет втрое больше, чем когда мужчина его достал. И был достаточно большим, чтобы взять его в рот.

— Это тоже часть тренировки.

Но раз это была тренировка, она не могла отказаться.

— Я поняла...

«Всё будет в порядке. Наверняка всё получится...»

Убеждая себя, она широко открыла рот и заглотила член.

— Афу... Мф! М-м! Офу-у.

Она так широко открыла рот, что казалось вывихнет челюсть, и заглотила член до горла.

«Всё же... Большой. Дышать тяжело. Он мне... Рот порвёт... Слишком толстый... И запах расходится во рту... Так мерзко...»

Дышать было тяжело, Стелле казалось, что её вырвет, на глаза наворачивались слёзы.

— Неплохо. Вот так, не кусай... Ух... Соси и заглатывай.

Но несмотря на её чувства учитель не собирался делать ей поблажки.

— Фуа... Хи... О-о... Огхо... Хо... Мхо...

Он забивал её горло, из носа вырывалось тяжёлое дыхание, и девушка, как ей и велели, глубоко заглатывала член.

«Тяжело. Я совсем дышать не могу. Я так... Умру...»

С уголков рта стекала слюна, она правда думала, что умрёт.

— Ладно, используй весь свой рот и соси член. Сжимай его губами и трись. Когда глотаешь, вылизывай его языком.

— Нф... О... Гхо... М... Хо... Бхо... Хо...

Ей хотелось вытащить член изо рта. Хотелось избавиться от неприятного ощущения.

Но подавив недовольство, она стала работать головой. Она должна стать отличной героиней. И это необходимо... Так она себе говорила, ради этого продолжала.

— Чмок... Чмок... Хлюп-хлюп...

Она раскачивала головой вперёд и назад. Как и было велено, губами она сжимала основание члена, а всю остальную часть облизывала языком. И конечно не только это. Она делала всё, что велел Лазвел.

«Так воняет. Но... Я должна. Должна... Его сосать...»

Она думала только об этом, сжимая щёки и чавкая.

Звуки были просто отвратительным. Она сосала так, будто желала получить больше выделений.

— О! Вот так! Потрясающе! Ух!

На лице мудреца появилось блаженство.

«Похоже господину Лазвелу очень приятно... Я чувствую это. Я делаю ему приятно».

Она была рада, что смогла сделать учителю приятно. Хоть ей и было тяжело, она хотела сделать ему ещё приятнее.

Потому она заглатывала член. Словно присоска, её губы присасывались к нему, а на лице было развратное выражение...

«Он такой большой. Во рту твёрдый член... Потрясающе. Он мне... Порвёт рот».

Его член продолжал раздуваться. Он стал слишком огромным. Когда он входил, её голову будто пытались проткнуть. Она не могла нормально соображать.

— Мф... О... О... О...

Заглатывая член, Стелла стонала точно животное.

— Потрясающе, Стелла! Ещё... Ещё! — её учитель был возбуждён. В порыве страсти старик взялся руками за её затылок. А сам принялся двигать бёдрами. Он уже не мог терпеть. Хотел сам ей овладеть. Хотел надругаться над её ртом... Он неистово двигался.

— Пхо, хо! Гхо! Бухё-о-о! Бхо, бхо, бхо!

Его член стал проникать ещё глубже.

«Как глубоко... Ещё глубже, чем раньше... Не могу... Дышать... Я умру... Я так... Умру. Меня... Убьёт твёрдый член!»

Её горло было забито, и она не могла вздохнуть. Перед глазами всё помутилось. Стелла теряла сознание, держась за бёдра учителя, девушка старалась оторвать голову.

Но уйти она не могла. Руки, державшие её голову напряглись сильнее, а двигал старик бёдрами ещё быстрее, он снова и снова насиловал её рот.

— Чмок! Чавк! Хлюп! Охо... Пхо!

Она не могла сопротивляться. Она лишь могла продолжать терпеть это.

— Я кончаю! Прими всё! — наконец сказал Лазвел.

«Кончает? Что? Что-то... Выходит?» — подумала она, пока её голова раскачивалась будто игрушечная.

И в следующий момент, точно отвечая на её вопрос, она ощутила мощную струю.

Член пульсировал, а во рту разливалась густая жидкость.

— Пхо! Охо?! Бхё-о-о.

Её количество было ненормальным. Её рот сразу же оказался заполненным. Нет, даже её щёки надулись. Но и это ещё не всё. Попав в горло, белая жидкость потекла из носа, и вытекала точно сопли.

— Огхо-о-о-о!

«Что-то... Вырывается! Горячее и вонючее... Это у меня во рту! Вот это да... Так много... Я... Умру... Захлебнусь. Я так... Умру!»

Спермы было столько, что она и правда думала, что её жизнь в опасности. А член во рту продолжал содрогаться.

— Афу... Мф. Фух. Фух. Мху-у-у...

Наконец семяизвержение закончилось.

У неё не просто была сперма во рту. Она сосала член, её щёки надулись, а сперма вытекала из носа, желая помощи, она мокрыми глазами смотрела на Лазвела.

— Фух... Было незабываемо. А теперь проглоти. Всё до капли. Это называется вежливость.

Учитель так и не вытащил член. Он лишь дал новое указание.

«Проглотить? Эту... Вонючую штуку?»

Если проглотит, не отравится? Ей не хотелось глотать. Но раз это приказ учителя...

— Мф... Чмок... О... Гхо... Обоэ... О, о, о... М… Хлюп... Глоть, глоть...

Её горло двигалось вверх и вниз. Если это надо, чтобы стать героиней... Стелла проглотит эту белую жижу.

— Огхо! Уо… Оэ... Угхе... Гхо... Гхо.

Но она была слишком густой и застревала в горле. С членом во рту Стелла кашляла.

В итоге сперма выливалась из носа. Изо рта тоже текло... Выглядела она жалко.

Но она не могла не проглотить.

— Глоть, глоть, глоть.

Ощущая неприятное тепло в животе, она проглотила всё до капли.

— Проглотила?.. Покажи-ка рот.

С этими словами он вытащил изо рта член.

— Хахэ... М... А-а-а...

Она уже не соображала. В голове было пусто, как и велел старик, Стелла открыла рот и показала учителю. Оставшаяся сперма ниточками растянулась во рту.

— Отлично! А теперь скажи. «Молочко из члена было вкусным».

— А... Да...Молохко... Из хлена… быха... фкуфным... Пхе, — выдавила она из себя слова, понимая, как сильно её дыхание отдаёт мужчиной.

— Хорошая девочка, — учитель довольно улыбнулся. А потом пробормотал «Уже пора».

— Фух. Фух. Фух... Поря?..

Для чего? Её обуял этот вопрос.

И тут с ней произошли изменения.

— А... Чего? Ч... Что это? А-а-а... Как горячо. Не может быть! Моё тело... Почему? Горячо... А-а-а... Что... Там? Там...

— Не там. Это «киска» называется.

— К... Киска... Да, киска! А-а-а... Как чешется. Моя киска изнемогает! Почему? Почему?! — закричала девушка.

У неё зудело внизу с тех пор, как Лазвел пришёл в её комнату. Но не так сильно, чтобы нельзя было вытерпеть. Однако теперь она уже не могла терпеть. Там всё пылало. В её потаённом местечке буквально собирался жар...

Чтобы выпустить жар, она открыла свою щёлку. И осознала кое-что шокирующее.

Она была переполнена выделениями. Там был настоящий потоп, всё было в её жидкостях.

— Ах... Господин Лазвел... Почему так? Я... Что со мной?!

Её пугало то, что с ней происходило.

— Всё просто. Моё молочко... Сперма сводит женщин с ума. Она действует как афродизиак. Ты же хочешь? Мой член... Хочешь, чтобы я тебя трахнул? Погрузил его глубоко в твою киску? — откровенно спросил учитель.

Но Стелле от зуда между ног была настолько плохо, что она не понимала большую часть. И всё же кое-что ей было ясно.

Хочу. Хочу член... Лишь эти слова понимало её тело сейчас.

Мудрец был прав. Она желала плоти. Хоть он только кончил, она снова желала его огромный твёрдый член...

Девушка никогда не занималась сексом и не знала наслаждения, когда в неё проникают. И всё же её тело желало член.

«Киска... Эта дырочка такая пустая... Будто чего-то не хватает... Именно такое ощущение... Хочу её заполнить. Да... Этим твёрдым членом... Мою киску...»

Она широко открыла глаза. Её зрачки расширились...

Она смотрела прямо на член. Точно кошка или собака, смотрящая на еду...

— Хочу. Я... Хочу. Я хочу... Твёрдый... Господина Лазвела...

Она не могла отрицать.

Будучи не в своём уме, Стелла хотела, чтобы ей овладели.

— ... И куда ты его хочешь? Покажи. И пока будешь показывать, скажи что ты хочешь и куда. Ну же... Давай.

Видя Стеллу, переполненную плотскими желаниями, он возбудился, его член разбух ещё сильнее, чем перед оргазмом, а девушка выполняла его указание.

— Это... Его... Вот... Сюда...

Она не могла отказать.

Она сняла с себя шорты и расставила ноги на кровати буквой «М». Она коснулась своего потаённого местечка и раздвинула лепестки. Невинная розовая щёлка была заполнена выделениям и открыта прямо перед мудрецом.

— Член... В мою влажную киску... Член! Дайте мне ваш твёрдый член, господин Лазвел! Вставьте его! Оттрахайте меня! — молила она.

— Хорошо. Трахну. Стелла... Твою девственность... Заберу я.

Старик откликнулся на её просьбу. Довольно улыбаясь, он забрался на кровать и коснулся кончиком члена её киски.

— Хи! Фу-хи!

Она испытала это лишь от одного качания. Лишь от этого её сознание было готово улететь куда-то далеко.

— Потрясающе! М-м-м! Как здорово! Господин Лазвел! Это... Мне так... Хорошо! Просто... Великолепно!

Из её дырочки вырывались выделения, заливая его.

Непристойно извиваясь, она обволакивала голову. Ей хотелось, чтобы в неё быстрее вошли. Хотелось, чтобы проникли как можно глубже... Этого желало всё её тело.

— Отлично... Вставляю!

Лазвел резко проник в неё. У него было куда больше сил, чем у обычного старика. Член вошёл во влагалище, порвав её девственную плеву. Он проникал, доставая до матки.

— Агха... Гахи-и-и-и!

Внутри будто разорвалось что-то важное. Ей казалось, что она услышала это. Из места, где они были соединены, вытекала кровь.

— Страшно... Больно! Господин Лазвел! Мне... Больно!

Одновременно пришло чувство боли. Будто её тело разрывали...

— Всё в порядке... Тебе скоро будет легче.

Однако старик не слушал её жалобы. Он просто погружал член прямо до её матки. Головка упиралась прямо в неё.

— О-о-о! Он... Достаёт! До моей... М-м-м! Глубоко! До упора! Так глубоко... Раздавит! Мои внутренности... Член их раздавит!

Он напирал изо всех сил. Когда её влагалище заполняли, ей было тяжело дышать.

— Хо-хо-хо... Как оплетает. Твоя киска. Просто отлично. Так нравится? Нравится мой член?

— Нет... Мне больно...

— Правда? И всё же... Тебе всё ещё больно?

С этим словами Лазвел начал двигать бёдрами. Он только лишил девушку девственности, но его это не волновало. Думая лишь о себе, старик входил в её отверстие.

— Фухи-и-и! Двигается! Твёрдый и горячий... Двигается... Во мне! Его форма... Форма члена... Я чувствую её! Хи-и-и!

Головка растягивала её киску. Его член тёрся внутри её влагалища, разжигая огонь в сознании.

— Что... Это? Ах... Не только... Больно?! М-м-м! Внутри... О-о-о... Член трётся... В киске... Моя голова... Мне... Нехорошо!

К её чувствам примешалась не только боль. Прямо как когда ласкали её грудь и киску прошлой ночью... Нет, в этот раз было ещё приятнее.

— Что такое? Нравится?

— Не... Знаю... Я... Не понимаю!

Она не могла нормально соображать. Стелла не могла понять, что испытывает. Потому и не могла принять наслаждение.

— Не понимаешь? Надо тебя объяснить. Вот... Вот... Вот!

После чего он сразу же ускорил движения. Он двигал бёдрами, будто желая оставить отпечаток на Стелле. Старик упирался в матку. Раз за разом...

— Фу-хи! О, о, о, о, о! Фухо-о-о-о!

Её лицо исказилось в удовольствии.

— Так... Сильно! Просто... Потрясающе! А-а!.. Ах! Не понимаю. Я не... Соображаю! Я схожу с ума!

— Хо-хо-хо... Настолько это приятно? Так сильно тебе нравится? — проникая в киску, шептал он.

— Ах... Это... Это!

— Да. Вот... Ты же хочешь ещё? — спросил её старик.

И она ответила:

— Д... Да! Мне... Так хорошо! Это... Хи! Фу-хи-и-и! Так здорово! — она уже признавалась, как приятно это было. — Это... Так... Ах... Так приятно! Член! Член проникает в мою киску... Как это здорово! Да! Мне так нравится!

Не только словами она доказывала это. Всякий раз, как в неё входили, из девушки брызгали выделения.

— Какая развратная девчонка. Это ведь твой первый раз, а ты уже глотаешь мою сперму.

— Просто... Просто! Это... Просто незабываемо... Член... Ах... Ку-хи-и!

Она не могла вынести, как в неё проникают. Её бёдра извивались. Всякий раз как в неё проникали, киска сжималась, оплетая член. Она хотела ещё. Чтобы её трахали ещё... Всё тело девушки желало этого.

— Так сильно сжимаешь. Тебе так он нравится? Мой член...

— Да! Верно! Нравится. Я... Обожаю его! Обожаю член!

Она не могла отрицать, лишь довольно мотала головой.

А вместе с тем обняла мудреца. И не просто обняла. Она оплела его бёдра своими ногами.

— Какая ты милая, — её реакция обрадовала его, он прильнул к её губам.

«Ах... Дыхание... Так пахнет...»

Дыхание старика щекотало нос. Запах был неприятным. Но сбегать она не думала. Наоборот, её губы ответили ему, она поцеловала старика.

— М-м... Чмок... Чавк... М-м... Лизь.

Учитель ввёл свой язык ей в рот. И стал вылизывать её изнутри.

«Он проникает в меня. Прямо у меня во рту... Его запах... Но из-за того, что он проникает в мою киску, рту... Так хорошо».

Всё обращалось в наслаждение.

Из-за умений мудреца тело девушки сходило с ума, из-за того, как он проникал в неё, тело Стеллы утопало в наслаждение.

— Я... Не могу терпеть... Кончаю! Я снова... Кончаю... О-о-о! Не могу! Член! Твёрдый член проникает в меня... Кончаю! Кончаю!

Её переполнял экстаз.

— Уже кончаешь?.. Так на тебе сказалась моя сперма?

— Да! Так сильно! Сперма! Молочко из члена сделало это со мной. Так что... Я даже говорить не могу! Кончите! Господин Лазвел... Прямо в меня! Прошу!

— Хо-хо-хо... Ладно. Тогда скажи: «Выпустите ваше молочко в мою киску», — двигая бёдрами сказал он.

— Выпустите! В мою... Киску! В киску... Вашу горячую! Сперму! Выпустите ваше молочко!

Она не могла противиться. Она жаждала получить сперму. С силой руками она прижалась к спине, а ногами оплела бёдра...

— Отлично. Давай... Вперёд! Ну же... Кончи! Кончай!

Словно призывая её, член, который проникал в девушку, разбух ещё сильнее. Головка неистово билось о матку.

— Хо-хи-и-и!

Перед глазами всё побелело.

И вместе с тем началось семяизвержение. Член пульсировал, и огромное количество белой жидкости вырвалось в матку.

— А-а-а... Вот она. Вливается! Это... Молочко... Оно вливается.

Матку точно обжигало, она раздвинула бёдра.

— Хи... К... Кончаю. Я... Кончаю!

Девушку переполняли эмоции. И они преобразовывались в возбуждение.

И всё же это был не просто оргазм.

— О-о-о! Не могу прекратить! Я... Кончаю! Я... Кончаю... М-м-м! Кончаю и говорю! Говорю... И кончаю!

За оргазмом последовал следующий.

— Хто эта... Потъяхно! Аха... Круто. Животик заполнен молочком... Я так счастлива.

Она ощущала, как её переполняла сперма. Это было невыносимо приятно.

Глаза девушки были широко открыты, а язык высунут наружу, всё тело сводило судорогами. Она билась словно рыба на суше, и при этом стонала от наслаждения.

— Фух... Здорово было.

Лазвел вынул из Стеллы свой член.

— Фу-хи.

Вместе с членом из киски вытекло большое количество выделений.

— Ах, ах, ах.

Ими можно было залить всю простыню. Вся кровать пропиталась ими.

Но Стеллу это не волновало.

На лице всё ещё был экстаз, а дрожавшие ноги были раздвинуты как у краба, сейчас Стелла ничего не могла сделать.

— Фу-хи. Ха-хи... Эхе... Фу-хэ-е-е-е...

— ... Неплохо вышло. До того, как ты отправишься в путешествие... Я ещё как следует оттрахаю тебя.

Слова учителя звучали где-то далеко.

Она совсем не понимала, что он говорил.

Но...

— Дя... Полягаюсь... На фас... — рефлекторно ответила Стелла.

Теперь она будет постоянно испытывать это наслаждение... Её переполняло счастье, а на лице появилось выражение настоящей озабоченной самки...

***

— Ах... Как здорово. Господин Лазвел... В попке... Пальцы! Хи-и-и! Вы двигаете пальцами в попке... Потрясающе... Хо-хи! Это просто незабываемо.

Доносился голос. Нежный голос. Но голос не девушки. А женщины. Нет, даже это было слишком слащаво. Скорее голос «самки».

И этот голос был. Внутри дома...

Он разносился со второго этажа. Из комнаты дочери...

Стоило подняться наверх, голос становился сильнее. Звуки наслаждения не унимались. Чем ближе, тем они становились громче.

Стоило подойти к двери, открыть её. И заглянуть.

«... Стелла...»

Внутри была девушка. Коротко стриженная точно парень... Дочь Стелла...

Но то, что она увидела... Такой непристойной мать её никогда не видела.

Она стояла на четвереньках на кровати полностью голая. На лице было наслаждение, девушка раскачивала попкой.

А в её анус совал пальцы старик. Она развратно улыбалась, пока играли с её дырочкой.

— Ну что? Нравится? Может же попке быть так же приятно как и киске?

— Приятно! Мне... Так хорошо! Это... Потрясающе! Попка... Попке так нравится! Но этого мало! Одних пальцев недостаточно! Хочу! Сперму! Хочу молочка! Кончите... Залейте... Мою попку, — с блаженством она умоляла мужчину.

— Ладно. Тогда... Вставляю...

Старик послушал её, достал свой совсем не стариковский член и вставил в попку Стеллы.

— Охи. Хи-и-и-и! О, о... Хо-о-о-о!

Уже от этого дочь слегка кончила. Её тело содрогалось, а на лице было непристойное наслаждение.

Но старику этого было мало. Он довольно посмотрел на дрожавшую девушку и начал двигать бёдрами. Разносились хлопки, когда он принялся проникать в её анус.

— Хи-и-и! Так сильно! Безумно сильно... О, о, о, пор... Порвёте! Мою... Хи-и-и! Попку! Порвёте!

— Но тебе ведь нравится?

— Ага! Верно! Это так! Здорово! Член такой большой, что может порвать попку, и он проникает в меня! Кончу! Я... Так скоро! Моей попкой! Моя попка кончит!

— Как хочешь. Если хочешь кончить, кончай. Я тоже кончу... Так что давай!

Он полностью проник в неё своим членом. Вместе с тем старик, мудрец Лазвел, кончил.

— О-о-о-о! Вливается! Сперма в попке! Молочко вливается. Фу-хи-и-и! Да! Она... Вливается! Кончаю! Кончаю! Я... Кончаю не киской. Моя попка тоже кончает. Кончаю, кончаю... — она держалась за простыни, выгибая спину. — Кончаю-у-у-у!

Девушка достигла оргазма.

На её лице было озабоченное выражение, а из киски вытекла струя, сейчас она была самкой...

— Ахи... Фу-хи... Гхи... Ах, ах, Ха-хе-а-а-а...

Девушка завалилась на кровать. Их её попки вытекала сперма...

«Не может быть... Такого ведь просто... Не может быть...»

Женщина не верила своим глазам. Она прикрыла рот, стараясь выдержать шок.

И вот дверь в комнату открылась.

— А... А-а-а...

Перед ней был улыбающийся старик.

— Стелла хорошая девочка. С моими наставлениями из неё выйдет отличная героиня. Но без меня... Девочка умрёт во время путешествия. Ты же... Понимаешь?

Выражение на лице было добрым, а голос заботливым, сейчас он был великим мудрецом.

Женщина сразу же поняла суть его слов. Если она не хочет, чтобы дочь умерла, надо держать язык за зубами... Он ей угрожал.

Она не могла этого допустить. Не могла позволить этого.

А ещё не могла ничего сказать. Выбора у неё не было.

И с тех пор мать каждый день...

— Вкусно... Сперма такая вкусная... Кончаю лишь от того, что пью.

— Фу-хи... Ах… Животик заполнен! Животик забит молочком... Ха-хи! Ку-хи-и-и-и.

— Хочу. Вставьте... Быстрее... Быстрее.

— Кончаю! Кончаю, кончаю... Кончаю!

Она слушала возбуждённый голос дочери.

Вместе с отцом, который тоже ничего не мог...

***

С тех пор как Лазвел, прибыл прошло полгода.

Сегодня был день рождения девушки. Да, это день, когда героиня Стелла должна отправиться в путь.

Но она не выходила из своей комнаты. Прошло много времени, но она не собиралась спускаться.

Мать не видела, что с ней, но прекрасно понимала.

***

— Ахи...Фу-хи. Не могу... Сдержать стоны. Член... Так проникает в киску... Я... Скоро кончу! Господин Лазвел... Я больше не могу... Я... Кончаю! Кончаю! Хи-и-и! Кончаю...

Стелла стонала в одежде путешественницы, которую приготовила ей мать для этого дня. Она двигала бёдрами, верхом на сидевшем на стуле учителе.

— Хочешь кончить, Стелла? — прошептал вопрос учитель.

— Хочу... Я... Хочу кончить. Хочу. Я хочу, чтобы вы выпустили в меня ваше молочко. Кончите... Прямо в матку... Заполните меня.

— Вот как. Но так нельзя. Терпи. Или я выну из тебя член.

— Вынете?.. Почему? Я же ещё не кончила... И вы тоже... Так почему?

— Ты спасительница... Героиня. А героиня должна сдерживать свои желания.

— Но... Но...

Она хотела. Ей нужна была его сперма... Она хотела ощутить оргазм. Испытать наслаждение.

— Ты так хочешь кончить? Тогда выбирай.

— А... Выбирать?

— Верно. Будешь жить как героиня... Или как моя секс-рабыня?.. Надо что-то выбрать. Станешь героиней, я вытащу член. А станешь секс-рабыней, я дам тебе столько спермы, сколько пожелаешь. Выбрать можно только что-то одно.

— Что-то одно... — неуверенно ответила Стелла.

— Ну же. Что ты выбираешь?

Он смотрел прямо на неё.

— Ах... Я... Я... Я...

--- Стать героиней.

--- Стать секс-рабыней.

***

Стелла сделала выбор...

— Я... Стану героиней... Я… Спасу. Страну... Всех... Я уничтожу... Повелителя демонов! Уничтожу его!

Она хотела кончить. Хотела испытать экстаз. Её тело до безумия хотело познать наслаждение.

Но Стелла выбрала путь спасительницы. Она отправится в путь как героиня ради всех. Лишь об этом она думала. Эту мысль она просто не могла отбросить.

Потому героиня поднялась. Она, не сомневаясь, вытащила из себя член.

— Мха... Хха, хха, хха...

Их неё капали выделения. Всё тело было покрыто потом. Плечи двигались, подчиняясь тяжёлому дыханию.

— Уверена? — спросил учитель.

— Я... Я... Героиня! — уверенно ответила Стелла.

— Вот как... Тогда мне больше нечего говорить. В путь, спасительница Стелла.

— ... Да.

Услышав его слова, она покинула комнату.

Девушка спустилась на первый этаж. Там были её родители.

— Папа, мама... Я... Отправляюсь, — гордо сказала она им.

Видя её такой, они заплакали и обняли девушку.

— В любое время... Возвращайся когда пожелаешь.

— Слушай, что мать говорит. Ты не обязана выносить всё.

Она ощутила их тепло и то, что они старались донести.

— Спасибо, папа, мама. Но всё будет хорошо. Я спасу. Я спасу этот мир. Ведь я спасительница... Я героиня! — уверенно ответила Стелла родителям.

И вот её путешествие началось. Путь, где она спасёт всех...

***

Стелла сделала другой выбор...

— Хочу кончить... Хочу кончить. Я больше не могу терпеть. Я... Никакая не героиня. Я буду рабыней. Секс-рабыней господина Лазвела, — её сердце утонуло в наслаждении. — И поэтому... Кончите! Заполните меня спермой. Залейте мою киску вашим молочком.

Поддавшим инстинктам она молила о сперме.

— Вот как... Ты так меня просишь. Но это тоже судьба. Ладно. Я сделаю так, как ты того хочешь. А теперь прими. Мою сперму.

Учитель ответил на её просьбу.

Его член до боли разбух, и горячая жидкость вырвалась прямо в матку.

— Хи-и-и! Вот она! Вливается! Ах, ах, ах. Это... Хи! Кончаю! А-а-а... Кончаю! Кончаю, кончаю... Кончаю!

В её киске был настоящий пожар. Ощущая это, она достигла оргазма. Она не героиня. Обычная самка, утопающая в наслаждении... Именно это было написано на её лице, испытывая оргазм, она дрожала.

— Ахе... Ха-хе-е-е-е...

— Отличное выражение, хи-хи-хи, с этого дня ты во всём слушающаяся меня секс-рабыня.

— Секс-рабыня... Да... Я... Рабыня господина Лазвела.

Именно здесь умерла героиня...

Месяц спустя...

— Сто хейлов. Ну что? Дёшево же. Так возьмёшь меня?

Она обращалась в таверне к мужчине. Она зарабатывала проституцией...

— Ты довольно милая и очень дешёвая. Ладно, трахну тебя. Раздвигай ноги.

— А? З... Здесь?

Это была таверна. Вокруг было полно посетителей.

— Какая разница. Давай живее.

— ... Ага. Поняла.

Стелла не стала отказывать. Она кивнула, задрала одежду и обнажила промежность. Трусиков на ней не было. Если надо сразу раздеваться, они не нужны...

Опёршись на стол верхней частью тела, она повернулась попкой к мужчине.

— Ладно... Вставляю! — на лице мужчины было удовлетворение, когда он вставил член.

— Фу-хи-и-и! Вот он! А-а-а... Вот он, — когда член вошёл, выражение Стеллы преисполнилось экстазом.

Никакого стыда. Лишь радость от полового сношения.

— Соплячка, а такая озабоченная.

— Да... Я! Озабоченная! Ах, как здорово. Обожаю члены.

— Отлично! Вот твои деньги! — он передал Стелле деньги.

— Аха... Деньги... Я отдам их хозяину.

Она взяла их и сжала.

— Вот так! Так, так!

И в этот момент мужчина начал двигать бёдрами.

— Фу-хи! Как глубоко! Это... Ха-фу! Да! А-а! Потрясающе! Как здорово! Я... Хо-хи-и-и! Да! Ах... Люблю... Члены! Обожаю!

Стелла тяжело дышала. Сжимая деньги, она не обращала внимания на взгляды окружающих...

Такой итог ждал избранную спасительницу мира.