Том 1    
История священницы Рей: Кошмарные дни обращения в женщину


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
3 д.
Начал читать, перевод как всегда шикарный. Спасибо. Примерно половину прочел, и как мне кажется все герои этой книги частенько забывают о спасении мира

История священницы Рей: Кошмарные дни обращения в женщину

«Я хочу спасти... Этот мир... Хочу стать... Её... Силой спасительницы... Героини... Боже. Дай мне силу. Силу защитить героиню...»

Каждый день служка Рей молился в храме перед ликом божьим.

Когда-то давно в этой церкви была избрана спасительница... И он никак не мог её забыть.

Это была его ровесница, нет, девушка была на два или три года младше. Немного похожа на мальчишку и с виду самая обычная. Ни намёка на чувство собственного достоинства, присущего герою. Всё ли с ней будет в порядке? Она совсем не походила на того, на кого можно положиться.

Но она...

— Господин первосвященник... Я буду стараться. Ради всех, ради всего мира... Буду стараться. Обязательно... Обязательно всех спасу! Я одолею повелителя демонов!

Когда она сказала это, всё изменилась.

Маленькая девочка казалась такой величавой. И восхищение Рея превзошло даже чувства первосвященника...

Рей уверовал. Она спасительница, способная спасти мир... Героиня. Так он считал. И он захотел стать достойным священником, на которого девушка сможет положиться.

Потому Рей тренировался. Терпел суровые тренировки и учился всё свободное время. Что бы с героиней ни случилось, он сможет помочь, так он и продолжал учиться.

В итоге он стал лучшим. Лучшим среди пяти сотен учеников...

Но то была лишь учёба. Он учился божественной магии, забывая про еду и сон, но так и не добился успеха. Его тело было не пригодно для этого. И причина была до боли проста. Талант. Без таланта со всеми стараниями результата не получишь.

Потому Рей молился богу. Он хотел получить силу...

— Рей, — и во время молитвы его окликнули сзади.

— ... Гарис?

Он обернулся и увидел своего соседа. Коротко стриженый и довольно крепкий, что было видно даже через одежду, друг Рея. Будто для него придумали слово «мужественный». Именно на такого мужчину можно было положиться.

Для Рея он был хорошим другом, а священники относились к нему с уважением. Молчаливый и необщительный. И всё же его можно было назвать хорошим другом. Он ставил других превыше себя. Настоящий избранник бога.

И вместе с тем Рей завидовал ему.

Он был мужественным. А Рей хоть тоже и был мужчиной, оставался худым. Он был на голову ниже, и те, кто не знал Рея, принимали его за девчонку (хотя возможно это ещё и из-за светлых волос до плеч). Потому вместе с ним он и правда начинал чувствовать себя девчонкой.

Потому он любил Гариса как друга и завидовал ему.

«О чём я только думаю. Потому-то я и не подхожу!»

Чтобы стараться ради других, он стал священником. Но вместе с тем хотел то, что есть у другого. Потому Рей был жалок. Он упрекал себя и пытался отбросить свою зависть.

— Ты что-то хотел? — несколько раз глубоко вздохнув, спросил парень.

— Хотел? Нет. Скоро пора ложиться спать, — спокойно ответил он.

— А... Уже так поздно.

Расписание священников было чётко расписано. И они должны были вовремя вернуться к себе перед сном.

— Не об этом думать надо. Если не поспешим, брат Патель разозлится.

— Ух... Нехорошо это.

Он сразу же представил сурового священника. Если он узнает, что кто-то вернулся не вовремя, заставит сидеть в коридоре очень долго, а потом писать, что раскаялся. Даже страшно было думать об этом.

— Понял. Уже иду... А, но погоди немного, — он поднялся, но кое о чём вспомнил.

— Что такое?

— Помолюсь ещё раз напоследок.

Много времени это не займёт. Можно побыть здесь ещё немного.

«Помолюсь ещё немного...»

Он скрестил руки и закрыл глаза.

«Боже... Прошу, дай мне сил. Боже...»

Священники молились богу ради других. А он молился за себя. Рей и сам понимал, что как священник был не прав. И всё же ему оставалось лишь просить.

«Я думаю лишь о себе... Я виноват. Я понимаю это. Но я хочу стать силой героини. Хочу спасти этот мир. Не хочу, чтобы кто-то страдал так же, как и я...»

Рею пришлось стать священником. Обоих его родителей убили монстры, он остался совсем один... И не мог забыть, как тяжело ему было. Потому он и хотел заполучить силу. Чтобы защитить спасительницу...

Его просьба была искренней.

— А? Ч... Что?!

Изменения случились мгновенно. Статуя бога засияла. Фигуру бога залило светом...

Тело парня застыло от неожиданности.

— ... М?!

То же случилось и с Гарисом, остававшийся обычно спокойным парень был встревожен. Он выпучил глаза и открыл рот.

Но он быстро пришёл в себя и прокричал:

— Рей! Не знаю, что это было, но точно что-то опасное! Давай сюда!

— Э... А... Ага!

Слова друга вернули ему возможность двигаться. Рей собирался подняться. Но свет заполонил всю комнату. И в груди Рея...

— Что это? А? Ч... Что происходит?!

Свет проник в его тело.

«Что это? Не понимаю. Страшно... Но почему? Так... Тепло... И приятно... Неужели это ты... Боже?..»

Непонятные события вызывали страх. Но почему-то он ощущал и умиротворение. Он чувствовал обволакивающий его свет, и он дарил спокойствие. Парень отдался этому свету.

— Рей! — кричал Гарис.

— Всё в порядке... Гарис... Это... Совсем не опасно... Всё будет... Хорошо... — он улыбнулся, чтобы успокоить друга, и его сознание растворилось в свете.

— Рей! Рей!

Он услышал голос. Голос его друга...

— Гарис?

Он открыл глаза.

И увидел плачущее лицо друга.

— Это... Что... А, свет... Исчез. Это, сколько я проспал?

Парень поднялся и смотрелся. Ничего не изменилось. Всё было по-прежнему. В молебне была тишина.

— Недолго. Всего миг. Но ты точно в порядке? Странно себя не чувствуешь? — встревоженно спросил он. Гарис был отличным человеком.

— Всё в порядке. Никаких проблем, — ответил Рей, а потом озадаченно склонил голову.

— Что такое? Всё же тебе нехорошо.

— Нет... Не в этом дело. Просто... Я чувствую.

Что-то вырывалось из его тела.

— Чувствуешь?

— ... Ну... Как бы сказать... Силу, что ли? Будто внутри не моя сила. Что же это? Впервые такое ощущаю...

Внутри что-то горело.

— Не твоя сила? Ты... Точно в порядке?

— Думаю, что да... Ничего неприятного я точно не испытываю. Скорее наоборот.

Будто эта сила оберегала его. Сила, что не принадлежала ему. Но ставшая его собственной. Это казалось противоречивым, но нормально он это объяснить не мог.

— Такое чувство, что я способен на всё.

— На всё?

— Ага... Даже... Использовать божественную магию...

Так он подумал, глядя на подсвечник в молебне. Их здесь было много. Но ночью их гасили. Парень посмотрел на один и приказал: «Гори».

И он зажегся.

— ... Что?! — удивился Гарис, видя это.

Это была самая примитивная магия, потому удивляться особо было нечему. Но Рей не мог её использовать. Друг прекрасно знал это. Потому и удивился.

— Что это значит? Когда... Ты научился?

— ... Думаю, это из-за света. Свет дал мне силу.

— Свет дал тебе магическую силу?.. Твоя молитва была услышана богом?

— Наверное... Нет, уверен, что так и есть.

Он говорил громче. Его голос был преисполнен радостью. Сила... Он получил силу от бога...

— Ах... Боже...

Поднявшись, он посмотрел на статую бога, скрестив руки у груди.

— ... А?

И ощутил что-то мягкое. К этому чему-то он прижимался локтями.

— Что? — Парень в спешке посмотрел на свою грудь. — А?

Он увидел. Его грудь стала выпуклой...

— Почему? Грудь? Э? А?

Он ничего не понимал. Там ничего не должно было быть...

— Что случилось? — озадаченно спросил Гарис.

— Нет... Просто... Грудь... Разбухла... — сказал он, выставив её.

— ... И правда... Что-то вставил туда?

— Что... Это?

Озадаченный, он решил раздеться. Здесь был один только Гарис. Они были соседями и мужчинами. Потому он не смущался. Парень снял верхнюю одежду.

И тут... Не только Рей. Гарис тоже застыл.

— Это... Грудь? С... Сиськи... Верно?

Ничего странного, что они удивились. Всё же груди у мужчин не было...

И не просто груди. У него были красивые груди в форе округлых чашей, побольше чем у многих женщин в городе.

Гарис просто пялился на них, неспособный двинуться. Он ничего не мог ответить. И Рей прекрасно его понимал. Он и сам был озадачен.

— А? А... Погоди... Тогда... Что там?!

Он снова начал двигаться. Надо было проверить кое-что...

И вот...

— Ну точно... Нет. У меня его... Нет... — заглянув в штаны, он ошарашенно пробормотал.

Такого не может быть. Доказательство того, что ты мужчина, пенис...

— Я... Стал женщиной?..

***

Прошло несколько дней.

— Вот это да, Рей... Ты всегда был хорош в теории, но теперь и в использовании божественной магии вырвался в лидеры.

— Ничего себе. Даже великое исцеление освоил... Гордость класса.

Друзья нахваливали её.

И это было вполне ожидаемо. Ведь Рей была лучшей.

— Гордость... Слишком громко сказано. Но спасибо.

Похвалы радовали её. Она чувствовала смущение, принимая их слова.

— Так тебя и правда могут выбрать слугой героини.

— Я бы этого тоже хотел. Всё же Рей так старается. И бог это тоже видит. Потому и дал тебе силу.

Кстати, она рассказала, почему могла использовать магию. И все поверили, что бог наделил Рей силой. Ведь это было логично предположить. Раньше она не могла использовать даже основы...

Но обо всём она рассказывать не стала. Кое-что пришлось утаить.

И это...

— Ладно, уроки и практика закончены, идёмте в баню, — предложил один из друзей.

— Отличная идея. Сегодня ведь жарко, успели мы вспотеть, — согласился другой.

— ... Простите... Я воздержусь, — но Рей отказалась.

— Воздержишься... Ты чего? В последнее время как не родной.

— Простите. Но мне ещё надо немного позаниматься.

— Ещё... Ну ты всё же даёшь.

— Я получил силу от бога. И должен её отработать. Потому простите. Я у себя помоюсь.

Священники и служки, служившие богу, должны заботиться о чистоте своих тел. И потому в каждой комнате имелась ванная.

— Вот как... Тогда до завтра.

— Удачи тебе.

— Ага. Буду стараться.

Она кивнула и все помахали ему.

Грудь сжималась от чувства вины...

И причина была проста. Она соврала...

«Я не хотел врать. Но... Нельзя, чтобы они узнали о моём теле...»

Да, Рей рассказала, что может использовать магию, но о том, что стала женщиной, умолчала.

И всё потому что в их соборе, где избирали спасителя, женщины были под запретом.

«Я стал женщиной... И если меня раскроют, я не смогу здесь оставаться. Потому, друзья... Простите. Боже... Прости меня».

Она извинилась перед друзьями и богам и пошла к себе.

— Рей... Ты в порядке?

Она добралась до комнаты и услышала голос Гариса. Обычно он не выражал эмоций, но сейчас в его глазах было беспокойство за Рей.

— Всё хорошо. Просто осторожничаю.

— Вот как, тогда ладно, но если тебя что-то тревожит, можешь рассказать мне.

— Ага, — кивнула она, и парень расслабился.

— Хорошо, что ты понимаешь. Я ванную приготовил, если хочешь помыться.

— А? Ты подогрел... Воду?

— Подумал, что ты сразу захочешь помыться.

— Но... А ты?

— Я уже сходил в баню, — спокойно сказал он.

— ... Из-за меня?

— Ну а что такого? — он озадаченно склонил голову.

Это вызвало у неё тёплые чувства.

— Это, спасибо тебе, — искренне поблагодарила она. На лице была улыбка.

— Да можешь не благодарить. Ладно... Иди уже, — Гарис немного смутился, говоря это.

— Ага. Ну да, — Рей кивнула и пошла в ванную.

Она была в небольшой раздевалке. Сняла одежду и бандаж, стягивающий грудь, после чего осталась совершенно голой.

— ... В-всё же я стесняюсь...

Она смотрела на своё обнажённое тело в зеркале раздевалки. Женское тело отличалось от мужского...

Большая грудь, стройная талия и подтянутые бёдра. На месте мошонки была лишь трещинка. Стоило увидеть. Как голова начинала кружиться. Если добавить длинные волосы и глаза, напоминающие драгоценные камни, она сойдёт за настоящую красотку. Пусть это было её собственное тело, но сердце начинало биться быстрее.

«Н-нет! Это непозволительный взгляд для того, кто служит богу! Ух... Я не собирался стричься, пока бог не услышит меня... Хотя я не должен был ничего просить... Но раз моё желание исполнилось, надо подстричься...» — так она думала, и в спешке отвела взгляд от себя, направившись в ванную.

Она стала мыть тело. Используя мыло, девушка старательно отмывала своё тело.

«Такое мягкое... И воздушное... Совсем не как тело мужчины...»

Чтобы помыться, надо было коснуться себя. И она касалась своего мягкого тела... Не только груди. Всё её тело изменилось. И ощущения были совсем иными.

«Женщины все такие? Это так развратно...»

Пусть и ученик, но она была священником. Их учили не делать ничего непотребного. Их тела принадлежат богу. Никакие плотские желания были неуместны.

И всё же она не могла не думать. Получится ли ощутить приятную мягкость женского тела?..

— Хха... Хха... Хха... — дыхание стало прерывистым. — Нет! Хватит думать о странных вещах! Это моё тело! Я же не извращенец! — отчитала она себя и начала в спешке отмываться, потом ненадолго залезла в саму ванную, после чего вернулась в раздевалку. Поскорее одеться...

— А... Открыто?

Она заметила. Дверь раздевалки была слегка приоткрыта.

«Я закрыть забыл?» — она озадаченно склонила голову, и чтобы никто не заглянул, закрыла дверь.

***

— Хха... Хха... Хха...

Ночью разносилось тяжёлое дыхание. Рей проснулась.

«Что за звуки?» — задумалась она и открыла глаза.

И увидела стоявшего у кровати Гариса. Но он не просто стоял. Его обнажённый член был твёрдым, он ласкал его. Так непристойно...

— Гарис? — назвала она его по имени.

— ... Что?

Выражение на лице друга застыло. И это относилось не только к лицу, всё его тело застыло. От лица отхлынула кровь.

— А... Ну... Это... — глаза Гариса бегали. — П-прости... — извинился он, вернулся на кровать и спрятался под одеяло. — Это... А, ну... — изо рта едва выходили звуки. — ... Мне правда жаль... — из-под одеяла донеслось ещё одно извинение.

— ... Почему ты...

На Гариса это было не похоже.

Он всегда был серьёзным, примером среди священников. Всегда был верен богу... Он ни разу не пренебрегал принципами. Рей лучше всех знала своего соседа.

И сейчас Гарис, верно служивший богу, мастурбировал. Ещё и смотря на неё...

Она не могла в это поверить. Может ей всё приснилось?

— Я видел.

Но подтверждая, что это всё на самом деле, друг заговорил.

— Видел?

— ... Пока ты был в ванной, я решил умыться и зашёл. Я не думал подсматривать, но ты был голым...

Рей вспомнила открытую дверь.

— И тогда... Меня... Охватили невыносимые чувства... Ты мой друг. К тому же был мужчиной... Я понимаю это, и всё же не могу сдержаться... Прости. Мне правда... Жаль... — голос Гариса дрожал. Похоже он плакал.

Такой мужественный священник плакал... У Рей сдавило в груди. И вместе с те она ощутила вину.

«Это всё из-за меня. Я довёл до этого Гариса. Просто ужасно».

Пусть от неё ничего не зависело, но всё случилось потому, что её тело стало таким...

— Прости, Гарис.

Такое не простить простыми извинениями. Но и они были не нужны.

— З... За что ты извиняешься? Ты же ничего плохого не сделал.

— Просто это всё из-за моего тела...

— Не говори так. Его подарил тебе бог. Нельзя говорить, что он поступил неправильно.

— Я понимаю. Но... Это всё из-за меня. Потому ты не должен извиняться.

— Но это я возжелал твоё тело... Это низко, — выдавил из себя он.

— ... Не низко. Ты ничего не мог поделать. Ну... Просто ведь мы... Уже в этом возрасте. Нормально, что мы возбуждаемся при виде женского тела... Я... При виде этого тела возбуждаюсь... Вот и ты не кори себя.

— ... Рей...

Он высунул голову из-под одеяла и посмотрел на Рей.

— Не переживай. Я не переживаю, — она улыбнулась своему другу.

— ... Спасибо, Рей.

Наконец Гарис расслабился и тоже смог улыбнуться.

«Вот и разобрались...»

Она вздохнула.

«Нет, погоди...»

Кое-что её заинтересовало.

— Слушай...

— Что?

— Да нет... Просто понимаешь... Я ведь проснулся, а ты так и не закончил?

Она не могла открыто сказать, что её друг не закончил. Но Гарис понял, о чём она, и сказал:

— Ну... Верно...

Нормально он не ответил. Но суть была понятна.

— Ну это... Тебе ведь тяжело сейчас? Ты ведь так и не закончил...

Рей хоть и была священником, но и мужчиной тоже. До того, как она стала молить бога о силе, она не раз поддавалась желаниям и ублажала себя, будучи мужчиной. Потому знала, как тяжело останавливаться на середине. Вот и спросила.

А Гарис ничего ей не ответил. Он молчал. Но всё и так можно было понять.

— ... Если плохо, то давай. Можешь смотреть на меня и делать это, я не против.

— ... Что?! Ты... Ты хоть понимаешь, что несёшь?! — друг показал неподдельное удивление.

— Понимаю. Вот и предлагаю.

— Почему... Ты ведь на тебя предлагаешь мастурбировать.

— Это ведь всё из-за стресса. Так и будем считать... — она неуверенно улыбнулась. — Честно говоря, мне стыдно. Но я... Правда испытываю вину.

Здесь женщины были под запретом... И Рей находилась здесь лишь благодаря поддержке Гариса. Да и помимо сегодняшнего друг постоянно помогал ей. Как во время занятий, так и с тренировками в божественной магии, с которой у Рей всё было совсем плохо, он мог потратить на неё всю ночь... Девушка сама не могла сосчитать, сколько раз её выручал Гарис.

— Хочу тебя отблагодарить. Ну... Хотя способ довольно странный... Но прошу, не сдерживайся, — она смотрела прямо на друга.

Гарис смотрел на неё. И молчал...

В комнате воцарилась тишина.

Сколько же времени прошло?

— Можешь презирать меня после этого... — сказал Герис, встав с кровати. Он вытащил свой твёрдый член...

— Я не буду тебя презирать. Просто не смогу. Ты навсегда останешься почитаемым мной другом, — она улыбнулась.

— Спасибо, Рей... — говорил он виновато, но на лице была улыбка.

Гарис снова принялся себя ублажать. Ему было стыдно. Но нетерпение было ещё сильнее. Друг стал ласкать свой член.

Рей же не могла ничего. Покрасневшая она лишь наблюдала.

«Вот это да... У Гариса... Такой большой...» — именно так она подумала в этот момент.

Девушка не в первый раз видела член друга. Всё же они жили вместе. Но эрекцию у него ей видеть не доводилось. Это ведь поэтому? Она не могла отвернуться. Хоть и понимала, что когда на неё так смотрят, лучше отвести взгляд...

Друг не понимал суть этого взгляда, но он уже тяжело дышал, ублажая себя. Его член начал раздуваться. Головка была огромной. Она была готова взорваться. Из кончика вытекали прозрачные выделения. Густая жидкая ниточка стекала с него. Выделения попали на руку, и стали разноситься непристойные хлюпающие звуки.

«Такие... Развратные звуки...»

Она стала странно себя чувствовать, услышав их.

Перед ней был мужчина. К тому же друг. Её ничего не могло возбудить в нём. Но глядя на него, тело начало пылать. Особенно внизу.

— Хха... Хха... Хха...

Сердцебиение учащалось, и она стала стонать. Рей не удовлетворяла себя, но дыхание стало сбивчивым.

«Что это?.. Странно... Почему это со мной? Я чувствую себя... Странно...»

Её бёдра тёрлись под одеялом. Кровать скрипела, пока она извивалась.

Заметив её движения, Гарис ускорился, кулак, весь в выделениях, громко хлюпал...

«Что-то и мне... Нехорошо...»

Благодаря звукам возбуждение нарастало. Внизу... Между ног она ощущала зуд.

— А... Это... — и тут к ней обратился Гарис.

— Ч-что? — она озадаченно склонила голову.

— Ну... Понимаю, что тебе будет неприятно... Но можно спросить?

— ... Ты о чём? Спрашивай, конечно...

— Это... Можешь сделать... Мне это... Своей рукой? — неуверенно друг озвучил своё желание.

— ... Что? Ты... Серьёзно? — удивлённо ответила девушка.

— Прости... всё же это мерзко... Просто отвратительно...

На лице появилась вина, и Гарис поник.

— Ч-что ты! В этом нет ничего отвратительного! — ей не хотелось видеть друга таким унылым.

— Но ведь... Это мерзко.

— Не мерзко! Это... Пусть я себя нахваливаю, но ведь я мило выгляжу, да?

— ... Ага, мило, — Гарис честно ответил на это вопрос.

И почему-то от того, что друг назвал её милой, сердце застучало громче. А ведь она была мужчиной...

— Н-ну да. Так что... Когда такая симпатичная девушка разрешает, ты начинаешь мастурбировать. Но, знаешь. Хочется сделать это не самому. Так что... Ничего в этом странного. Не переживай.

Она говорила, стараясь заглушить биение сердца, потом убрала одеяло и встала.

На ней была футболка и трусы... Обычная одежда для сна. Вот только грудь выпирала из-под футболки.

Встав перед другом, она, покраснев, улыбнулась ему:

— Так что не переживай.

Член Гариса разбух ещё сильнее.

— Правда?

— Ну да... Подумаешь, если я это сделаю.

Вообще всё было не так. Хотя член — есть член. Это такое же самоудовлетворение. Потому нечего тут сомневаться... Так она убеждала себя.

— Так что... П-положись на меня... Ладно?

Конечно же она не остановилась после этих слов.

Неуверенно Рей протянула руку. И коснулась члена друга.

«Горячий...»

Кончиками пальцев она ощутила жар. Пенис такой горячий? Её тоже таким был? Размышляя об этом, она ощущала жар. Она ведь пальцы не обожжёт?

Принимая его не только кончиками пальцев, она взяла член в ладонь.

— Ух, — прозвучал голос Гариса. Бёдра дрожали, а член подёргивался.

«Ему... Приятно. От одного касания...»

Будь она женщиной, не знавшей о членах, то начала бы беспокоиться, не больно ли ему. Но изначально Рей была мужчиной, потому поняла, что испытывал друг.

«Лишь от касания он так чувственно отреагировал... Это я его так возбудил?»

Предполагалось, что для неё это должно быть противно. Но почему-то Рей была рада.

«Почему я об этом думаю? Неужели став женщиной, я и думаю как женщина?» — в голове возник этот вопрос.

— Рей... Не только... Трогай.

Думать было некогда. Она выполнила просьбу друга.

— А... Ага. Хорошо. Это... Положись на меня, — она в спешке ответила и подумала:

«Сейчас важнее сделать так, чтобы Гарису полегчало...» — а потом стала неуверенно ласкать член.

«У... Всё же это совсем не так, как когда я это себе делал...»

Когда он ублажал себя, ощущения были другими. О чужом члене она заботилась впервые, потому это было непросто.

«Если я буду делать так, ему понравится?»

Она немного переживала.

— Ах... Да... Вот так.

Но похоже она зря переживала.

На лице Гариса было наслаждение. И это касалось не только лица. Его член лишь немного потёрли, а он разбух ещё сильнее, и выделений стало больше.

Они уже покрывали весь кулак. Липкая жижа была неприятной на ощупь. К тому же теперь она издавала такие же хлюпающие звуки, как и Гарис недавно. Слыша их, смущение только нарастало. Это не тот звук, который стоит издавать слугам божьим. И всё же остановиться она уже не могла.

«Боже... Прости меня. Гарис... Он очень важный для меня друг, и я должен. Потому прости».

Извинившись, она ускорилась.

— Ух! К... Кончаю!

Сколько же уже прошло времени? Гарис наконец кончил. Член в руке задрожал, а из кончика вырвалась струя белой жижи. И её было очень много. Она подлетела и достала Рей до лица.

— Ах... Выходит...

Она ощутила жар на лице, и стойкий запах мужчины щекотал нос Рей.

«Что это за запах?.. Так пахнет мужчина?

Хоть она и была мужчиной, этот запах озадачил её. Но почему? У неё это должно было вызвать отвращение, но почему-то этого не случилось. Скорее уж она радовалась, что заставила выйти эту густую массу.

Поддавшись этим чувствам, она стёрла пальцем сперму со щеки.

— ... Вот это да.

Сперма в её руке скорее напоминала желе, настолько она была густой. Она развратно тянулась нитью между пальцами.

— Хха... Хха... Хха...

Один вид заставил дыхание сбиться. И это относилось не только к дыханию. Внизу разгорелся настоящий пожар.

«Горячо... Там всё зудит...»

Её бёдра извивались.

— Р... Рей!

Внезапно друг повалил её на кровать.

— ... А?!

Не ожидая этого, она широко открыла глаза.

— Прости... Рей... Но я больше... Не могу терпеть, — Гарис извинился перед ней.

— Терпеть... Неужели?!

Она тоже была мужчиной, потому сразу поняла, что он не мог терпеть.

— Н-нет! Нам... Нельзя! Г... Гарис!

Она сопротивлялась, пытаясь сбежать. Но женских сил против здоровяка вроде Гарис было недостаточно.

— Знаю. Нам нельзя... Но я ничего не могу поделать. К тому же... Рей.

Он потянулся к её трусам и с силой сорвал их.

— Что?!

Её щёлка оказалась обнажена. Но Гарис на этом не остановился, он стал касаться пальцами потаённого местечка Рей.

— Хи!

Пальцы напирали. Из-за выделений стали доноситься хлюпающие звуки. А перед глазами всё побелело. Силы оставили, а сладостное чувство накрыло тело.

«Ч... Что это? Не понимаю... Такого у меня... Никогда не было».

Новые чувства смутили её.

— Вот, ты намок. Твоя киска... Вся мокрая, — Гарис показал ей пальцы в прозрачных выделениям.

— Намок... Не может быть. Такого ведь просто...

Рей был мужчиной. Священникам это непозволительно, но он знал о телах женщин от друзей и из книг. Ему было известно о выделениях женщин, когда они возбуждены.

«Намок... Я? Почему? Я ведь не возбуждён...»

Она позволила Гарису кончить. Ласкала его член... Но не может быть, чтобы она возбудилась. Ей просто не хотелось этого.

— Я не вру, — подтверждая это, Гарис снова перебрался к её щёлке. Он играл с киской пальцами, будто говоря: «Тебе ведь это нравится?»

— М! Нет... Прекрати! — она просила друга прекратить.

Но из-за возбуждения Гарис её не слушал. Отдавшись инстинктам, она ласкал её цветок. О ней он совсем не думал. Просто неистово ласкал. И чувство это было пугающим.

«Мужчины... Настолько страшные? Но... Почему? Как так?.. Когда... Он трёт меня там... Голова... Перестаёт соображать».

Испытывала сейчас она не только страх.

— М-м-м! Уф... Фух, фух, фух, ах, ах... Фуа.

Не обладая умением, он ласкал Рей, полагаясь на инстинкты. Её тело чувственно реагировало. Он тёрся о влагалище и массировал клитор, на что она реагировала сладостным голосом.

«Совсем не как у мужчины... Женское тело... Настолько чувствительное? Ах... Плохо. Стой... Мне так... Хорошо...»

Всё тело накрыло непередаваемое наслаждение.

Растекалось чувство блаженства. А хлюпающие звуки в промежности стали ещё громче.

«Этот звук... Я... Так сильно намок? Нет... Надо терпеть... Но... Ах... Я уже не соображаю...»

Она растворилась в наслаждении.

— Афу... Ах, ах... Гарис... Нет, ах, ах, ах...

Она молила его прекратить, но этого нельзя было понять в возбуждённых стонах.

А Гарис не останавливался. Он только недавно кончил, но его член снова был невероятно твёрдым и направлен на промежность.

— Быть не может... Ты что... — она поняла, что он задумал.

И оказалась права.

— Ах... Фух! М-м-м! Входит! Входит... В мою киску... Гарис... Ах... Фуа-а-а!

Друг без смущения двигал бёдрами, проникая в неё. Он растянул влагалище и вошёл внутрь.

— Б-большой... Нет... Ах... Фух! Он не войдёт! Гарис! Хватит... Не надо! Сломаешь... Моё тело... Не надо!

Ей казалось, что в неё всаживают огромный кол. Ей было так больно, что казалось, что её тело разрывают прямо между ног. Из влагалища вытекала кровь. Рей болезненно стонала, боясь, что умрёт.

— Прости... Но я не могу остановиться, — виновато сказал Гарис и стал проникать в неё.

«Я чувствую. Моя киска изменяется под Гариса... Но разве это возможно? Женщины... Они все это ощущают?! Будто я сейчас умру... Я и правда... Умру».

Чувствуя мощный напор между ног, она тяжело дышала. Это ведь удушение? Так она считала. Было так тяжело, что она молила его как могла: «Вынь... Прошу...»

— Рей! Ух! Рей! — но Гарис её не слышал. Без конца он произносил её имя, пока член проникал глубоко в девушку.

— Что?.. Ах... Он... Так глубоко? Неужели это... Моя матка?!

Органом, которого у неё не было раньше, она ощущала член. Она была уверена в этом.

Нет, она не просто чувствовала прикосновение.

— О-о-о!

Ревя словно зверь, Гарис стал двигаться быстрее. Член разбух ещё сильнее, проникая глубоко в киску. Он бился о матку.

— Хи-и-и! Хи-ги! Ох, ох, ох... Стой... Фу-ги-и-и! Слишком сильно! Я не могу... Я... С ума сойду!

Мужчина так двигался, что казалось мог сломать кровать. Когда член входил глубоко в Рей, ей казалось, что она потеряет сознание. Из-за того, как в неё неистово проникали, в голове был настоящий фейерверк.

Тело было в таком состоянии, что ей казалось, что она и правда может умереть.

Но ощущала она не только это.

— Ч... Что? Хи! Кхи-и-и! Это... Ах... Не может быть. Почему... Я... Фух! Так тяжело... Тяжело... Ах, ах... Будто я умру... Но так... Ах... Это... Странно! Странно!

Вместе с муками она ощущала что-то сладостное. К болезненным вздохам примешалось блаженство...

— Нравится? Рей... Тебе... Нравится? — конечно же Гарис заметил перемены.

— Что... Нет! Я... Не... Нравится... Это не так! Нет, это неправда, неправда!

Она замотала головой, отрицая блаженство. И говорила она не только Гарису. Она убеждала себя.

— А так? Так нравится?

Но друг ей не поверил. Он стал двигать бёдрами ещё сильнее. Будто совсем не заботясь о её теле. Просто поддавался инстинктам.

Но это...

— Н-нет! Ах, ах! Всё... Не так! Мне такое... Не понравится... Я... Мужчина... М-м... Мужчина! Хи! Фу-хи! Хи-и-и!

Было так здорово. Что аж не выносимо.

Она говорила, что ей не нравится, но всякий раз, как в неё проникали, лицо искажалось, а к словам примешивались довольные стоны, было ясно, что Рей наслаждается.

— Хи! Ахи! Хи, хи, хи-и-и!

Неосознанно она схватилась за спину Гариса. А ногами обхватила его бёдра. Будто хотела, чтобы он проникал ещё глубже...

Поддавшись возбуждению, Гарис тоже её обнял. Но не только.

— Мф... М... М-м-м?!

Его губы оказались на её губах.

«Быть не может... Поцеловал? А? Я... Целуюсь с Гарисом?!»

В это было сложно поверить. Он был её другом. Они росли вместе... Она подумать не могла, что он украдёт её поцелуй. Но она точно чувствовала его губы. И он не просто её целовал, его язык вошёл внутрь.

— Чмок... Чмок! М-м-м... Чакв... Чмок...

Он двигался во рту. Хотя умения не хватало. Просто поцелуй под действием инстинктов. Скорее уж дикий. Но...

«Что это... Будто... Он у меня в голове... Он целует меня и вставляет туда член... Ах... Хоть это и Гарис... Это так здорово...»

Это было так приятно. Рей не могла отрицать это наслаждение.

Блаженство... Поддаваясь ему, Рей тоже начала играть языком. А ещё двигать бёдрами в ответ. Каждый раз как член глубоко проникал в неё, киска непроизвольно сжималась.

«Что-то подступает... Быть не может... Ах... Я... Скоро кончу? Нет! Только не это... Недопустимо... Надо терпеть... Ах... Надо выдержать, но...»

Наслаждение было таким, что она ничего не могла.

— Гарис... Прошу... Чмок... Хватит... Я уже... Уже! Прошу... Стой!..

— Ты кончаешь? Тогда... Кончи. Я тоже кончаю! Кончаю! В тебя, Рей!

Пока он говорил, его член раздулся.

— Кончаешь... Нет! Я... Ведь стал женщиной... У меня... Матка! Так у меня... Ребёнок будет... Только не внутрь!

Забеременеть... Как женщина она испугалась этого.

— Р... Рей!

Но он не откликнулся на её просьбу. До самого конца он глубоко проникал в неё.

— Фу-хи! Хи-и-и-и!

Сознание было готово оставить её.

И в следующий миг вырвалась сперма. Член дрожал, а огромное количество белой жидкости извергалось.

— В... Вливается! В моё влагалище... В матке... Так горячо! Это... Хи-и-и! Чувствую! Киска... Заполнена... Ах... Потрясающе! Нет... Я не вынесу... Я... Я!

Рей ощущала, как сперма заполняет влагалище и матку. Жар внутри превращался в наслаждение.

«Не понимаю! Я просто... Не соображаю! Я... Кончил? Кончил... Как женщина? Потрясающе... Просто невероятно! Сдержаться просто невозможно! Я...»

Наслаждение превосходило мужское в десятки и сотни раз. Её поразило прямо в голову.

— Кончаю!

Рей достигла оргазма.

Она широко открыла глаза и развратно разинула рот. Тело дёргалось, точно сломанная игрушка, девушка сжимала бёдра Гариса обеими ногами, а ногти впивались в спину друга.

— Фу-хи... Хи, хи... Хи-и-и.

Это наслаждение нельзя было остановить. Она ощущала жар у себя между ног... И растворялась в блаженстве.

— Афу... Ха-фуа-а-а-а... Хха, хха... Хи… Хи-и...

Наконец Гарис вынул член. После блаженства наступила вялость, тело покинули силы.

«Это было просто незабываемо. Если познаешь, как это здорово... Прежним уже не станешь...»

Это наслаждение пугало её.

***

— Прости... Рей... Больше не повторится. Ни за что... Прости меня, — на следующий день её друг извинялся.

— ... Тебе не за что извиняться, мы ведь друзья. Так что всё в порядке. Не бери в голову, — она улыбнулась ему.

«... Вчера случилось что-то невероятно. Но теперь Гарис снова прежний. А значит всё хорошо... Мы снова вернёмся к привычной жизни».

Так она думала...

Но на деле ничего не закончилось. События прошлой ночи для неё были только началом.

***

— Так ты стал женщиной.

— В обмен на силу?

На следующий день, как друг Рей лишил её невинности, её окружили другие священники. И все они были по-настоящему удивлены.

— ... Почему вы так решили? — спросила она осторожно, и получила ответ: «Вчера из вашей комнаты доносились странные звуки... Вот мы и заглянули».

— В общем... Ты ведь понимаешь, чего мы хотим?

Рей была мужчиной. По их выражениям, она сразу поняла, чего хотели парни.

— ... Но мы ведь служители господа.

Но так просто она это принять не могла. Она попробовала их остановить.

— Верно. Но убедительности в твоих словах нет. Ты ведь уже сделал это вчера с Гарисом.

— ... Это... — ей нечего было ответить.

— Так что? — спросили у Рей.

— Но...

— Рей... У тебя нет выбора. Если не согласишься, мы расскажем о твоём теле первосвященнику. И о том, чем вы вчера занимались. Ты же понимаешь... Что случится?

— ... М.

В таком случае это коснётся не только её. Гариса тоже выгонят из церкви. Ладно она, но друга вмешивать ей не хотелось.

— Ладно. Так... И что мне делать?

— Пошли.

Её взяли за руки. А потом повели в конюшню за церковью. Её не использовали, и лошадей там не было. Потому люди туда редко заходили.

Там её друзья разделись, выставив напоказ члены. Все они уже стояли... И не только. Они ещё ничего не сделали, а с из концов сочились выделения.

По помещению расходился стойкий запах самцов. От одного вдоха кружилась голова. К тому же она вспомнила. То, чем занималась вчера. Испытанное тогда наслаждение...

Тело начало пылать. В потаённом местечке потекли выделения.

— Н-не показывайте мне такие грязные вещи, — сурово проговорила она, стараясь скрыть реакцию тела.

— Грубо так говорить. У тебя ведь тоже он был. Ну и что делать с ними будем? Может для начала пососёшь?

— А?! П-пососать?

— Сделаешь минет. Всегда хотеть узнать, каково это.

— Нет... Но, вы ведь... Понимаете, что просите?

Она была мужчиной. И было даже думать мерзко о том, чтобы сосать член другого мужчины.

— Понимаем. Но... Ты уже сексом занимался, так чего переживать-то?

— Это совсем разные вещи.

— Ну... Может и так. Но выбора у тебя нет. Понимаешь ведь, — друзья посмотрели на неё. Они были серьёзны.

— ... Понимаю, — ей оставалось лишь кивнуть.

«Ух... Как же мерзко».

Она села на соломенный пол. И теперь члены были прямо у неё перед глазами. Из-за близости, запах стал ещё сильнее. Если она возьмёт их в рот, её ведь не вырвет? Именно так она думала. Потому и была не уверена. Но друзья говорили: «Давай быстрее. Я уже не могу терпеть».

«Выбора нет. Я уже так далеко зашла. Я получила силу от бога. И обязательно стану служителем героини. И защищу Гариса. Так что...» — так она уверяла себя.

— М-м...

Она открыла рот и заглотила член.

«Эх... Воняет. Такой солёный. Так мерзко. Это... Вкус члена?»

Во рту расходился вкус самца. Ей казалось, что её стошнит от одного запаха. Ощущение было настолько мерзким, что на лбу появились морщинки. Хотелось выплюнуть. Но она сдерживала эти чувства.

— Ах... Да. Как здорово.

Она только начала сосать, а голос парня стал довольным.

«Хочу закончить поскорее. Буду так делать, и он скоро кончит».

Это было невыносимо. Но надо было сделать это.

Отбросив все неприятные мысли, Рей принялась сосать.

— Чмок... Чмок... М... м-м-м... Мф!

Она взяла член в рот впервые. Потому не знала, что с ним делать. Но понимала, что если ласкать, ему понравится. И исходила из того, что бы понравилось ей. Она ублажала член, стараясь поскорее со всем покончить.

Губы сжимали член. Язык нежно облизывал головку. Она сжимала щёки, затягивая пенис.

— Чмок... Чавк... К-как тебе... Чмок, чмок... Так... Нравится?.. Чавк... Чмок...

Продолжая ублажать, она подняла взгляд и спросила, нравится ли парню.

— Блин... Как здорово... Лучше, чем я представлял. Кончаю... Я уже... Кончаю!

Парень уже дошёл до предела.

«Он дрожит во рту... Похоже и правда собрался кончить...»

Понимая, что он на пределе, она подалась назад. Ей не хотелось, чтобы сперма оказалась во рту.

— Р... Рей!

Но друг ей этого не позволил. Он взял её за затылок и начал двигать бёдрами.

— Гхо-о-о-о?!

Член доставал до горла. Парень сделал всё настолько внезапно, что она широко открыла глаза и стала дрожать.

А другу было плевать на неё, он просто кончил.

— Афу... Мф... Она... Вливается... О-о... Хо-о.

Вонь становилась сильнее. Из дрожащего члена вырывалась белая жидкость. Рот девушки оказался переполнен.

«Воняет... Этот вкус... Это... М-м... Сперма такая отвратительная? Мой рот... Гадость. Гадость. Гадость!»

Вкус оказался просто ужасным. Хотелось скорее всё это выплюнуть... Думая об этом, Рей сопротивлялась. Но друг не собирался отпускать её голову. Он сказал: «Давай, проглоти, Рей».

— Будто я могу... Проглотить это...

— Глотай. Или же... Хочешь вылететь отсюда вместе с Гарисом?

— Ух.

После этого ей нечего было сказать.

— Глоть... Глоть, глоть... Гхе... Гхе-гхе... М-м-м.

В итоге Рей проглотила сперму. Она была густой, потому она закаляла. А прокашлявшись, с уголков рта девушки стекла сперма. И всё же друг её не отпустил. Хотел, чтобы она проглотила всё до капли.

Сопротивляться она не могла, потому её желудок заполняло мерзкое чувство тепла, Рей продолжала глотать сперму.

— ха... Пха... хха, хха, хха. Уфуэ...

Наконец из её рта вытащили член. Она стала тяжело дышать и ощущала лишь запах спермы.

— Теперь... Всё? — спросила она.

— Конечно же нет. Мы тоже хотим.

— Точно... Удовлетвори всех.

У Рей сперма вытекала изо рта и носа, а другие парни уже приближались к ней со своими членами. И их было не несколько... Несколько десятков... Они вгоняли её в отчаяние.

Началось ещё большее безумие.

— Гхо! Офу! М-м-м-м-хо-о-о!

Отдавшись инстинктам, они измывались на Рей.

Засунув члены ей в рот, они как безумные двигали бёдрами. Двигали её голову взад и вперёд, точно это игрушка, бессчётное число раз погружались по самое горло. Их не волновало, что ей было плохо. Они просто насиловали её рот и кончали.

Но на надругательстве над ртом Рей всё не закончилось. Она ещё и мастурбировала. Пока насиловали её рот, она работала обеими руками.

И руки и рот не могли полностью удовлетворить друзей. Они желали познать наслаждение... И нещадно насиловали её влагалище.

— М-м-м! В... Входит... Офу... Мф... Вхо... Хо-о-о! Внутри... В моей киске... Мне плохо!

Она скакала верхом на одном из парней, пока заглатывала член. Девушка сидела в позе наездницы, пока её киску трахали.

— Твоя киска... Так сжимает мой член. Тебе настолько это нравится?

— Н... Не... Нет... Хи... О! М-м-м... Чмок.

Она говорила, что ей это не нравится. Но из-за того, что в неё проникали, из влагалища стало вытекать много выделений.

«Что это? Меня ведь... Насилуют. Это изнасилование... Но почему? Ах... Мне должно быть это противно... Я не должен хотеть этого... Но как же приятно. Моё тело... Женское тело... Настолько чувствительное?!»

Член тёрся внутри её киски, а тело будто оставляли силы. Сладостную волну, которая накрыла её, можно было назвать лишь экстазом.

— Мф... Мф... Ах... Афу... Чмок...

Изо рта, в котором был член, вырывалось горячее дыхание со стонами.

— Не могу просто смотреть! Я тоже... Тоже сделаю это!

Ещё один парень не выдержал, и подошёл ближе, достав член. Он встал позади Рей.

Рот, руки и влагалище были заняты членами. Ещё одному парню вставить было некуда.

— Да, ещё одно свободное отверстие.

Но его это не остановило, и он направился к её анусу.

— М?! Не... Не может быть...

Она ощутила горячий член у попки. И сразу побледнела.

— Н... Нет... Офу... Хо-о-о! Только... Только не туда!

— Вставляю! — но он её не слушал.

— О-о! Вошёл... Он... М-м-м! В киске и попке... У меня... Чмок... Чмок, чмок... В попку... Вошёл!

В её попку вогнали член.

В орган, предназначенный для вывода веществ, проникли. Попку растягивали так, что она могла порваться.

«Насадили... Меня... Насадили на член! Меня так... сломают! Моё тело... Раздавят членами!»

Её ректальный проход растягивали. Рей чувствовала, как обе её дырочки растягиваются. Два члена пытались раздавить её изнутри. Её рот тоже насиловали, потому ей казалось, то они прошли насквозь.

— М-м... Хо-о-о!

Её тело было в экстазе от того, что все отверстия её тела насиловали.

— С... Стойте... Нет... Я умру... Я... Правда умру.

Она думала, что они затыкают её до смерти.

— Ах... Задница... Просто супер! Потрясающе! Не остановиться!

Но как бы ей ни было плохо, как бы она ни умоляла, друзья не думали останавливаться. Наоборот, они лишь ускорялись. Так с друзьями... Нет, как даже с людьми не поступают. Её использовали как секс-куклу и продолжали измываться над её дырочками. Просто действовали так, как велели инстинкты...

«Жестоко... Это слишком жестоко... Но, ах... Пусть так, мне... Мне...»

Даже при том, что с ней так обращались...

«Так хорошо... Члены трутся в киске... И попке... Что я не соображаю... И мне... Так хорошо».

Наслаждение превосходило страдания.

Всякий раз как члены входили глубоко в её влагалище и бились о её анус, из неё хлестали выделения. Изо рта вырывались сладостные стоны. Она и сама двигала бёдрами в такт друзьям...

— Чмок... Чавк... Чмок...

Она стала ублажать члены ещё старательнее. Девушка старалась ещё лучше распробовать их, заглатывая. Она издавала развратные хлюпающие звуки, желая сперму.

«Члены такие мерзкие... Но почему же? Они такие... Вкусные. Я... Думаю, что члены вкусные... Нет... Я... Схожу с ума. В киске, в попке... И во рту... В меня повсюду проникают члены... Ах...»

— Я... Скоро кончу...

Её переполнял экстаз.

— В-вот как! Кончишь? Ты такой сексуальный, Рей! Ты так хочешь кончить?!

— Давай, раз хочешь кончить, кончи! Мы тоже кончим... Я кончу! Прямо в твою киску!

Словно эти слова послужили спусковым крючком, все достигли предела. Они не просто сказали это. Они снова ускорились. Было слышно, как они проникают в неё.

— Так... Сильно! Офу... Чмок... Это... Слишком приятно... Я... Сойду с ума! Мне... Нехорошо! Чмок! Чавк! Я... Чавк, чмок, чмок... Больше... Не могу... Кончаю! Я... Хи-и-и! Кончаю! Кончаю!

Наслаждение вырвалось.

— О-о-о-о! — вместе с Рей завыли парни и кончили.

— Фу-хё! К... Кончаю!

В рот, влагалище и попку извергалась сперма. Всё её тело заливали белой жидкостью.

— Абю-у-у! Ихи! В меня... Кончили... Покрыли всю! Как здорово! Ххо, ххо! Охо-о-о-о!

Она была полностью покрыта телесными выделениями. Негоже священнику выглядеть так. Но как же было здорово. Это было непостижимое высшее блаженство.

— Ха-фух... Хья-хи... Хха... Хха... Ха-хя. Ха-хя. Ха-хя.

Наконец из неё вытащили члены.

Рей завалилась на пол конюшню. Лицо было искажено от наслаждения из открытых влагалища и ануса вытекала сперма.

— Было незабываемо... Полагаемся на тебя и впредь, — друзья довольно посмотрели на неё.

— Полагаюсь и впре... Фу-хи... Фу-хи-хи-хи...

Нельзя продолжать. Надо всё это закончить... Так она думала. Но на лице была улыбка.

«Ах, я уже не буду прежним, познав это наслаждение. Я... Не стану прежним...»

***

— Ах, потрясающе... Ахю! Он достаёт так глубоко. Ах, ах, ах.

Рей стала живым туалетом.

С ней спали все в церкви. Неважно когда и где...

В неё кончали в кустах в саду, устраивали групповушку в общественной бане. И конечно в её комнате...

— Рей! Рей!

— Член Гариса... Потрясающий! А-а-а... Ты трахаешь мою матку! Кончаю! Я... Кончаю лишь от того... Что ты вошёл в меня!

Гарис тоже не смог устоять перед искушением.

Нет, не только Гарис. Даже священники не смогли сдержать свои желания.

— Проглоти. Нашу сперму, — улыбающиеся священники протянули ей чащу для вина, наполненную спермой.

— Хха, хха... Хха... Чмок... Чавк, чавк, глоть...

Рей выпила. Ведь иначе её подвергли бы анафеме.

«Потому у меня нет выбора. Я хочу остаться здесь. Ведь... Я буду сопровождать героиню... Да, мне надо выпить. У меня просто нет выбора...» — повторяла она себе. Но это было лишь оправданием.

«Ах... Вкусно... Лишь от того, что пью... Пью сперму... Я уже...»

— М-м... Мф.

Она на самом деле хотела этого.

Так хотела сперму, что просто выпивая её, готова была кончить...

— Кончаешь лишь от того, что пьёшь сперму. Грязная женщина. Надо тебя наказать.

Смотревшие на неё священники достали члены.

— Ха-а-а-а... Да. Накажите... Меня... Накажите...

Рей раскрыла свою киску перед ними.

***

Прошло несколько месяцев, Рей вызвал первосвященник.

— Это... Что-то случилось?

У этого человека было здесь больше всего власти. Потому она нервничала. И он сказал ей коротко:

— Священница Рей. Тебя выбрали.

— Выбрали? — она не понимала, для чего выбрали.

— Ты можешь сопровождать героиню... Или остаться здесь как священница утешений, — ответил первосвященник.

— Сопровождать героиню?.. Я смогу отправиться в путешествие?

— Угу. Завтра ты отправишься с госпожой героиней, чтобы спасти этот мир.

— Наконец-то...

Этот день настал.

И всё же её заинтересовали слова «священница утешений».

— Как я и сказал. Будет утешать нас. Так вот я подумал. Исходя из того, как ты выглядишь. Может ты предназначена не для героини, а была дарована богом нам?

— В-в каком смысле?

— У нас много запретов. Всё же мы служим богу. И они довольно суровые. Ты была мужчиной и понимаешь это.

— Это... Да.

Первосвященник кивнул:

— Возможно ты дар божий за все наши воздержания, божественное благословение за все невзгоды.

— Это...

Такое может быть? Она сомневалась. Возможно первосвященник был прав. С тех пор, как все стали пользоваться ей, стали бодрее. Мир был заполнен тьмой сейчас, и помощь священников была нужна сильнее, чем раньше.

— Так что выбирай. Твоя сила... Ты используешь её ради героини или церкви... Всё зависит от тебя, — первосвященник смотрел прямо на ней.

И что же мне выбрать?

Последовать ли за героиней, как она и мечтала? Или же остаться и стать священницей утешений?

Следовать за спасительницей было её давней мечтой. В таком случае надо было выбирать это.

Но если она станет священницей утешений... Одна мысль вызвало острый зуд между её ног.

— Я...

Рей сделала выбор...

-- Я отправляюсь в путешествие. Ради мира со спасительницей... С госпожой героиней!

-- Я остаюсь. Моё тело будет служить всем...

***

— Я отправляюсь в путешествие. Ради мира со спасительницей... С госпожой героиней!

Рей не сомневалась.

Она выбрала свою старую мечту.

— ... Вот как, таково твоё решение. Тогда мне нечего сказать. Священница Рей... Оставляю героиню на тебя. Спаси этот мир, — сказал первосвященник.

— Да! — уверенно ответила она и кивнула.

«Спасу. Я спасу этот мир вместе с госпожой героиней...»

На следующий день она встретилась. Со спасительницей, которую она видела лишь раз давно...

— Это... Я... Я Стелла. Ты из церкви? Это... Полагаюсь на тебя, — героиня бодро поклонилась.

— А я... Рей. Я тоже рад... Рада с вами познакомиться, госпожа героиня.

— Это... Не зови меня «госпожа героиня». Просто Стелла... Госпожа священница, — невинно улыбаясь, сказала героиня.

— Х-хорошо. Тогда... Госпожа Стелла.

— Без госпожи... Меня это очень смущает.

— Но вы ведь очень важная для вех госпожа героиня. И вам не стоит называть меня госпожой священницей. Я ещё ученица. Так что... Зовите меня просто Рей, — в ответ героине она тоже улыбнулась.

— А? А... Ну... Это... Г-госпожа Рей?

— Да! — она бодро кивнула.

«Я защищу её! Ради этого мира! Используя тело, дарованное богом!» — поклялась она себе.

И они отправились в путь...

***

И вот она сделала другой выбор...

— Я остаюсь. Моё тело будет служить всем...

Уйти с героиней... Об этом она раньше мечтала. Ей хотелось спасти мир. Всё это не покинуло её даже сейчас. Но здесь было много сильных священников с божественной магией. Любой мог стать силой героини.

Но утешить здесь всех может лишь она. Принять их члены своим телом по силам лишь ей. Потому...

Зуд в промежности становился лишь сильнее, Рей выбрала роль священницы утешений.

— Уверена? — спросил первосвященник.

— Да... Я не против, — Рей кивнула, пока двигала попкой и тёрлась бёдрами.

— Вот как... Тогда давай быстрее.

Первосвященник задрал робу и обнажил нижнюю часть тела.

— П... Потрясающе...

Она увидела его член.

Ему было уже около восьмидесяти лет. Но член был невероятно твёрдым. Он не уступал остальным мужчинам здесь...

— Знаешь ведь... Что делать.

Первосвященник не дал ей чёткий указаний. Но она и так поняла. Она должна была...

— Прошу простить, сказала она и разделась.

Ещё грудь и промежность были обнажены. И она раскрыла свою расщелину. Её цветок был прекрасно виден. Из раскрытой киски сочились выделения.

— Господин первосвященник... Насладитесь моим телом.

Зуд стал ещё сильнее. Она сама понимала, что выделений становится ещё больше, Рей раздвинула ноги перед первосвященником, сидевшем в кресле, она опустила бёдра, погрузив член в своё влагалище.

— Ах... Как здорово...

Она ощутила наслаждение лишь от того, что он вошёл.

— Мне тоже... Ух... Да! Вот так... Вот как... Вот каково женское тело! — довольно проговорил первосвященник.

Почти всю свою жизнь он провёл в церкви. И впервые познал женщину. Его член довольно дрожал в её влагалище.

— Я чувствую. Ваш член двигается в моей киске... Я так рада. Так рада!

Ей доставляло нескончаемое удовольствие то, что она смогла сделать приятно своим телом первосвященнику.

«Да. Боже... Ты подарил мне тело ради этого... Ради всех них...» — наконец подумала она.

«Я буду стараться. Боже... Я... Утешу своим телом всех! Это будет моей благодарностью тебе», — поклялась она в благодарности.

— Господин первосвященник! Господин первосвященник... Ах, ах, ах!

Рей раскачивала бёдрами. Она крепко обнимала первосвященника, двигаясь словно озабоченное животное...