Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Глава 3. Демонический глаз разврата

Приближалась полночь. Муцуки лежал на кровати в приготовленной для него комнате. Он выключил свет, но всё равно не мог уснуть.

Может быть, дело в непривычной постели, а может, это из-за странной пустоты в голове.

Всего восемь часов прошло с момента, как он отправился из школы домой, но произошло столько всего... Он вымотался так, словно не отдыхал несколько жизней подряд, и теперь тело отказывалось расслабиться.

Муцуки многое узнал и в целом понимал, что происходит.

Похоже, ему придется отказаться от части своей жизни. Как и говорила Мика, ему придется жить здесь, хотя сегодня он позвонил домой и сказал, что переночует у друга.

— ...

Муцуки перекатился на бок и осмотрел комнату – абсолютно пустую, если не считать кровати. Он выключил свет, но не закрыл шторы. Луна сегодня была яркой; быть может, поэтому он и не мог заснуть.

Муцуки хотелось видеть хоть какой-то свет, и окно он так и не закрыл.

Стоило ему лишь закрыть глаза, как перед его мысленным взором воспроизводились захватывающие события сегодняшнего дня.

Он лежал в школьной рубашке и трусах, потому что не успел захватить из дома вещи, но одних воспоминаний хватило, чтобы взмокнуть.

Вечером Мика объяснила ему всё ещё раз, подробнее.

Верилось в это с трудом, но теперь Муцуки кое-что соображал.

У него имеется странная особенность, “Змеиный глаз”.

В этом он не сомневался, так как видел и Глаз, и то, как Тиаки из-за него чуть не сошла с ума.

И Змеиный глаз желали заполучить две организации.

Во-первых, демоны – тот мальчик, Люсия, и черная жидкость, суккубы. Очевидно, они не были людьми.

Вторые – ФеТУС, организация, состоящая из людей. Именно они натравили на него “Порше” и полицейскую машину.

Их возглавлял узкий круг избранных, Ведьмы ФеТУСа. Они могли “взвести” механизм, и тогда он становился Куклой. Годились не только автомобили – это могли быть самолёты, спутники, телефоны и что угодно ещё.

Змеиный глаз настолько могущественен, что способен нарушить баланс мира, если неправильно им воспользоваться.

Ангелы же защищали носителей Змеиного глаза.

Они объединились для защиты мира людей и пытались придумать способ остановить демонов и ФеТУС. Эндзю и Мика – ангелы, и они защитят Муцуки, пока способ не будет найден.

Другими словами...

Какое-то время я не смогу жить дома. Наверное, Муцуми-тян будет плакать.

Послушаться ангелов оказалось наилучшим выходом. Муцуки совершенно не хотелось, чтобы черная вода или ходячие машины напали на его семью.

Осознав, что именно он являлся целью всех этих происшествий, Муцуки вспотел еще сильнее. Он повернулся на другой бок, чтобы остыть, но теперь пот выступил на лбу.

Демоны и люди, сверхъестественным образом управляющие механизмами, пытались вырвать его глаз.

Это казалось полным бредом, но всего восьми часов сегодняшнего дня хватило, чтобы Муцуки полностью во всё поверил

По телу пробежали мурашки, и он снова заворочался.

Остаётся лишь положиться на Мику и Эндзю.

Хотя я не чувствую, что мне особо рады.

Вспомнив еще одного соседа по квартире, Муцуки снова приуныл, уже по другой причине.

— Э-э... Рад познакомиться, Эндзю-сан.

— ...

— Э-э...

— Давай проясним сразу: я защищаю тебя лишь потому, что обязана. Я не люблю людей.

— У-у-у...

— И больше всего я ненавижу жалких извращенцев!

Вот что сказала Эндзю, узнав, что он остается здесь.

Непростая ситуация для пацифиста (а если честно, то просто слабовольного парня) вроде Муцуки.

Я не спорю, что жалок, но за что она назвала меня извращенцем? Это же не моя вина.

Он не виноват… но тут Муцуки начал представлять себе её обнаженное тело. Он потряс головой, выкидывая эти мысли. Казалось, однако, что изображение Эндзю намертво впечаталось в его сетчатку, и оно совсем не хотело исчезать.

Только сейчас Муцуки начал осознавать, что находится в одной квартире с красивой женщиной и девушкой, которых повстречал лишь сегодня.

И в тот же момент раздался голос Мики.

— Муцуки-кун? Я вхожу.

Не дожидаясь его ответа, Мика распахнула дверь и вошла, держа в руках блюдце.

— Я принесла масло, которое поможет тебе успокоиться

Похоже, она знала, что Муцуки не может уснуть. Мика опустила блюдце на пол около кровати и щёлкнула пальцами. Над маслом повис крохотный огонёк. Похоже, она соорудила ароматическую лампу.

Муцуки попытался сесть, то Мика остановила его, слегка толкнув рукой, и села рядом.

Муцуки взглянул вверх, на неё, освещённую луной и пламенем свечи.

Нежный свет смягчал экзотический оттенок её кожи. Он снова и снова отмечал её красоту и смущался. Светлые волосы Мики сияли в слабом свете, словно впитывая его, и источали липкий и сладкий аромат взрослой женщины.

Мика окунула палец в теплое масло и нежно погладила щеку Муцуки.

— Не волнуйся насчёт Эндзю. Она многого не знает о человеческом мире, поэтому немного на взводе. На самом деле она хорошая девушка.

Муцуки почувствовал её ладонь, скользящую по его коже, и вдохнул слабый оливковый запах масла. Заворожённый, он закрыл глаза...

Но мгновение спокойствия сразу же завершилось. Совершенно другим тоном Мика продолжила:

— Вероятно, она так сильно ненавидит Змеиный глаз потому, что девственна. Эндзю слишком одержима чистотой. Это так по-детски... возможно, она будет немного лучше понимать мир, если я возьму страпон и решу эту проблему.

Муцуки впал в ступор.

Мика же искренне рассмеялась – по-детски озорным, немного застенчивым и влекущим смехом.

— Шучу.

Она сузила свои красные глаза, которые, казалось, поедали Муцуки, и оседлала его живот.

— Эм... Мика-сан? Что вы делаете?

Дома она не носила ни плащ, ни ботинки. Красивая женщина верхом на нём была одета в количество ткани не большее, чем купальник.

Она так близко... Её г-груди почти касаются меня. Ах, как хорошо она пахнет...

Запах её тела был настолько сильным, что почти заглушал аромат масла, но оставался достаточно мягким, чтобы не терзать его нос. Муцуки не представлял, что должен делать, поэтому судорожно отвернулся.

Мика, похоже, нашла его реакцию забавной, и откинула назад свои светлые волосы.

— Ты девственник, Муцуки-кун?

— Что?

— Разве не так?

Колени Мики скользнули вперёд.

Он не сразу понял, что она подразумевала под «девственником», но его мысли тут же ушли в другую сторону.

Мика придвинулась так близко, что почти касалась бёдрами его плеч. Её юбка, несмотря на свою длину, кое-что всё-таки скрывала... пока она не потянула её вверх.

Муцуки невразумительно захрипел.

Под юбкой её тело было едва прикрыто кожаными стрингами. Это было не столько бельё, сколько способ соблазнительно показать женское тело.

И хотя Муцуки и так видел почти всё, Мика оттянула стринги в сторону.

— Хе-хе-хе♪ Впервые такое видишь?

Всё это было столь неожиданно, что Муцуки застыл.

Контраст между её коричневой кожей и светлыми лобковыми волосами поразил его.

Перевернутый треугольник женской плоти заполнял впадину между её гибкими бёдрами. Чуть ниже центра вьющиеся светлые волосы переходили в длинную вертикальную линию. Щель пролегала внизу, по центру плоской нижней части.

Это же ж-женская...

Любой в возрасте Муцуки хотя бы несколько раз видел это на неприличных изображениях или видео, но впервые в жизни он видел всё без мозаики цензуры.

Он не только впервые видел вагину, но и делал это с чрезвычайно близкого расстояния.

Муцуки это больше поражало, чем возбуждало, и его разум полностью опустел.

— Я не сказала тебе ещё кое о чём.

— Э?

— Насчет влияния Змеиного глаза. Я покажу, какой силой ты обладаешь.

Муцуки почти готов был заплакать. Его дыхание становилось всё тяжелее, и эти вдохи касались её вульвы. Мика, похоже также не способная успокоиться, крепко держала его лицо обеими руками и шептала:

— Взгляни. Это моё тело. Оно реагирует так же, как у любой человеческой женщины.

Зафиксировав его голову, она передвинулась выше и почти коснулась своей промежностью носа Муцуки. Невыразимо чарующий аромат плоти взрослой женщины защекотал его ноздри.

— Откройся, демонический глаз разврата. Я дарую тебе тринадцать секунд свободы, так пронзи же любую жертву, которая встанет у тебя на пути.

И в тот же момент Муцуки почувствовал, как похолодел его правый глаз.

— ...

Одновременно глаз пронзило болью и он начал жарко пульсировать – как недавно вечером, когда что-то похожее проделал Люсия.

Но...

— Ах! Ах... Ах,ах! А-а-а-а-а-а-а-а-а!

Приглушенные крики эхом прокатились по комнате.

— ...

Их издавал не Муцуки. Своим черным змеиным глазом он безучастно смотрел на оседлавшую его Мику. Глаз болел и дергался, словно чужой, но через несколько секунд боль стихла.

Это происходило уже во второй раз, наверное, поэтому его тело принимало новую силу.

Мика кричала.

— А-а-а-а-а-а-а! Кх.... Да ты шутишь... О боже... Это... Это же...

— А? Э? Мика-сан? Что?..

— !~~ М-моё имя... А-ах, это всего лишь... твой голос... но... м-м-м-м...

То же происходило и с Тиаки.

Женщина вскрикивала и стонала, всё повышая голос. Её коричневую кожу покрыли капельки пота, разлетавшиеся в стороны, когда она безумно корчилась, словно от удара током.

Это?..

Наблюдая за этим, Муцуки наконец-то догадался, в чем состоит его сила.

Словно в подтверждении его догадки, вагина Мики начала реагировать. Коричневая плоть дергалась, раскрываясь, в отличном от всего тела темпе.

Нежная плоть, показавшаяся в щели, была бледно-розовой. Сама щель, дрожа, раскрывалась всё шире.

Всё это очень сильно походило на просмотр покадрового видео цветения Утреннего сияния.[✱]Примечание: Тут автор применяет игру слов. С одной стороны можно перевести как название цветка (Утреннее сияние), с другой стороны также называется эрекция по утрам. Но так как речь идет о женщине, то переводчик решил оставить данный вариант.

— Ах-х-х~~ ...

Ровно через тринадцать секунд холод снова охватил правый глаз Муцуки, и Мика, обессилев, упала. Муцуки сразу же ее подхватил.

Её тело пылало, а кожа источала теперь нотки пота и чего-то соблазнительно-женственного.

— А-ах... Ха... Это даже сильнее, чем говорилось в легендах, и намного больше, чем я когда-либо воображала. Не могу поверить, что это от одного лишь твоего взгляда. Твой голос был настолько сильным... я подумала, что умру, когда ты назвал моё имя.

Мика задыхалась, и ей пришлось опереться на Муцуки

Лицо Муцуки накрыла её грудь, но он, чувствуя, как часто бьется её сердце, не решился пошевелиться.

— Теперь ты знаешь, в чём заключается сила Змеиного глаза, не так ли?

Он встретил взгляд повлажневших глаз Мики и слегка покраснел.

— Это, ну... возбуждает женщин.

— Верно. С древних времён известно, что змеи могут развращать женщин.

— ...

Так вот что подразумевалось под покорением половины мира. Как только всё встало на свои места, Муцуки понял, что сделал с Тиаки, и скривился от ненависти к себе.

Он невольно обрадовался, что больше не живет с семьёй. Если он обратит эту силу на мать или сестёр, то захочет покончить с собой.

— Я не позволю тебе злоупотреблять этой силой. Ты не можешь использовать её, когда она запечатана, поэтому не пытайся думать о превращении всех девушек мира в своих сексуальных рабынь.

— Я и не д-думал об этом.

Он и правда подумал о многих способах применения этой силы, но тут же потряс головой. Совершать плохие поступки – не в его характере.

Мика внезапно заговорила, продолжая расслабленно лежать на нём:

— Легенды говорят о «совращении» женщин, но слишком размыто. Это было так удивительно.

— П-прости.

— Хе-ех… тебе не нужно извиняться.

Всё ещё лежа на нём, Мика скользнула рукой к его бедрам.

— А не считаешь ли ты нужным взять ответственность за то, что заставил меня чувствовать это♪?

— Уа-а! Э-э?!

Её пальцы проскользнули в его трусы, пощекотали бедро и стянули ткань вниз.

Не успел он подумать, что это щекотно, как она уже достигла его самого чувствительного места.

Её пальцы, гибкие и тонкие, были так прекрасны, словно принадлежали статуе, а не живому существу. Двигаясь, тем не менее, в довольно грубой манере, они обхватили морщинистые шары Муцуки.

— Погоди, Мика-сан? Что ты делаешь? Ой-ой-ой-ой-ой!

— Хм-м? А тебе не ясно?

Не убирая руки от его слабой точки, она мягко надавила на то, что там росло.

Не то чтобы Муцуки этого не понимал. Он прикусил губу.

— Или моё тело не в твоём вкусе?

— Нет, не в этом дело...

— Ну, может быть, у меня совсем чуть-чуть лишней плоти вокруг бёдер, но я всё же не сомневаюсь в своей внешности. Или я уже не молода?

— Нет, эм... П-просто я только сегодня познакомился с вами...

Муцуки всё же был здоровым молодым парнем, он не мог не реагировать на приставания красивой женщины. Его член начал наполняться кровью, и игравшая с ним Мика могла чувствовать пульсацию крови.

Но Муцуки всегда был нравственно чист. Непорочный парень вроде него, конечно, интересовался сексом и бурными непродолжительными отношениями, но глубоко в его мозгу укоренилась мысль о запрете.

Мика обиженно надула губы, словно ребенок, у которого отобрали новую игрушку.

— Ах...

Передвинув колени к его лицу, она зажала шею Муцуки между бедер.

Она сдвинула свои трусики на место, но стекавшая жидкость говорила всё о распустившемся женском цветке, скрытом за кусочком коричневой кожи. Муцуки потерял дар речи. Мика уселась на его ключицу.

— Ну, Муцуки-кун? Я привлекательна?

Она засмеялась и уверенно посмотрела на него вниз.

Выражение лица Мики было не разглядеть – лунный свет падал на ее спину, но в свете свечи её длинные ресницы и красные глаза мерцали. Муцуки казалось, что он может в них утонуть.

Он с трудом – Мика так и не отпустила его голову – кивнул.

Ну конечно же да... Я никогда не видел столь красивой женщины.

Насыщенно-коричневая кожа Мики блестела от пота, и из-за лунного света казалось, что она создана из металла. Линии ее груди и талии были настолько идеальны, что открытая одежда совсем не выглядела непристойной.

Её живот строен, попка и в самом деле немного великовата, но...

Эта полнота в самом деле сексуальна. И она так хорошо пахнет.

Сила наполняла руку, дразнящую его член.

— Давай, давай♪

— Ах... А-а-а.

Она, перестав давить сверху, обвила пальцы вокруг его стержня, будто искушая.

Пульсация в члене заложила мину под разум Муцуки. Обычно он силой воли подавлял желания тела, но экзотическая красота Мики неудержимо его влекла. Ему не хватало стойкости отвергнуть ее приставания.

— А если ты будешь сопротивляться, я просто тебя изнасилую ♪

Она принялась разминать его шары, запустив другую руку в свои трусики.

— Ты легендарный носитель Змеиного глаза, способный совратить любую женщину, и даже их всех. Это значит, что ты способен сделать любую женщину своей рабыней.

Когда она потерла там, ткань впитала влагу, и стала почти прозрачной, уже ничего не скрывая.

— Только этого уже достаточно, чтобы стать твоей первой. Но что важнее...

Несколько завораживающий свет заполнил её красные глаза, и она снова отодвинула эту часть одежды в сторону.

Глаза парня широко распахнулись, когда он увидел эту скрытую плоть, на расстоянии вытянутой руки. В действительности, она была так близко, что ему даже не нужно тянуться.

Ранее, наливавшаяся розовым цветом плоть, разделила внешний коричневый цветок в форму алмаза, но за прошедшую минуту-другую произошли дальнейшие изменения.

В центре внутренних цветочных лепестков раскрылось круглое отверстие. Маленькие лепестки выстроились как складки, и он мог заглянуть внутрь её тела.

Он знал, что у женщин там располагалось два отверстия, но сразу же понял, какое из них наиболее важное, пусть даже и видел это в первый раз Уретра никогда не раскроется настолько широко.

Скрытая щель в центре её сада сильно реагировала, словно являлась отдельным от неё организмом. Она дергалась, открывалась и закрывалась, шевелилась, словно кусаясь в воздухе, и в итоге выпускала туман, наполненный нектаром. Он мог бы испугаться этих бурных процессов, если бы не имел никаких общих знаний.

Он видел зримую реакцию страстного желания.

— Твой Глаз закрыт, но я всё еще чувствую его воздействие... Эфирный резонанс непреодолимо силен. Ты и в самом деле украл моё тело и сердце.

— Что?

— Я говорю, что сойду с ума, если ты меня не оттрахаешь.

Она схватила руку парня и приложила её к своей груди.

Муцуки думал, что привык к прикосновениям грудей, ведь его старшая сестра любила цепляться к нему, но ощущения в ладони были для него внове. Его предплечье напряглось от неожиданной мягкости. Он невольно сжал пальцы.

Муцуки мог поклясться, что давил не слишком сильно, но его пальцы разорвали чёрную блузку.

— Ах... П-прости.

— М? Ох, нет-нет. Это просто свойство этой одежды.

Муцуки от удивления отодвинул руку, но Мика улыбнулась и сжала разорванные края дыры.

На ощупь материал напоминал хлопок, но когда Мика сжала ткань и помассировала, та снова соединилась, будто и не рвалась.

— С ней всё нормально, пока она сухая, но она легко рвется, если напитается солено влагой. Морской водой, например. Или потом.

Она потянула за ткань, снова её разорвав.

Похоже, поглотив пот, ткань превращалась в нечто вроде желатина. В любом случае, Муцуки вздохнул с облегчением, поняв, что не испортил одежду.

Мике словно пришла в голову какая-то идея, и она снова поднесла его руку к груди.

— Можешь рвать сколько угодно♡

— ...

Она представилась ангелом, но искушала его, словно демон.

Разрывание одежды – нечто отдаленное от сексуальности. Легкое чувство вины сломало его сопротивление. Пальцы Муцуки рефлекторно напряглись и стащили её желеобразную одежду.

Её грудь, освободившись от чашечек одежды, свободно выпала, мило подпрыгнув. Несмотря на свой вес, кончики грудей не только не провисали, но даже указывали вверх. Её огромная красивая грудь словно выпячивалась из ее стройного тела.

Я н-не могу так поступать, познакомившись с ней лишь сегодня... Это, ну, грубо.

На секунду он подумал так, но в тоже время...

Но она сама говорит мне сделать это... Её грудь так красива. И выглядит такой мягкой.

Плотина его рационального мышления пошла трещинами, и Муцуки больше не мог сдерживать свои инстинкты. Он сглотнул, глядя вверх на идеальные закругления чуть дрожащих дынек.

Услышав, как участилось его дыхание, Мика похотливо засмеялась и положила его вторую руку себе на грудь.

— Вперед. Играй с моими сиськами, как тебе хочется.

— ...

Муцуки, недолго думая, схватить рукой и эту чашу.

Второй поцелуй в жизни Муцуки длился так долго, что отпечатался глубоко-глубоко в его мозгу.

За прекрасными пухлыми губами Мики скрывался обильный запас липкой слюны. Муцуки не в силах был оставаться джентльменом, когда перед ним оказался этот сочный плод, и он принялся незамедлительно сосать их, яростно штурмуя языком, как только их губы соединились.

Он облизывал её липкий рот и сладкий язык, нежно ему отвечавший.

Язык Мики-сан... Настолько скользкий и такой приятный на ощупь. И пахнет так удивительно.

Муцуки целовался со всем пылом юности, а женщина отвечала ему с самообладанием взрослого. Она гладила его волосы, мягко принимая губы Муцуки, и передавала ему нектар своей слюны.

Когда он – изредка – нуждался в воздухе, Муцуки вдыхал густой и душистый цветочный аромат. Мика наполняла его легкие своим дыханием.

Парень потерял голову от поцелуя ангела, и его руки заскользили по её нежной коже цвета какао.

— М-м... Хм-м, мф-х. Н-ну же, Муцуки-кун.

Она сохраняла хладнокровие взрослого лишь во время поцелуя, но начала таять, когда он принялся грубо ласкать её грудь.

Громадные холмы ее груди были настолько велики, что выпирали между его пальцев, когда Муцуки сжимал их снизу.

Я никогда не знал, что грудь такая мягкая. Мои пальцы словно собираются обмякнуть. Ах-ха-ха. Но вот тут так приятно и твердо.

Он настойчиво продолжал, ожидая ее новых стонов, и ущипнул за соски.

В отличие от розового цвета внизу эти жесткие точки были темнее кожи. Это делало их невероятно непристойными, поэтому Муцуки не мог сдержаться и не подразнить их. Не удовлетворившись лишь щипанием, он пощекотал дрожащие ареолы и потыкал углубление на самом кончике.

— Мфх... П-прекрати. Не дразни мою грудь.

Даже хотя всё это было для него впервые, его настойчивые ласки заставили конечности Мики задрожать.

— Хяах! Н-не тяни их так... ах! Я серьёзно...

— Но твоя грудь такая сексуальная.

— Ах ты озорник. Твой Змеиный глаз только пробудился, а ты уже пытаешься превратить женщину в рабыню?

Её глаза вспыхнули. Мика отняла руку от его волос, скользнула ей вниз по спине и полностью стащила с Муцуки трусы.

Она касалась его уже долго, но сняв трусы, Мика обнажила его потные бедра. Муцуки вздрогнул от холодного прикосновения воздуха.

— Хех-хех. Возможно, ты и разберешься с парой сисек, но, как я вижу, там ты ещё ребенок.

Держа свои губы наготове для поцелуя, Мика обвила свои пальцы вокруг того, что она вытащила из его трусов.

Муцуки представлял собой образец подростка, учитывая какой тяжелой и насыщенной была его жизнь, и не мог поспорить, когда она назвала его ребенком. Она нежно погладила его морщинистые яйца, которые едва налились розовым цветом и не имели волос. Большая часть головки всё ещё скрывалась крайней плотью, хотя сам член загибался вверх, словно ятаган.

Женщина удовлетворенно ухмыльнулась, когда увидела эти приметы молодости, опровергающие похотливое поведение парня.

— Не волнуйся. Я сделаю из тебя мужика.

— Ах-х!~~

Мика принялась безжалостно ласкать основание члена.

Когда её пальцы скользили вверх и вниз, крайняя плоть обнажала головку члена.

Это было для Муцуки не впервые, но он очень редко обнажал головку, когда ублажал себя. В основном он лишь дрочил крайнюю плоть, доводя себя до оргазма, вот и всё. Но сейчас...

— Нха-а-а-ах!

Тонкие женские пальчики безжалостно обхватывали его чувствительную головку.

Он чувствовал себя так, словно заряды электричества создавались на поверхности контакта и шли через его позвоночник.

— Это больно?

— Ну... да.

Её пальцы ещё обхватывали его, поэтому всё тело Муцуки дрожало, когда тот отвечал. С технической точки зрения, он ощущал не боль. Просто основание его бедер зудело, и непорочный парень не знал, как это объяснить.

Но казалось, Мика точно знает, какие слова повлияют на него.

— Терпи. Член – настолько похотливый орган, что скоро точно почувствует себя приятно ♡

— Ах... А-а-а... а-а-а-ах. Мика-сан, постой, погоди!

Она ритмично сдавливала и расслабляла пальцы.

Мика лишь обхватывала пальцами головку его члена, но электрический шторм потрясающего розового цвета заполнял его поле зрения. Он приподнял мышцы нижней части живота и начал корчиться от острого покалывания.

Улыбка Мики стала шире.

— Очень странно. Ты заявляешь, что это больно, но твой член становится всё больше.

— Уах... ах-х... Нет... Пожалуйста, не... делай это так грубо...

— Хе-хе-хе. Я слышу удовольствие в твоём голосе. Ты только притворяешься, что это больно? Или боль так приятна?

Она дразнила его член, лукаво шепча это на ушко.

Мика положила палец на щель в его головке и начала массировать. Ощущения прошли вниз по уретре, почти заставив его описаться, но, к счастью, это продлилось недолго.

Обмазав свои пальцы его выделениями, она двинула их обратно к головке и начала гладить вверх и вниз, используя жидкость в качестве смазки.

Его чрезмерно защищенная головка терзалась от обычного сдавливания, поэтому эти фрикции просто невозможно было вытерпеть.

Вены выпирали на его члене так, что, казалось, они сейчас взорвутся.

— Ах-ха. Ты чертовски милый. Я хочу дразнить тебя, потому что ты милый, а пока дразню, ты становишься ещё милее. Я не думаю, что смогу остановиться ♪

Казалось, Мике нравились их позиции. Он лежал на спине, а она склонилась над ним на четвереньках. Пока Муцуки корчился и хватался за простыни, Мика прижималась носом к рубашке на его груди.

— М-м-м-м-м. Я люблю этот запах ♡ Это запах парня.

Немного загорелая кожа парня источала особый юношеский аромат, пропитавшись потом. Она никак не могла вдоволь насытиться, вдыхая и продолжая восхищенно гладить его жезл.

— Приятно же? Собираешься кончить, пока я дразню твой член, не так ли?

— Стой... стой. Постой, Мика-сан. Погоди секундочку.

— Зачем мне останавливаться? Ты же хочешь, чтобы я тебя дразнила, да?

Казалось, её агрессивное возбуждение росло – шепот Мики становился всё жарче.

Мика утыкалась носом в его подмышку, пупок и в другие места, где собирался пот. Муцуки увидел, что её громадная задница начала покачиваться взад-вперед. Казалось, она начала ублажать себя ремешком.

— Ну давай, скажи «да». Скажи «да, моему члену так приятно».

Её красные глаза засветились, когда она полностью вошла в садо-режим и начала вместо простого обнюхивания лизать липким языком его мокрые подмышки, шею и лицо.

— Не можешь выговорить? Просто скажи «да». Это всё, что от тебя требуется.

— А-а-а-а... а-а-а-ах.

Движения её руки становились ещё смелее. Она терла головку, проводя пальцами вдоль уздечки, и внезапно мягко сжимала весь член.

— Нет, ах... Я... А-а-а-а, я... я скоро...

До сих пор Муцуки едва лишь думал о том, что он чувствует «удовольствие», пока эта молодая женщина скакала на нем, но пружины кровати начали скрипеть, когда он стал приближаться к оргазму.

Она по-звериному усмехнулась, почувствовав набухание головки в руке.

— Ты собираешься кончить? Ну, же. Пока рано. Дай мне насладиться этим милым взором еще чуть-чуть.

Говоря это, Мика продолжала массировать округлую головку, похожую на спелый фрукт из плоти.

Муцуки уже готов был заплакать. Стимуляция была сильна, почти как во время его первой мастурбации, и он не знал, как достичь оргазма. Муцуки приблизился к нему, но тот всё не наступал.

Это было почти больно, и он скорчился на кровати.

— Ну ладно. Ты можешь кончить, когда я закончу считать до десяти.

Мика жестоко улыбнулась и начала гладить его член более нежно.

— Десять, девять, восемь, семь...

— Ах... А-а-а-а! Ах...

Это притупленное удовольствие было как-то легче воспринять, поэтому Муцуки быстро приближался к эякуляции.

— Хе-хе-хе-хе ♡ Шесть, пять... четыре... три...

Она дразнила его, помалу замедляя последние пять цифр, и кончик его чувствительного члена широко раскрылся по мере приближения нуля.

Но...

— два... один...

— М-м... м-м-м...

— Упс, ещё десять секунд ♡

— !~~~

На самой последней секунде она полностью убрала свою руку с его члена.

Глаза Муцуки закатились в агонии, когда в самом конце его цель исчезла. Его подавленное тело было слишком послушным. Он не смог достичь оргазма скорее от отсутствия разрешения, чем от недостачи стимуляции.

— М-мика-сан...

— Нет, ещё нет ♪ Ну же, начинаем снова! Десять! Де-е-евять, во-о-о-осемь...

Как только она решила, что волна отступила, то тут же снова схватила головку и впилась в неё пальцами.

Накопленное удовольствие, не успев снизиться, тут же выросло. Наслаждение вылилось в такие судороги, что всё тело Муцуки начало биться, словно пытаясь порвать простыни под собой.

Но Мика безжалостно продолжала свой отчёт, мастерски действуя пальцами.

— Пя-я-ять, четы-ы-ыре, три-и-и...

— Ква... Ах...

— Два-а-а, о-о-о-о-один...

Её пальцы снова замерли и она слегка усмехнулась.

Даже Муцуки стало ясно, что она собирается снова отсчитать до десяти.

К этому моменту он уже был уверен, что лишь её пальцы способны довести его до оргазма, поэтому Муцуки прижался к ней безо всякого стыда, обвив свои руки вокруг тонкой коричневой шеи, и взмолился со слезами на глазах:

— Прошу... Пожалуйста, Мика-сан, не дразните меня больше!

Он кинул на неё слабый, умоляющий взгляд брошенного щенка.

Должно быть, она поняла, что зашла слишком далеко – её жестокая улыбка ведьмы сменилась горькой, и Мика извинилась.

Кажется, что она удовлетворилась тем, что милый парень прислонился к ней, словно ребенок. Мика опустила своё тело, положив грудь на грудь, промежность на промежность и губы на губы.

— Ладно. Давай, кончай.

Мика начала массировать головку и сам член с такой силой, при которой, как она выяснила, он будет корчиться сильнее всего.

— И... иэ... Ах!

Её мягкие, упругие бедра коснулись его головки, и та стала темнее, словно у любого взрослого.

Казалось, какие-то частицы проходили по его телу, ринувшись вниз, к его промежности. Они оставляли за собой сильный зуд, словно меховые шарики. Муцуки не мог даже закричать от удовольствия – будто все кости щекотали венчиком для чистки пыли.

— !~~~~~~~~~~~ А-а-а-а!

Спираль искр наконец-то собралась в нижней части его бедер.

От наслаждения парень закричал сквозь сжатые зубы, когда нечто горячее и липкое ринулось из его семяпровода к уретре.

Мгновением позже Муцуки уже выстрелил пулей, которая была слишком густой для жидкости.

— Ах! А!.. А-а… а-а...на-ах!

С каждым последующим извержением тело Муцуки сотрясалось так сильно, что он думал, что оно сломается. Первый и второй выстрелы брызнули на бедра Мики, но следующая волна отклонилась и улетела в другое место. Она полетела невероятно высоко для третьего выстрела.

Его разум опустел от удовольствия, которое превзошло наслаждение первой мастурбации. Это уже не походило на обычную эякуляцию. Он попросту пал перед рукой жестокой женщины, которая выдоила из него сперму.

Подарив ей свои самые беззащитные мгновения, он вошел в ослепительное состояние опьянения.

Сила наполнила руки, обернутые вокруг нежных изгибов её тела.

— ♡...

Мика восторженно прищурилась от ощущения теплых мужских соков, падающих на её бедра и попку, и от реакции парня, который прижался к ней, словно ребенок.

— Ну, а теперь...

— Ах...

— Ты уже попрощался со своим детством?

Он кончил достаточно, чтобы опустошить яйца, но ласки пальцев и губ Мики и её тяжелые груди заставили его затвердеть снова.

Комната озарялась серебряной луной и красной свечой. Женщина уселась и прижала свои бёдра к копью из плоти, покрытому пленкой капающей спермы.

Большая часть эякулята попала на неё, поэтому бёдра Мики окрасились так же, как и член Муцуки.

Две липкие пленки сблизились и непристойно смешались, как только соприкоснулись.

— Муцуки-кун, позволь задать вопрос, пока мы не пересекли последнюю черту. Ты же хочешь, чтобы я забрала твою девственность, не так ли?

В перерывах между поцелуями она направила его руку в свои трусики.

Недавно Мика заявила, что возьмёт его силой, если тот будет сопротивляться, но все-таки она дала ему право выбора. Забеспокоившись, Муцуки покраснел.

Но он уже знал ответ.

У него нет никаких причин не принять эту красивую, добрую, жестокую и похотливую женщину, которую он встретил только сегодня.

Он разорвал ткань, которая мешала их слиянию.

Мика радостно улыбнулась. Пусть её соблазнительная и озорная улыбка очаровывала его, но эта чистая улыбка была почти милой.

Красноватый цвет скрытого цветка усилился после его оргазма, и теперь он опускался навстречу его стержню. Её блестящие смуглые бёдра опустились, и тугие половые губы засосали головку члена.

— Ах... а... а-а-ах.

Удивительно, но Мика застонала первой. Головка ещё даже не полностью вошла в щель, а её тонкие серебряные брови изогнулись, и изо рта вырвались сексуальные стоны.

Муцуки же ничего не мог произнести. Его очаровали эти спелые бедра, скользящие вперед и назад, влево и вправо, словно прицеливаясь. Их бедра сразу же затряслись, как только её мокрая плоть коснулась головки члена, поэтому они испытывали трудности. Он наслаждался тем, как её нежные лобковые волосы щекотали его, а пухлая попка билась о ноги.

И вот наконец разбухшая головка поравнялась с секретным входом.

О-ого. Он заходит.

Он мысленно комментировал события, происходившие перед его глазами.

Муцуки почувствовал, как плотное кольцо плоти обернулось вокруг его члена, словно измеряя его диаметр. Он поразился удовольствию возбужденных нервов члена, которое получал от теплоты насквозь промокшей женщины. Eщё сильнее впечатляло Муцуки то, как нежная розовая плоть, цветущая среди её коричневой кожи, гибко проглатывала часть его тела.

Он не комплексовал по поводу своей девственности, поэтому и особо не думал о том, как расстанется с ней. Его больше волновал странный, но всё же естественный вид своего тела, становящегося единым с кем-то другим.

По мере углубления их слияния прекрасное тело женщины изгибалось назад. Юбку и трусики она сняла, а рубашку Муцуки порвал в клочья, поэтому она была почти обнаженной. Не дожидаясь, пока Мика опустит бёдра, Муцуки поднял вверх свои.

— Ах-х! Ну же, не двигайся...

Даже сейчас, пока Мика тихо ругала озорника, её прекрасная вагина плотно сжималась, усиливая их связь. Муцуки уже раз кончил, поэтому Мике сейчас приходилось тяжелее.

— Мика-сан...

— Уах... Ах... ах… ах. Возможно, я перестаралась. Это слишком приятно.

Её тон оставался шутливым, но лицо наполнило страстное желание. Сидя на нём, она положила руки на его живот и начала гарцевать.

Её тело иногда вздрагивало, поэтому он мог сказать, насколько возросло напряжение внутри неё. Прекрасные шарообразные груди поднимались и подпрыгивали в такт её движениям, а волнистые светлые волосы развевались в воздухе, отражая лунный свет.

Я доставляю Мике-сан удовольствие.

Когда головка его члена достигала самой глубокой точки, вокруг него оборачивалась новая, как будто медовая, липкость.

Какое развратное лицо... Ах-х-х, секс такой удивительный.

Удовольствие от секса совершенно отличалось от мастурбации или ласк рукой. Это пришло к нему вместе с ощущением единения – Муцуки словно стал частью Мики и получил её всю. От изумления и возбуждения его голова пошла кругом.

— Хе-хе... Тебе нравится моё тело, Муцуки-кун?

Мика дышала так тяжело, что едва смогла выговорить это. Каждый раз, когда головка входила в самую глубокую точку, её груди тряслись, отчего Мика корчилась в экстазе, но она все равно не забывала, кто здесь старший.

— Это... удивительно. Так приятно. И... и...

— Ах... Э-эй, перестань.

Парень ничего не мог поделать с попытками подвигать бедрами в её подергивающейся и почти трясущейся вагине.

— Я так рад, что могу сделать это... с кем-то настолько прекрасным, как ты.

Он застенчиво улыбнулся, говоря это.

— У-ух...

Прекрасный ангел удивленно изогнула брови, её внутренняя плоть в ответ на удовольствие от фрикций радостно пульсировала, а улыбка парня щекотала её материнские инстинкты.

— Хе-хе. Возможно, ты станешь гением, побеждающим девушек постарше и без Змеиного глаза ♡

Она горько улыбнулась, поднеся свои губы к самому уху Муцуки.

— Уах... Ах! М-Мика-сан... щекотно.

— Няах-хе-хе-хе-хе ♪ Уши – твоё слабое место, не так ли? Не волнуйся, я пожую их ещё немного.

— Ах... Мкх~~

— Уах...

Она выдохнула и лизнула мочку уха, послав дрожь по спине Муцуки, поэтому он подсознательно вытянул руки, чтобы сопротивляться.

И невольно схватил обе прижатые к нему нежные груди.

— Э-эй... Не столь внез... а-а-ах!

Он поднял опухшие чаши снизу, словно взвешивал, и начал их жамкать. Они явно чувствовали себя замечательно, и член, похороненный в скрытом саду Мики, пульсировал каждый раз, когда Муцуки дразнил соски.

— Постой... ну же... Не в трёх... местах одновременно... ♡

— Ах-х... Хе-е-е... Тогда перестань... с ухом... хиах-х.

Чувствительность к щекотке Муцуки, похоже, ослабила плотину, сдерживающую его от оргазма, а бюст Мики стал более чувствительным благодаря атакам на её нектарную дырочку.

В какой-то момент всё это превратилось в соревнование – кто кого сокрушит первым. Они выглядели почти как любящие брат и сестра, невинно познающие свои тела.

— Мфх... Ах-х, Муцуки-кун... Ты такой непристойный мальчик.

— Мика-сан... То, как вы шевелите своей огромной задницей – вот что чересчур непристойно.

— Ах, ах... Я не делала бы этого... если бы ты не заставлял меня чувствовать себя так хорошо.

Мика оседлала его, и её соблазнительная попка начала ходить кругами, словно сама по себе. Только казалось, что она двинется вправо, как та уходила влево. Тем временем её внутренняя плоть продолжала нежно сжимать и поглаживать молодого бесстыдника внутри.

Скрип кровати становился всё громче и громче.

— Ах-х... Я-я больше не могу сдерживаться, Мика-сан. Я снова кончаю... Кончаю!

— Д-давай. Кончай. Я... Я тоже сейчас...

Её сияющие шелковистые волосы метались в воздухе, а стоны достигли наивысшей точки.

Во второй раз пенис наполнило семенем, и Муцуки инстинктивно повёл бёдрами, до конца вгоняя его в вагину.

Загорелые бёдра взмыли вверх, и на пике вновь устремились вниз.

— Х-ха-а-а... — поглощаемая непередаваемым удовольствием Мика издала вздох, больше похожий на крик, и изогнувшись, подняла бёдра вверх.

Соприкоснувшись лицами, они подались навстречу друг другу, и без лишних слов слились в поцелуе, словно влюблённые, живущие вместе много лет.

— М-м...

— Хех♡

— А-ах... Муцуки-кун. Кх... Я кончаю... Кончаю...

Её тело эротично взмокло и блестело от пота. Она по-звериному изогнулась и застонала, не отрываясь от губ Муцуки.

— А-а-а-ах. Мика... сан.

— Кончай... К-х-х-х... Кончай со мно-о-ой!

Их нижние части тел слились в могучем порыве, и они как будто стали единым целым.

— !...............

В дополнение к её сладким стонам, её горнило из плоти молило заполнить его, и Муцуки выплеснул своё плотское желание внутрь.

— А-а-а-а-а-а-ах! А-а-а-ах-х-х-х♡♡♡

Его вторая порция соков, гейзером влетевшая в матку Мики, была не слабее первой.

Муцуки кончил с такой яростной силой, что мог растопить её матку, а от его резких толчков Мика с трудом удерживалась на четвереньках. Её шоколадного цвета попка, мокрая от пота и спермы, судорожно подёргивалась.

Они продолжали корчиться на кровати, пока он не излил всё до последней капли.

— Ах-х...

Мика рухнула первой.

— Это было непросто... Я не так молода, как раньше, у меня завтра всё будет болеть.

Мика всё ещё вздрагивала от затяжного сексуального удовольствия, но нежно обнимала Муцуки, чтобы успокоить его, так как он дрожал после своего первого раза.

Муцуки, подавив нахлынувшую слабость, посмотрел в глаза Мики.

Она, не разжимая объятий, ответила ему таким же взглядом.

Они только что стали одним целым, и до сих пор, обнаженные, обнимали друг друга, но он всё равно смущённо отвёл взгляд. Мика, как обычно, задорно засмеялась.

— Змеиный глаз намного могущественнее, чем говорилось в легендах. Возбуждение возбуждением, но я не могу поверить, что стала столь податливой в руках девственника. Думаю, что ты уже поработил моё тело ♪

Её голос звучал радостно, словно она восторгалась этим опасным фактом.

С другой стороны, Муцуки чувствовал, что сам стал рабом этой сексуальной соблазнительницы. Он непроизвольно горько засмеялся, но тон женского голоса внезапно упал.

— Но это доказывает, что ты чрезвычайно опасен для нас, ангелов.

— Э?

— Если ты можешь использовать этот глаз, то способен разоружить всех женщин. И ангелы, наподобие нас, будут в наибольшей опасности. Машины и плоть не являются ни мужчинами ни женщинами.

Её тон стал абсолютно серьёзным. Контраст с ее обычной безалаберностью был разительным, и Муцуки судорожно сглотнул.

Но всего через мгновение её озорная улыбка снова вернулась.

— Ты понимаешь, не так ли? Теперь я не могу думать ни о чём кроме твоего твёрдого члена ♡

Она села и придвинулась к лежавшему парню.

Её цветочный сад уже несколько раз покрывался молочной жидкостью, но до сих пор не успокоился, и налитая розовым цветом плоть выталкивалась из покрывающей её коричневой кожи.

— Хе-хе. Я вижу, ты ещё полон энергии. Ты ведь можешь продолжать, не так ли?

Её смех звенел юностью, но Муцуки мог только покраснеть, когда она обольстительно лизнула его губы и протянула руку к промежности.

Они почувствовали жажду, поэтому Муцуки отправился на кухню за напитками для начала следующего раунда.

— Принесешь мне пиво, ладно? Два, если можно.

— К-конечно.

Мика заявила, что она не может идти, потому что её бедра слишком ослабли от всего этого удовольствия, поэтому Муцуки встал один.

В гостиной царил бардак, а свет Муцуки зажигать не хотел, поэтому он двинулся наугад в сторону кухни.

Кухня была оснащена по последнему слову техники – микроволновка, громадная посудомоечная машина, – но готовить еду было не на чем, не было даже сковороды.

Он открыл антикварную деревянную дверцу холодильника, но тот, на удивление, был пуст. Муцуки уже что-то подозревал подобное, потому что для вечеринки они использовали только готовую еду, но тут не было даже приправ. Единственное, что тут лежало – остатки ужина. Похоже, холодильник использовали мало, удивляло только количество льда.

Но открыв нижнюю полку, Муцуки был слегка шокирован количеством бутылок спиртного.

Там были все сорта пива, от крупных брендов, которые часто рекламировали, до местных сортов, и даже те, на которых висели иностранные этикетки. Он немного порылся и обнаружил Чу-Хи[✱]Примечание: Chu-Hi – алкогольный напиток в Японии, сакэ, сётю, вино, виски, бренди, коньяк, ром, вино Шаосин, граппу и водку. Довольно впечатляющий выбор.

Несовершеннолетний Муцуки никогда еще не пил спиртного, поэтому схватил две банки известного пива, о котором, по крайней мере, слышал.

— ...

Он прислонился к раковине, решив передохнуть.

— Эх...

Он глотнул минеральной воды из той же чашки, из которой пил за ужином.

Его пересохшему горлу вода казалась нежной и сладкой. Он выпил еще чашку и остановился только прикончив уже половину третьей.

— ...

Теперь, в одиночестве, он решил обдумать всё, что накопилось в его голове.

Муцуки казалось, будто он плывет.

Ощущения, как во сне, когда ничто не кажется реальным.

Он стал единым целым с Микой, потерял девственность, попал в опасное положение, и...

Змеиный глаз.

Любая женщина, на которую Муцуки посмотрит, невольно впадёт в постыдное состояние.

Что-то внутри него было намного опаснее, чем он думал. Из его головы не выходила Мика, на мгновение ставшая очень серьёзной.

Пострадала его сестра, и это сильно ранило Муцуки, но он не мог сказать, что эта проклятая сила была совсем уж неприятной.

Он, конечно же, боялся.

ФеТУС и демоны охотились за его силой. Поймав, они вырежут его глаз. Муцуки дрожал от одних мыслей об этом.

Но...

Враги были рядом, он разлучен с семьёй и не знал, что ждет его дальше.

Но несмотря на все это, Муцуки не очень беспокоился.

А, это из-за Мики-сан?

Он внезапно осознал, что все тревоги, камнем лежавшие на сердце, куда-то пропали.

Похоже, их смыло бурным первым опытом.

Его обнимали, целовали и полностью обнажили перед красивой молодой женщиной. Он испытал так много удовольствия, что кровь едва ли не закипела. Муцуки не знал, что произойдет дальше или как долго ему придется жить без своей семьи, но его настроение стало странно легкомысленным.

Что, если Мика именно поэтому отдала своё тело ему?

Она такой хороший человек.

Одной её озорной улыбки уже достаточно, чтобы взбодрить его.

Муцуки быстро вымыл чашку, взял пиво и уже собирался отправиться в свою комнату. Это только начало. Мика уже предложила некоторые другие позы, которые они могли опробовать, и его щеки запылали, когда он подумал об этом.

Пусть Муцуки и скучал по своей семье, но он уже думал, что насладится жизнью с новой.

— ♪~~

— Уа-а-а-а... Честное слово, как я могу уснуть в одной квартире с этим извращенцем, когда... ах.

...хотя вряд ли его и ее можно назвать семьёй.

Он напевал, возвращаясь обратно в свою комнату в половине второго ночи, когда дверь открылась ему навстречу.

Из двери с табличкой, где трафаретными буквами было написано «Эндзю», вышла девушка.

Она была довольно легко одета, но в этот раз из-за собственной небрежности. Эндзю носила шорты и сделанную на заказ рубашку с бретельками, которая едва скрывала её грудь. Или это называется спортивным лифчиком? В любом случае, её милый пупок оказался на обозрении.

— Э-э?! Ч-что ты тут делаешь так поздно?!

Эндзю быстро прикрыла грудь.

— Н-ничего! Я просто захотел пить, вот и...

— И я...

Муцуки тоже был беспечным. Его, как парня, не смущало то, что его одежда – рубашка и трусы – скрывала тело не больше, чем у Эндзю.

Проблема заключалась в некоем объекте, выпячивающем его трусы, всего лишь от воспоминаний об озорной улыбке Мики, даже хотя он кончил уже дважды.

— Ой-ой-ой! Э-э, ты всё не так поняла! Это...

— Извращенец!!!

Твёрдый кулак стал для Муцуки последним в череде неприятностей этого дня.

Лёжа на полу, Муцуки с грустью понял, что его новая жизнь не будет легкой.