Том 2    
Неизданное. Потерянная сцена


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
calm_one
27.05.2019 19:33
"В земле была нора, а в норе жил хоббит..."
А потом Варау Якан бессовестно стырил из него часть сюжет почти без изменений. :)))
В остальном получилось неплохо.

Неизданное. Потерянная сцена

(От автора)

Еще одна потерянная сцена.

Она должна была войти в “Перерыв. Награждаем любовниц” — новую главу, написанную специально для второго тома, но ее отклонили по следующим причинам:

— Слишком длинная

Да, всего по одной. Девушек стало слишком много. Даже оставшиеся в книге 19 страниц чуть не сломили меня, однако с вырезанной частью их стало бы еще на 13 больше.

***

— Что же, учитель, позвольте я вас почищу, — заявила Спина, пристраиваясь между ног Оура сразу после окончания секса с Ном.

Она разогнала всех прочих девушек настырностью, не терпящей никакого сопротивления, сжала ладонью погруженный в воду член и без промедления приблизила к нему лицо. Длинные черные волосы улеглись на поверхность воды, словно лепестки цветка, и достоинство Оура по корень погрузилась в иную теплоту.

— А я тогда сюда, — сказала Лилу, взяла Оура за руку и заключила ее меж спелых плодов.

Размера пышных холмов суккуба вполне хватало, чтобы полностью обхватить руку, и маг наслаждался тем, как ее вымазанная мылом плоть скользит вдоль него.

— Оу-ур, — весело протянула Юнис, приблизилась к его голове и в мгновение ока полностью завладела его зрением.

После пары сочных, громких поцелуев в губы она обхватила голову Оура руками и проникла в его рот языком.

— А-а, ах ты шалун… — чуть смущенно ответила она, ощутив, что ее гладят по ягодицам.

Подавив желание вслух удивиться словам Юнис, практически ежедневно уединявшейся с Оуром, маг еще раз запечатал ее губы.

— Пха! — раздался вдруг голос, и из-под воды появилась голова чуть не задохнувшейся Спины.

Ее болезненно бледные щеки порозовели как никогда, а вымокшие волосы соблазнительно липли к лицу.

— Не мучай себя, сделай переры…

— Подводное дыхание.

Оур уже собирался было встать, но тут голову Спины окутало серебристо-голубое свечение.

— Что это?..

— Магия, позволяющая дышать под водой. Уж такой мелочи ученицу обучить бы стоило, — пояснила Викия, презрительно фыркая. Однако судя по ней, она не столько жаловалась, сколько скрывала смущение.

— Большое спасибо. Вот тебе награда, — Спина вдруг схватила Викию за щеки и припала к ее губам.

— ?!

Викия задергала и руками, и ногами, но с запечатанным ртом не могла оказать никакого сопротивления.

— Ч-чем ты меня напоила?! — воскликнула она, откашливая.

— Афродизиак, — непринужденно ответила Спина, вытирая рот рукой. — Давай ублажать учителя вместе.

— Нет, я… бргл!

Спина не стала внимать возражениям и и решительно погрузила голову Викии под воду, затем погрузилась и сама.

— В таком случае, я возьму на себя омовение тела моего повелителя.

От такого развития событий в бане воцарилась тишина, но ее прервала Оливия, которая как ни в чем не бывало прижалась к груди Оура намыленным телом.

— Хм, тогда я, пожалуй, помогу, — Элен с улыбкой присоединилась к Оливии, затем огляделась по сторонам и поманила рукой Надю. — Могу я… рассчитывать на твою поддержку, воин?

— Можешь. Ради господина Оура я буду стараться, не жалея себя.

Что они задумали — догадаться нетрудно. Три самые грудастые женщины из окружения Оура обступили его тело со всех сторон и мыли его тело пышными бюстами.

— Ох как вам весело. А ну пустите, я с вами.

Вскоре к ним присоединилась Лилу. Вчетвером они тщательно омыли тело Оура, а в качестве завершающего штриха побросали мыло и прижались к его голове.

Нечеловечески бледная, почти прозрачная кожа суккуба.

Мягкая кожа бывшей королевы, тратившей на уход за собой огромные состояния.

Здоровая загорелая кожа южанки.

Темно-коричневая кожа темной альвийки.

Восемь огромных фруктов четырех соблазнительных оттенков окружили Оура со всех сторон и направили к его голове упорно торчащие вершины.

— В… вот она, несправедливость! — выдавила Шаль и угрюмо свесила голову.

Она, в отличие от них, обладала совершенно плоской грудью.

— Господин Оур, вы не любите маленькую грудь? — с болью в голосе спросила Присцилла, еще одна плоская девочка.

— Э, вы что, серьезно? — переполошилась Юнис и опустила взгляд на свое тело.

И на свою, опять же, плоскую грудь.

— Не бойтесь! — величественно объявила Мари, расставив ноги на ширину плеч. — Господин Оур любит и большие, и маленькие!

— О-о… — не сдержалась Шаль.

Самоуверенная девочка показалась ей похожа на богиню, которой она когда-то служила. Шаль опомнилась уже после того, как пала ниц перед Мари.

К ней тут же присоединилась Присцилла, видимо, решив, что так принято по этикету. Конечно же, Юнис в порыве страсти последовала их примеру.

В результате получилась композиция из горделиво стоявшей маленький девочки и трех бедных на грудь девушек, лежавших у ее ног, но Оур к счастью или не к счастью ее так не увидел из-за окружавших его округлостей.

— А вот мне тяжело сказать, есть у меня или нет… — хоть Фаро и была не против присоединиться, но лишь провела рукой по своему телу.

Грудь девушки-хоббита не отличалась значительным рельефом, но безусловно обладала им.

Фаро решила посмотреть по сторонам в поисках сестер по несчастью, и вдруг заметила чуть поодаль знакомое лицо русой девушки-простушки, на которую наткнулась на третьем ярусе.

— Ой. Ты же…

— Снова здравствуй.

Теперь, когда Фаро узнала истинную природу Оура, она понимала и причину нервного поведения Мио во время первой встречи.

— ...Впечатляет, — проговорила Фаро, поднимая взгляд.

Мио недоуменно склонила голову. В тот раз из-за одежды Фаро не смогла ее толком разглядеть, но оказалось, что неприметная внешность Мио соседствует с весьма внушительными объемами.

— Вы не хотите пойти к Оуру? — спросила Фаро, обращаясь как к Мио, так и к неприкаянно стоявшей по соседству с ней Патрисии.

— Влиться в те ряды немного сложновато.

— Нет, я вас понимаю, но…

Сама Фаро не принимала участия из-за слов Лилу о том, что она и без того надолго завладела нераздельным вниманием Оура, но ей было жаль девушек, которым мешала только робость.

— Давайте.

Фаро взяла их за руки и повела к Оуру.

Отыскав меж огромных грудей руки мага, девушка-хоббит передала им Мио и Патрисию.

Поначалу Оур смутился — он не понимал, куда вдруг потащили его руки. По размеру ладоней он быстро догадался, что их тянет Фаро. Однако затем его руки ощутили женские груди такого размера, что хоббиту они явно не принадлежали. Увидеть же обладательниц груди мешали бюсты Лилу и Элен, полностью перегородившие обзор.

“Ничего, хорошее испытание”, — подумал Оур и схватился за груди, к которым прижали его ладони. Он нежно ласкал их и в то же время водил руками, изучая формы.

Судя по ощущениям, в левую ладонь попал фрукт чуть более крупный. В коже обеих грудей ощущалась молодость, но правая казалась более гладкой.

Сведя пальцы, Оур опустил руки, проходя по животам, бедрам и задницам. В ответ на щекотку тела несколько раз вздрогнули, но девушки не застонали и сохранили интригу.

— Слева Мио, справа Патрисия?

— Правильно! — раздался голос Лилу.

Преграда перед глазами пропала, и Оур тут же притянул новоприбывших к себе.

— Забавное получилось испытание, но мне все-таки хочется видеть, что именно я щупаю.

Обвив руки вокруг плечей Мио и Патрисии, Оур вцепился в груди девушек. Он вовсю наслаждался тем, как мягкая плоть меняет форму под давлением его пальцев.

— Эй!

Вдруг из-под воды показалась голова Викии, а ее рука вцепилась в член Оура. Все это время они на пару со Спиной делали магу подводный минет. Вынырнула Викия вся красная — видимо, забыла, что помимо дыхания надо позаботиться и о перегреве.

— Сколько можно?.. Дай мне уже.

...А может, афродизиак все-таки подействовал, поскольку редко когда Викия требовала близости с Оуром так прямо.

— Спина, ты не против? — на всякий случай уточнил Оур.

— Нет, — коротко ответила Спина и вновь скрылась под водой.

Кажется, Викия, как ни странно, пришлась ей по душе.

— М…

Нетерпеливо обняв Оура, Викия оседлала его и сама пригласила стержень в свои глубины. По ощущениям Оур догадался, что сразу после этого место их слияния начала вылизывать Спина.

Наслаждаясь влагалищем Викии, жарким даже по сравнению с водой, Оур не забывал играть с грудью Мио и Патрисии. Они по очереди сплетались с магом языками в то время как Спина вовсе не отрывала языка от члена Оура, доставляя тому неописуемое наслаждение.

— А-а. А-а…

Через какое-то время Викия без сил упала на грудь Оура. Двигать бедрами под водой — занятие крайне изнуряющее. Среди людей, посвятивших жизнь изучению магии, мало физически крепких людей, но Викия даже по их меркам не отличалась выносливостью.

— Что же, меняемся.

Без труда подняв легкое тело волшебницы, Спина перебросила его через голову. Викия даже не стала сопротивляться, описала в воздухе дугу и шумно расплескала воду.

— Прости, Викия, но учитель уже обучил меня магии, укрепляющей тело, — не меняясь в лице добавила Спина.

— Так ты на нее обиду затаила?.. — Оур вздохнул и приложил ладонь ко лбу.

— Что же, учитель… могу я рассчитывать на вашу любовь?

С этими словами Спина повернулась к Оуру спиной, уперлась руками в борт и нагнулась.

Оуру показалось, что хотя действия ее остались механическими, обычно она так себя не вела.

— Ты не думаешь, что ведешь себя пошло?

Хотя, если вспомнить, что Спина напоила Викию афродизиаком через поцелуй, наверняка она и сама его выпила.

— Мне ужасно стыдно, — с каменным лицом ответила Спина, все так же выставляя напоказ задницу.

— Что-то не верится! — не сдержалась Фаро.

Впрочем, и Оур, и Лилу с Юнис понимали, что Спина сказала чистую правду.

— Итак… как же поступить?

Оур поднялся и приставил восставший член к ее телу.

— У меня ведь сегодня еще полно дел… — нарочито громко пробормотал Оур и медленно провел членом по ее щели.

Оур намеренно не говорил, что ему делать, и ждал ответа Спины.

Спина поджала губы, и взгляд ее стал поистине смертоносным. Наблюдавшие за ней Фаро и Ном сразу отвели взгляды. В следующее мгновение из глаз Спины брызнули слезы.

— Умоляю, учитель… сжальтесь.

Видимо, ей стало стыдно буквально до слез. Хотя она излучала достаточно угрозы, чтобы защищать себя от взглядов любопытной разбойницы и бесстрашной торговки, умоляя Оура, она казалась бесконечно хрупкой и слабой. И ладно бы Спина обладала актерским мастерством, но Оур знал, что на такое она не способна.

— Тебя, как обычно, не поймешь, — усмехнулся Оур, взялся руками за ее бедра и вошел в самые глубины.

— А-а! — заголосила Спина и выгнулась так резко, что подпрыгнули волосы. Уже этого ей хватило, чтобы кончить.

— Поможет кто?

— Я! Я!

Только Оур успел спросить, как в воздух взметнулась маленькая ручка.

— Что ты за… хья!

Мари присосалась к груди Спины словно младенец, и ведьма застонала.

— Добейте ее, сестры! — громко приказала Мари, и вокруг мигом нарисовались безгрудые.

Шаль и Присцилла, словно того и ждавшие, приблизились к Оуру с боков и принялись тереться о него телами. Юнис тем временем стала с противоположной от Мари стороны Спины. На фоне болезненно бледной кожи Спины здоровый загар Юнис выделялся особенно отчетливо.

— П-прекрати! — едва Спина ощутила на своей шее язык, как тут же отвернулась. — Я отказываюсь целовать людей кроме учителя.

— Значит, меня она за человека не считает?.. — обронила Викия, поднимаясь из воды с насквозь промокшими волосами.

— Зато хоть меня считает, — с улыбкой проговорила Юнис. Ее пальцы скрылись с глаз.

— Хья! — воскликнула Спина словно от боли, и резко выгнулась.

Пальцы Юнис ласкали и достоинство Оура, и разбухший клитор Спины.

— О. Помнишь еще?

— Еще бы, такое попробуй забудь…

Движения Юнис в точности повторяли те, которые ей пришлось испытать на своей шкуре во время их первой встречи. Она ласкала Спину так же, как Лилу ласкала ее. Поэтому она знала, что слишком сильные ласки вызывают не наслаждение, а боль, и водила пальцами как можно нежнее и мягче.

— Ты сжимаешь меня. Тебе настолько нравятся пальцы Юнис? — издевательским тоном поинтересовался Оур.

— Конечно же, я не… хау-у!

Юнис игриво улыбнулась.

— Ты такая милая, Спина.

— Прекра… а! Фха-а-а!

Не прекращая работать пальцами, Юнис слегка поцеловала сосок Спины, увидела ее реакцию и отчасти поняла, что чувствовал Оур, когда издевался над ней.

Юнис ласкала, щипала, лизала и массажировала тело Спины, подстраиваясь под движения Оура — иногда мелкие, иногда глубокие. Пальцы прекрасно ощущали движения члена Оура сквозь тонкую кожу Спины, и Юнис казалось, будто он занимается любовью и с ней тоже.

— Нет!..

Маска невозмутимости спала, и Спина спрятала лицо в ладонях. Из-за этого ей пришлось нагнуть голову еще ниже, а задницу задрать еще выше.

— Какая похотливая поза.

Оур сжал ее ягодицы руками и вонзился так резко, словно пытался ударить.

— А! А-а!

Спина испытывала один легкий оргазм за другим, и постепенно ее голос угасал. Оур смотрел на ее бледную, выгнувшуюся полумесяцем спину, и вдруг ему пришла мысль. Он занес одну ладонь и…

— Вот. Кончай, — опустившаяся ладонь звучно шлепнула Спину по белой заднице. — Ты ведь кончаешь от порки?

— А-а-а-а-а-а…

Забывая обо всем на свете, Спина извергла из себя струю, с силой кончила и крепко сжала мышцами копье Оура.

— Оур… — Юнис что-то прошептала ему, поглядывая на Спину.

— Уверена?

— Более-менее.

Оур хмыкнул, затем обратился к Спине:

— Может, ты и моя ученица, но кончать от шлепков по заднице это уже за гранью. Тебя нужно наказать.

Спина вздрогнула и замерла в ужасе.

— Повернись.

Так и не покинув ее глубин, Оур с помощью Юнис перевернул Спину. От этих движений та вновь кончила, еще раз разочаровавшись в похотливости своего тела.

— Убери руки.

По своей воле она бы не согласилась. Она не хотела показывать свое лицо никому. Но пойти против приказов учителя не могла. Спина медленно убрала от лица руки. В раскосых глазах драгоценными камнями стояли крупные слезы. Обычно холодное, словно вырезанное из льда лица заливала густая краска.

— Вот твое наказание.

Спина резко зажмурилась, но тут же открыла глаза. Он не разрешал ей закрывать глаза. Она трепетала от мысли о том, как же ее накажут, и тут Оур приблизил к ней лицо.

Она не сразу поняла, что произошло. Вдруг одна ладонь Оура оказалась у нее на затылке, вторая на подбородке. Затем лицо чуть повернулось и коснулось ее.

“Он поцеловал меня”, — поняла, наконец, Спина, и кончила еще сильнее. Ее плоть так вцепилась в член Оура, словно хотела оторвать. В ответ тот излил жаркое семя в ее глубины.

Сколько продлилась пауза — она не знала. Может, прошли мгновения, может, целая вечность, но в конце концов Спина очнулась от того, что кто-то давил на ее тело.

— Ты меня так задушишь, — с трудом выдавил из себя Оур.

Лишь тогда Спина заметила, что держала за него руками и ногами, и все еще не отпускала его губ.

— Все-таки я тебя не понимаю.

Оур усмехнулся и слизнул слезинку из глаза Спины. Та едва не потеряла сознание от такого жеста.