Том 1    
Глава 4. Ванна и пайзури-рабыня
Начальные иллюстрации Глава 1. Я, рабомант, и она, принцесса-рыцарь Глава 2. Битва и ее окончание Глава 3. Рабство и лишение непорочности Глава 4. Ванна и пайзури-рабыня Глава 5. Авантюристки и обед Глава 6. Посетитель и демоническое приглашение Глава 7. Демоническая девочка-аристократка и демоническая клятва Глава 8. Наказание и новая сила Глава 9. Темный заговор и эльфийка Глава 10. Сила команды и мужская романтика Глава 11. Пять рабынь и наша оргия Глава 12. Два обеда и одно сообщение Глава 13. Тактика грубой силы и разрубающий узел меч Глава 14. Леди-рыцарь и ее слова Глава 15. Растоптанная гордость и имя Глава 16. Принцесса-провидица и радужный клинок Глава 17. Решимость принцессы и мягкий рай Глава 18. Три горничных и переплетенные мысли Глава 19. Принцесса демонов и откровение о катаклизме Глава 20. Я, принцесса и час нашего слияния Глава 21. Администратор и новый путь Бонус 1. Я, Кирика и школьная форма Бонус 2. Пальмира, Кирика и наказание Послесловие


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
valvik
08.06.2019 11:55
Довольно интересно

Глава 4. Ванна и пайзури-рабыня

— Эх-х, все-таки нет ничего лучше ванны после физических упражнений, согласна?

Я сидел в каменной ванне, от которой поднимался пар, и умывал лицо горячей водой.

В глубине моей пещеры отыскался горячий источник, на основе которого я оборудовал баню.

Все-таки повезло мне основать базу именно здесь.

— Тоже мне, упражнения... наверное, стоит поблагодарить тебя хотя бы за то, что дал мне помыться.

Кирика на противоположном краю купальни погрузилась в воду по плечи и смотрела на меня недовольным взглядом.

Она уже смыла с себя всю грязь, что прилипла к ней за ночь секса.

За исключением той, что я влил внутрь нее.

— Как хозяин, я забочусь о своих рабах и стремлюсь создавать им благоприятные условия.

— Спасибо, конечно... но прекрати так нагло пялиться на меня. Хотя, с тобой говорить бесполезно.

Сняв доспех, она лишилась атрибутов принцессы-рыцаря, так что я без труда представлял себе, что вижу «голую одноклассницу Химено-сан».

Мне нравится контраст между ее белоснежным здоровым телом и черными волосами, сложенными на плечах, чтобы их не намочила вода.

У нее весьма недурные формы — не слишком пышные, но мягкие и женственные.

— Ты вчера извивалась так, что потом рухнула без задних ног. Чего сейчас-то стесняешься?..

— Я же п-просила не говорить об этом!

Какая она милая — мы столько времени трахались, набирая мне опыт, а она до сих пор смущается.

Она изо всех сил пытается прикрыть грудь руками, но, как я и ожидал, округлости довольно объемные.

По-моему, ее размер с легкостью тянет на «Е».

Конечно, мне нетрудно приказать ей убрать руки, но пока что мне хочется посмотреть на то, как она смущается.

— Ладно, вернемся к теме. Значит, ты говоришь... что твоя госпожа — принцесса Систина?

Разумеется, мы принимали ванну вместе не просто так.

Я добывал из Кирики информацию об устройстве Ранбадии, этого королевства.

Тогда она и упомянула имя третьей принцессы Систины Ранбадии.

Юной королевской особы, которой и подчиняется Кирика.

Как рассказала рабыня, после перерождения она практически сразу спасла принцессу Систину от монстров, когда та тайно покинула пределы города.

Таким образом она проявила свои умения и снискала благодарность принцессы, которая тут же сделала ее приближенной.

— Ничего так карьерка. И какая она, принцесса Систина?

— Она... очень добрая и при этом смышленая. Мы с ней почти одного возраста, так что она относится ко мне как к подруге.

— Ясно-ясно. Красивая? — спросил я, хитро улыбаясь, и Кирика отчетливо скривилась.

Эй, это же самое важное.

— ...Она очень красивая. Ее платиновые волосы и голубые глаза прекрасны настолько, будто она из манги, а не реального мира... ее называют величайшим сокровищем Ранбадии.

— О как, а ты, значит, принцесса-рыцарь на ее службе. Какая идиллия.

Правда, сейчас твой хозяин — я.

Величайшее сокровище Ранбадии, говоришь?.. Понятное дело, такие слова не могут не вызвать моего интереса.

— Решено. Я сделаю принцессу Систину моей рабыней.

— Что?!

Кирика ожидаемо обомлела.

У нее даже руки немного съехали, обнажая соски.

— Т-ты не в своем уме. Это безумие, какой бы силой ты ни обладал... вне зависимости от того, получится ли у тебя, ты настроишь против себя все королевство!

— С чего ты так решила? Королевская чета, гвардейцы, ключевые люди страны — я могу поработить их всех и стать королем сам, не находишь? — нагло отозвался я.

Кирика какое-то время подумала, а затем осторожно ответила:

— Нет... даже у твоей силы должен быть предел. Судя по тому, как ты ведешь себя и сколько у тебя подчиненных, нетрудно предположить, что одновременно ты можешь управлять лишь ограниченным числом рабов.

— О как...

Я впечатлен — голова у нее работает.

И действительно, пусть рабомантов и можно назвать читерным классом, мы не можем порабощать людей без ограничений.

Максимальное число рабов равно уровню магии порабощения.

Другими словами, сейчас у меня может быть 6 рабов.

Возможно, в какой-то момент я смогу захватывать людей активнее, но сейчас это невозможно.

Если упереться в предел по количеству рабов, то порабощать новых будет нельзя, пока я не развею одно из уже наложенных заклинаний.

Это очень длительный процесс и самый серьезный недостаток заклинания.

Именно поэтому я всегда стараюсь иметь «окно» для еще одного человека.

Когда я сражался с Кирикой (а мой навык был 5 уровня), под моим командованием находились волшебница Нина, воительница Кирика, а также два других авантюриста (которых я послал на задание, сейчас их здесь нет).

Всех селянок, на которых тестировал порабощение, я уже вывел из-под контроля и заточил в глубинах пещеры.

Поскольку рабов так мало, важен каждый из них.

Так что я считаю, мне очень повезло добавить в свою колоду козырного туза в виде принцессы-рыцаря.

— Твои силы слишком незначительны. К тому же, дворец охраняют рыцари и солдаты с высоким сопротивлением магии, а также маги, которые быстро поймут, что перед ними околдованный человек.

— Хочешь сказать, я не смогу воспользоваться тобой, чтобы напасть на дворец и захватить его?

— Правильно. Поэтому, ради твоего же блага, советую оставить несбыточные фантазии.

— О-о, ты за меня переживаешь?

— К-конечно, нет!.. Я переживаю за принцессу Систину!

Я подшучивал над ней, вместе с этим раздумывая.

Действительно, мне потребуется разработать основательный план.

— Ну да ладно. А, пока не забыл, Химено-сан. Скажу заранее — со мной бесполезно говорить с позиции добра и зла или же выгоды и убытков.

— Э?..

Она недоумевает.

Я продолжил, по пути расчесывая себе волосы.

— Понимаешь, когда я пришел в этот мир, то решил, что свою вторую жизнь проживу так, как мне хочется.

— Тебе хочется подчинять всех девушек подряд своей воле?!

— Если хочешь — можешь считать меня подонком, благо я и сам так думаю. Но в прошлом мире у меня не было ничего... ни силы, ни возможности, ни даже желания что-либо делать.

Даже когда я умер в автобусной аварии, то ощутил лишь вялое удовлетворение.

Больше я такой жизни не хочу.

Слишком уж о многом сожалеешь после окончания жизни, в которой не познал никакого удовольствия.

— Поэтому я решил в этот раз жить так, как диктуют мои желания. И ради этого я, если потребуется, готов устранять всех, кто встанет на моем пути. Вернее, я порабощу их, как поработил тебя.

Я воспользуюсь принцессой-рыцарем, чтобы осквернить принцессу.

Эта цель мне в самый раз.

Пожалуй, трудно найти более достойную задачу для настоящего самца.

— Одамори-кун, ты!..

Кирика смотрела на меня взглядом, в котором смешались самые разные чувства.

***

Выйдя из ванны, я лег на гладкий камень.

Я приказал Кирике вылезти вслед за мной, и она смотрит на меня, беспокоясь о том, что сейчас произойдет.

— Чистоту мы навели, но я подумал, что раз уж мы тут, надо бы устроить и мытье «поинтереснее». Для начала намажь себя спереди мылом.

— Э, чт... нет! К чему ты клонишь?!

Раб не может ослушаться приказа, каким бы тот ни был.

Кирика начала своими руками намыливать и обнажившуюся мягкую грудь, и плавные линии живота.

— Ты будешь мыть меня своим собственным телом. Теперь ложись на меня и хорошенько прижмись.

— Э-э?! Э-это совершенно неправильно... кья, м-м!

Я ощутил, как ее мягкие выступы вминаются, прижимаясь к моей груди.

Ее крепкие, но умеренно пышные бедра и руки.

Вся мягкость ее намыленного тела прижалась к моей коже.

— О-о, весьма и весьма неплохо!.. Так, а теперь растирай меня своим телом... о-ох-х!

— Нет, а, а-ам-м! Я с-сейчас соскользну... ай-й-й!

Кирико превратилась в живую губку, неловко двигающуюся и шлифующую меня своим сочным телом.

Ее покрытый пеной голый торс приятно скользит по мне.

— Вот уж не думал, что сама Химено-сан будет меня мыть, словно банная проститутка... я восхищен.

— Ч-что? Я не понимаю, о ч... а-у-у, у меня кожа натирается!..

Ее большая грудь всячески мялась, не давая мне заскучать. Я то и дело ощущал на ней нечто твердое.

В белой пене скрывались очаровательные розовые выступы.

— Ого, Химено-сан, у тебя что, соски отвердели?

— Э?! К-конечно, н... д-да, отвердели!..

Раб не может соврать, отвечая на вопрос хозяина.

Пусть это и совершенно естественно, но она сильно покраснела, стыдясь того, что ее бесстыже окаменевшие соски трутся о мужское тело.

— Тебе нечего стыдиться. У меня ведь тоже встал.

— У, у-у... я уже поняла, я у-уже несколько раз на него натыкалась...

Кирика — одна из самых красивых девушек школы. Нет мужчины, которого не возбудили бы пенные заигрывания в ее исполнении.

Мой восставший и вымазанный пеной член натирался о ее мягкие ноги и живот, становясь тверже и жарче.

— В самый раз, дальше будешь мыть его. Но... сиськами.

— Э? Э-э?!

Она отпрянула и сползла к моим ногам.

А затем зажала раскаленный конец своими объемными шарами.

— Кх, о-о... к-куда лучше, чем я думал!..

— Ай, горячо-о!.. П-почему я должна делать такое сиськами?!

Моя грудастая бывшая одноклассница и принцесса-рыцарь делала мне свое первое пайзури.

Ее большие и мягкие, словно зефир, груди напоминали наполненные горячей водой шелковые шарики.

Непередаваемое блаженство окутало мой окончательно вставший член.

— Ничего себе, да ты меня целиком обволокла. Какого размера твои сиськи?

— У... д-девян... 90Е!..

Мой приказ вынудил рабыню раскрыть постыдную тайну.

Я, конечно, уже отнес ее к необычайно грудастым девушкам, но размер все равно меня приятно удивил.

— А-у-у... м-мерзавец!.. М-мне так стыдно-о-о.

— А теперь натирай своими Е-сиськами мой член так, чтобы он всегда оставался между них, — скомандовал я, играя с ее приятно пахнущими волосами.

Кирике ничего не оставалось, кроме как продолжать пайзури и наполнять комнату непристойными звуками.

— Я совершенно не понимаю, что такого интересного в том, чтобы заставлять других таким заниматься!..

— Не понимаешь ты мужской души, староста-принцесса-рыцарь-сан. Я думаю, что все придворные засматриваются на твои сиськи, как когда-то парни из школы.

— Н-не правда! Такие извращенные мысли есть только у тебя... ау-у!

Но сейчас глубокая долина бюста прекрасной принцессы-рыцаря, мечты многих мужчин, принадлежала одному лишь мне.

Удовольствие от моей власти и ее покорности возбуждало мой член еще сильнее. Кирика пугалась каждый раз, когда между грудей высовывалась красная головка и приближалась к ее глазам.

— Фу-у... о-она такая горячая, твердая и противная, что не похожа на часть человеческого тела!..

— Я рад, что тебе понравилось. Ах да, кстати... давай-ка я расскажу тебе о времени действия порабощения.

Я неожиданно сменил тему, и Кирика, продолжая пайзури, озадачилась и навострила уши.

Поскольку она надеется как-то вырваться из-под контроля, ей такую информацию упускать нельзя.

— Оно обратно пропорционально уровню магической защиты цели. Если я возьму под контроль обывателя, эффект будет практически вечным, если я сам его не развею... но в случае людей вроде тебя, обладающих сопротивлением, это не так.

Когда Кирика услышала это, на ее лице появилась надежда.

Как-то странно, что она так обнадеживается, продолжая натирать мой член грудями.

— ...Ты правда думаешь, что мне стоит о таком рассказывать?

— Такую мелочь — вполне. Во-первых, я могу обновить время, наложив заклинание повторно, во-вторых, я не собираюсь говорить, сколько конкретно длится порабощение.

— И все равно... это ценные сведения. Если ты окажешься в состоянии, в котором не сможешь наложить магию повторно, у меня появится шанс вырваться из рабства. Я никогда не сдамся... и не дам тебе притронуться и пальцем к принцессе Систине!..

Все-таки она очень забавная.

Даже в безнадежном абсолютном рабстве и после всех унижений она не теряет надежды и пытается противостоять мне.

Звание принцессы-рыцаря досталось ей не просто так.

Именно поэтому меня переполняет решимость покорить однажды и ее душу.

— Так держать, принцесса-рыцарь Кирика. Что же... почему бы мне не «обновить» тебя сейчас? — с ухмылкой вопросил я.

Кирика удивилась — она решила, что я буду использовать магию в таком состоянии.

— Магию можно распространять не только через заклинания. Но и, например, через телесные жидкости. Конечно, чаще всего речь идет о крови, однако для заклинания порабощения годится не только она.

— Э... н-неужели...

— Поэтому я и сказал, что «обновлю» тебя. Догадываешься, о чем я, Химено-сан?

Мой член, зажатый в раю между шарами плоти, уже на пределе.

Истекающая смегмой головка задрожала, нацеливаясь на испуганное лицо догадавшейся принцессы-рыцаря.

— Н-неужели п-прямо мне на лицо?! Н-нет, ни за что!

— Никуда ты не уйдешь, я тебя хорошенько заляпаю... давай, доделывай, сжимай член сиськами изо всех сил, попробуй раздавить его! А я сделаю вот так!

— Н-нет, а-а-а! Э, н-не надо за соски-и-и! — обворожительно завопила Кирика, когда я неожиданно ущипнул ее за оба соска.

Я вовсю играл с ее отвердевшими сосками, но она, при всей своей ненависти ко мне, не могла ничего поделать.

— Я прикажу тебе кончить от игры с сосками одновременно с тем, как кончу... кх-х-х!

— Нет-нет-не-е-е-ет! Я не хочу из-за этого конча-а-ать! Нья, а-аха-а-а-а!

Огромная 90-сантиметровая грудь принцессы-рыцаря сдавливала мой член.

Красная головка дергалась и целила в лицо, распаренное от ванны, с несколькими прилипшими к нему волосами.

И как только бушующие во мне мужские импульсы вырвались на свободу...

Я резко сжал наполненные кровью соски и скомандовал:

— Ух-х, я кончаю и помечаю твое лицо как свою собственность! Почувствуй прилипающую сперму и кончи от того, что я дою тебя, Химено Кирика-а!

— Н-нет, а! А, а... хи-и-и-и-и-и-и-и-и!

Выгнувшаяся от оргазма Кирика сжала, точнее, даже выжала мой член своей огромной грудью...

И одновременно с этим из моего конца резко вылетела белая жидкость и налипла на лицо принцессы-рыцаря.

Я запачкал ее прекрасное аккуратное личико и черные волосы с таким напором, что изумил сам себя.

— Ха-ау... ха-пха?! А-а-а... мха, а-а-а!

— Кх-х, кх!.. Ух, о... я, я до сих пор кончаю! Ты — моя, Кирика! Моя личная рабыня!.. Ух-х!

— Н-не-е-ет!.. Я никогда тебе не-е-е!..

— Я буду повторять каждый день, пока ты не подчинишься мне и телом, и душой... это доказательство того, что ты принадлежишь мне целиком и полностью!..

Белое вязкое молочко сработало в качестве передатчика заклинания и обновило порабощение.

Кирика тяжело дышала и подрагивала от унижения тем, что кончила из-за сосков. Я смотрел на нее и исполнялся наслаждением от власти.

А затем, точно по расписанию...

В полную пара и пропахшую похотью баню вошли две фигуры.

— Похоже, вы успешно обновили порабощение, повелитель!

— О-хо-хо, какое же милое личико у нашей госпожи принцессы-рыцаря... а вы, хозяин, слишком ее обкончали.

Сквозь дымку проступили волосы золотистые средней длины и волосы длинные, непослушные и рыжие.

— Э, н-но ведь вы...

Пусть ее лицо вымазано липкой белой жидкостью, Кирика все равно ощутила смятение.

И ее можно понять.

К нам пришли волшебница Нина и воительница Амелия... две моих рабыни.

Но они изменились.

Теперь выражения их лиц и голоса не бездушные, как у кукол... а живые и здоровые, как у обычных людей.

[Статус]

Рабомант Тору

Класс: Рабомант 7 уровня

Навыки: Магия порабощения 6 уровня

Принцесса-рыцарь Кирика

Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня

Навыки: Святой меч 3 уровня

Сопротивление магии 2 уровня