Том 2    
Перерыв. Награждаем любовниц


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
calm_one
27.05.2019 19:33
"В земле была нора, а в норе жил хоббит..."
А потом Варау Якан бессовестно стырил из него часть сюжет почти без изменений. :)))
В остальном получилось неплохо.

Перерыв. Награждаем любовниц

— Ух, это все горячая вода?

После соития Оур и Фаро направились в бани лабиринта, чтобы помыться.

Фаро широко распахнула глаза при виде поднимающегося от воды пара.

— Верно, — ответил Оур и самодовольно кивнул.

День ото дня он работал над улучшением своего великого бассейна и считал его одним из лучших творений во всем подземелье.

— А для чего? — раздался следующий вопрос, и маг невольно свесил плечи.

— Потому, что это ванна… то есть, баня.

— Баня? Но ведь в бане должно быть много-много пара и веники, чтобы ими хлестаться, разве нет?

— То другая баня. Видимо, у вас, на западе, такие популярнее всего. В наших краях они тоже есть, но здесь, в лабиринте, мы в основном моемся здесь — в бане с горячей ванной.

Оур оправился от удивления и шагнул к воде, однако Фаро все еще нерешительно стояла на месте.

— Э, но ведь если промокнуть, можно заболеть…

— Это предрассудок. Конечно, если не вытираться или мыться грязной водой, можно и слечь с болезнью, но в моих банях волноваться не о чем.

Вода, которую извергали изваяния драконов на стенах, подогревалась и очищалась магией. Она обезвредила бы любой яд, которым недруг мог попытаться отравить источник. На самом бассейне тоже лежали чары очищения, не дававшие воде испортиться, поэтому бани точно не могли стать источником какой-либо заразы.

— Н-но…

До сих пор Фаро путешествовала по подземелью с превеликим любопытством, но к бассейну упорно не приближалась.

— Эх. Давай скорее уже, — Оур оторвал ее тело от пола и запрыгнул в бассейн вместе с ней.

— Гья! — воскликнула Фаро, начала барахтаться, затем крепко прижалась к Оуру. — Не-ет, я не умею плавать! Н-на помощь!

Она вела себя, будто облитая водой кошка.

— Успокойся.

— Не могу, ненавижу воду!

— Тут неглубоко, — продолжил Оур, успокаивающе обнял, и Фаро замерла.

Затем вытянула ноги, словно не веря словам мага, и, действительно, нащупала пол.

— ...И правда.

Пол в бассейне шел под плавным наклоном к дальней стене. Совсем рядом со входом вода едва доставала по пояс сидящему Оуру. Наклонный пол в бассейне оборудовали затем, чтобы тут спокойно могла мыться Мари, по росту уступавшая даже Фаро. Разбойница бы тут утонуть не смогла.

— А почему я луну вижу?

Успокоившись, Фаро посмотрела наверх и увидела раскинувшееся над ней звездное небо.

— Я немного доработал магию дальновидения и спроецировал небо с поверхности сюда на потолок. Хорошо же получилось?

— Угу…

Фаро чувствовала, как окружившая ее вода постепенно согревает тело, а звезды отчего-то казались ей прекраснее, чем когда-либо. Она запрокинула голову, чтобы получше посмотреть на небо, и вдруг ее плеча коснулась рука Оура.

— П… прости.

Лишь сейчас она вспомнила, что до сих пор изо всех сил прижималась к нему, и отпрянула. Пусть совсем недавно тела их слились воедино, сейчас ей почему-то стало неловко.

— Не волнуйся, — когда ее тело попыталось отодвинуться, Оур притянул ее обратно. — Ты уже принадлежишь мне. А значит, я обязан защищать тебя.

— О, Оур…

Когда она услышала такие слова и увидела, что маг говорит всерьез, ее сердце невольно подпрыгнуло. “Я сама на себя не похожа”, — пыталась она хоть как-то успокоиться, одновременно с этим закрывая глаза и поднимая подбородок.

Даже с закрытыми глазами она увидела, как на ее сомкнутые веки опустилась тень, и поняла, что лицо Оура уже совсем рядом.

— А ну-ка сто-оп!

Вдруг с грохотом распахнулась дверь, и Фаро ошарашенно вытаращила глаза.

— Нет в них романтики, — сокрушенно проворчал Оур.

В баню вбежала даже не пара человек. Лилу, Юнис, Спина, Элен с четырьмя подопечными, Мио, Мари, Надя, Шаль и Викия, а в нагрузку — королевское трио Фигурии.

— Разве ты не достаточно потискал эту девочку? — пожаловалась Лилу.

— Вот-вот, — поддержала ее Юнис.

— Вы говорили, что наградите нас вечером, но луна уже дошла до середины небосвода, — хладнокровно объявила Спина.

В бане собралось восемнадцать человек, если считать Фаро и Оура. Вся эта толпа без особого труда разместилась бы в просторном бассейне, но главная прелесть момента состояла, конечно же, в том, сколько красавиц разных возрастов собралось в одном помещении.

К тому же, как и положено бане, все они без стыда демонстрировали Оуру свои обнаженные тела.

— Ладно-ладно. И Лилу, раз уж на то пошло, позови еще и Ном.

— Так точно!

Подземелье и магазин Ном соединял прямой телепорт, облегчавший торговлю. Устроен он был так, что срабатывал лишь с разрешения Оура. Впрочем, перенестись в магазин из подземелья никакого труда не составляло. Лилу в мгновение ока привела в баню торговку, раздела и поставила перед Оуром.

— Ого… ну надо же.

Хоть Ном и притащили сюда посреди ночи, она ничуть не смутилась и обвела собравшихся взглядом. Что именно видели ее проницательные глаза — представить нетрудно.

Помимо уже знакомого ей суккуба она оказалась в окружении героя, считавшихся мертвыми авантюристов, предводительницы темных альвов, могущественной волшебницы и королевской семьи.

— Пора исполнить то обещание.

— Ну и ну. Премного благодарна вам, господин Оур.

Она ответила спокойным голосом и вежливо поклонилась, но в голове тем временем наверняка проводила сложнейшие расчеты.

— Подходите же, — объявил Оур, и вся толпа кинулась к нему.

Они окружили мага со всех сторон и принялись наперебой ублажать его.

Ном и Патрисия вытянули и руки и заняли каждая по ноге. Они заключили колени Оура меж своих грудей и начали натирать их телами.

Миниатюрные Мари и Фаро пристроились между ног мага, и их головы образовали единый ряд с головами Шаль и Присциллы, протянувшимися снаружи над бедрами Оура. Вчетвером они делили между собой восставшее достоинство Оура и вылизывали его горячими язычками.

Поверх них к груди Оура прижимались Спина и Викия. Они водили по груди мага языками, словно соревнуясь друг с другом.

Спереди и сзади раскинутые в стороны руки мага заняли альвийки Элен. Одна прижимала к рукам пышную грудь, вторая водила по ним языком, третья нежно массировала руками, четвертая терлась лицом. Они тщательно ублажали их и старались поддерживать, чтобы господин не устал.

У ладоней мага пристроились другие девушки — Оливия, Надя, Элен и Мио — и попарно зажимали их между грудей.

Правую руку заняла Оливия, самая пышногрудая из всех любовниц Оура, а также Мио, которая, несмотря на непримечательную внешность, тоже могла похвастаться внушительными размерами. Оказавшись среди их плоти, ладонь совершенно скрылась с глаз. Оур водил пальцами, и те словно утопали в мягкости.

В противовес этому, левую ладонь сдавливали тоже крупные, но куда более упругие груди Элен и Нади. Он пытался давить их крепкую плоть, а упругая кожа с легкостью отдавливала пальцы обратно. Оуру казалось, играть с их плотью ему не надоест никогда.

Не найдя другого способа подобраться к погребенному под девушками Оуру, Лилу и Юнис пристроились с воздуха. Лилу с самого начала умела игнорировать силу тяжести, а Юнис парила за счет того, что окружала себя магией ветра. Несомненно, ей было куда труднее висеть неподвижно, чем Лилу, и все же она ничуть не подавала виду и вместе с суккубом по очереди целовала Оура.

Длинный язык Лилу добирался до всех уголков рта Оура и жадно менялся с ним слюной. Демоническая слюна казалась чуть сладкой на вкус, а от прикосновений мягкого языка немело все тело. Казалось, суккубу вполне достаточно языка, чтобы довести мага до оргазма.

В свою очередь, страстные поцелуи Юнис просто-таки сочились переполняющим девушку обожанием. Она припадала к его губам как можно плотнее, а затем стремилась коснуться мага и лицом, словно желая укрепить их связь.

Сначала Оур по очереди наслаждался их губами, но со временем изнывающие от нетерпения девушки начали целовать его шею и щеки в ожидании своего череда. Постепенно поцелуи приближались ко рту, затем они стали перебивать друг друга чаще и, наконец, прижались друг к другу щеками с вытянутыми языками.

В ответ Оур вытянул свой язык и вкусил их одновременно.

Ко всему его телу прижимались женские тела и языки. Он словно утопал в женщинах.

Каждая из женщин, девушек (и, раз уж на то пошло, девочек) по крайней мере делала вид, что всецело поглощена ублажением мага и не думает ни о чем ином, и зрелище это поистине завораживало. Пусть Оур и стал королем страны, но немногие его коллеги могли похвастаться тем, что одновременно бывали в компании стольких любовниц.

Даже если собрать такой гарем за счет власти и богатств, кое-чего беднягам все равно не хватит.

— Что же, Ном, начну с тебя.

А именно: выносливости, умений и либидо, способных удовлетворить всех любовниц.

— Тогда прошу, — Ном оседлала Оура с такой же непринужденностью, с которой садилась на стул. Все еще плотно сомкнутые и не привыкшие к мужчинам лепестки похотливой плоти разошлись, и она издала громкий возглас: — А-а?!

— Я забыл кое-что сказать...

Из-за спины Ном показались руки Оура и вцепились в ее грудь ястребиной хваткой. Пышная, не вмещающаяся в ладони плоть соблазнительно поддалась. Но стоило Ном переключить внимание на собственную грудь, как ее лоно словно пронзил раскаленный стержень, и она вновь закричала.

— Не думай, что тут будет так же, как на поверхности.

Благодаря магии омоложении он владел как телом молодого мужчины, так и несвойственными юнцу умениями, развившимися с годами опыта. И наконец — бесконечной выносливостью, проистекавшей из безграничных запасов энергии. Внутри подземелья Оур мог довести до изнеможения даже Лилу.

Сейчас, в подземелье, он мог проявить свои умения в полную силу, а потому получить полную власть над телом Ном — пусть и умелой в любовных делах, но до недавнего времени остававшейся девственницей — ему было проще простого.

— А-а-а-а, фха-а-а-а-а-а-а!

Ном позабыла о всяком стыде и лишь содрогалась, истекая слюной.

Ее матка отзывалась восторгом каждый раз, когда он пронзал ее глубины. В ее животе зародился нестерпимый жаркий зуд, а движения Оура словно расчесывали его в самом нужном месте.

Все ее тело будто превратилось в сплошную эрогенную зону. Стоило ему лишь небрежно сжать грудь, чтобы по всему телу пробежали электрические разряды. Более того, ее соски тут же соблазнительно набухли, словно требуя ласк, а высунувшая язык Ном прижала к ним ладони Оура.

Тот же, будто доя корову, выжимал ее спелые плоды от основания.

— Я кончаю, принимай.

“Не вздумай”, — пронеслось в голове Ном. Но из горла ее раздалось совершенно противоположное:

— Да… я хочу от вас ребенка, господин Оур!.. А-а, а-а-а-а, а-а-а-а-а-а-а-а!

Она чувствовала, как крупная доза семени вливается в ее матку. Вместе с женским наслаждением она ощутила и отрешенное отчаяние при мысли о том, что такими темпами может превратиться в его собственность.

Ей казалось, он кончал целую вечность. Наконец, все прекратилось, и основательно вспаханное тело Ном рухнуло в воду, истекая белой жидкостью.

— Неплохо ты выразилась, — проговорил Оур, поднимая ее на руки.

Ном посмотрела на него вопросительным взглядом.

— Но сейчас я излил в тебя лишь имитацию спермы. Можешь быть спокойна, ты не забеременеешь.

Видимо, на самом деле он пытался сказать что-то в духе “знаю, ты собиралась потом выпить противозачаточное, но тебе не надо тратить деньги попусту”.

— Благодарю за вашу учтивость, темный владыка.

Все оковы, что едва не подчинили ее тело и душу, разом разбились, и на лице Ном появилась обычная деловая улыбка.

— А-а-а, господин Оур! — громко стонала Мио, стоя на четвереньках.

Алмаз в горе графита — это как раз о ней. Сила, которую разглядел в ней Оур, прирастала на глазах. Она уже могла управлять бесчисленными стаями монстров, словно собственными руками, и с их помощью, пожалуй, превратилась во второго по силе бойца подземелья после Юнис.

Но когда Мио смущенно подставляла Оуру задницу, чтобы тот проник в нее, она вновь превращалась в неприметную деревенскую девушку.

— Ах-х, господин Оур спаривается со мной на глазах Ее Величества…

По бокам от Оура стояла королевская чета Фигурии. И еще Мари.

Оуру показалось забавным сгруппировать девушек по цвету волос, поэтому он собрал блондинок. У Мио, правда, волосы не столько светлые, сколько бледно-русые, к тому же она так робела рядом с королевской семьей, что твердо отказалась заниматься любовью на их глазах. Но реакция девушки так повеселила Оура, что он взял ее силой.

— Неужели вы не вкусите и нас, мой господин? — шепнула Оливия на ушко Оуру, прижимаясь к нему грудью.

— Вас — нет. Обойдетесь пальцами, — сухо ответил ей Оур.

Хотя Оливия уже успела несколько раз кончить благодаря пальцам Оура, ее глубины зудели и просили чего потолще и потверже.

— Но почему?..

Она взяла руку Оура и поднесла ее к своей промежности, одновременно с этим проводя пальцами по месту слияния мага и Мио. Она так завидовала этой простой деревенской девушке, сладостно стонавшей под натиском стержня Оура.

— Вдруг это навредит твоему ребенку? — развеял ее чувства Оур.

Внешне королева и принцессы пока не изменились, но по оценке Оура, все они уже должны быть беременны.

Он волновался не столько о наследниках. Оур лично говорил о том, что темному владыке наследник не нужен, ведь он не стареет.

— ...Хорошо, мой господин, в таком случае мы ублажим вас как только сможем, — с придыханием прошептала Оливия, а затем вместе с дочерьми принялась вылизывать тело Оура.

— Я тоже рожу господину Оуру ребенка! — нахватавшаяся у других девушек Мари вцепилась в ногу мага.

— Приходи лет через десять.

Тот взмахнул ногой и попытался отпихнуть ее, но девочка ловко увернулась и вцепилась снова.

— Ладно. Подожду десять лет, — с улыбкой выразилась малышка, и что-то в ее словах помешало темному владыке отмахнуться от них как от детского лепета.

— Следующие — брюнетки! — высказалась, гордо выпятив грудь, Лилу, стоявшая во главе отряда из себя, темных альвиек и Спины.

— Не хотите ли для разнообразия попробовать так, командир?

Элен предложила, чтобы их группа поработала с достоинством Оура руками. Маг уже досконально познал удовольствие, которое могут доставлять рты, груди, бедра и анусы его любовниц, но никогда еще они не ублажали его просто руками.

— Попробуйте, — поручил он, решив все-таки испытать удачу.

Темные альвийки приготовились за какое-то мгновение — видимо, этот план они вынашивали очень долго.

— Прошу сюда, господин Оур, — сказала главная из подчиненных Элен альвийка, села на пол, подобрав под себя ноги и похлопав по бедрам.

— Можно головой лечь?

— Да.

После ее согласия Оур прилег на ее ноги, словно на подушку. Остальные девушки сели рядом с ней и разместили тело мага на своих ногах. Получилась этакая живая кровать.

— Теперь понятно. Неплохое зрелище.

Перед глазами Оура выстроились в ряд груди девушек, на которых он лежал.

Все — выпуклые, упругие, словно упрашивающие потрогать их. И Оур, конечно же, не стал им отказывать.

— Что же, господин, мы приступаем, — послышался голос Элен, и одновременно Оур ощутил между ног мягкое наслаждение.

Чуть приподняв голову, он увидел, как девушки по очереди ласкают его отвердевшее достоинство гладкими ручками. Ощущения от их мягких ладоней, окутавших его плоть со всех сторон, ничуть не уступали тем, что он испытывал, находясь внутри них.

Обычно Оуру нравилось дарить девушкам наслаждение, доводить их до истомы и совращать. Но в отряде брюнеток оказались Лилу, по сути ставшая его правой рукой, верная ученица Спина, а также темные альвийки, примкнувшие к Оуру еще в первые дни существования лабиринта.

Оур занимался любовью с каждой из них уже очень много раз, а потом решил, что иногда можно попробовать и что-то новое.

— Я кончаю, — объявил Оур, не думая о какой-либо взаимности и не рассчитывая на нее.

— Пожалуйста, — раздался однако в ответ голос улыбающейся девушки.

И тогда движения рук резко ускорились. Ладони сжимали и отпускали его словно в такт дыханию.

— Кх!..

Несомненно, это дело рук Лилу. Однако Оур понял все слишком поздно, и кончил значительно раньше, чем планировал. Извергавшаяся белая жидкость раз за разом попадала на ладони Лилу и стекала с них.

— Как много, — прощебетала Лилу, сложила из рук блюдечко и слизала оставшуюся на них сперму на манер кошки.

— Ну… было неплохо, — подытожил немного ошарашенный Оур.

— Как же быть, Оур? — неуверенно спросила Юнис.

— Вы знаете, я… не очень к этим делам привычная. Может, вам лучше выбрать вместо меня Ном? — смутилась Надя, словно заразившись неуверенностью Юнис.

— Со мной уже только что как следует поиграли, — отозвалась Ном, поглядывая на остальных с хитрой улыбкой.

Пришел черед трех рыжих девушек.

Юнис и Надя зажали грудями вновь окрепшее достоинство Оура, но из-за значительной разницы в объемах получалось у них так себе.

Рыжеволосые, зеленоглазые, смуглые — обе девушки перед глазами Оура напоминали стереотипных южанок, но оно и неудивительно, ведь родились они в одной и той же стране. Однако на этом их сходство заканчивалось. На фоне высокой, стройной, фигуристой Нади, Юнис с ее маленьким ростом и скромными пропорциями казалась почти ребенком.

— Меня устраивает мое тело, но сейчас я чуточку завидую Наде, — Юнис слегка надулась, ощущая значительную разницу в давлении, на которое была способна их плоть.

— Что вы, госпожа Юнис, наверняка господину Оуру как раз нравятся не простушки вроде меня, а очаровательные девушки вроде вас.

По росту Надя слегка обгоняла даже Оура. Пусть вслух она ничего не признавала, но не смогла бы поспорить с тем, что из-за этого считала себя ущербной.

— ...Это что же, Ном — лучшая из нас?

— ...Видимо, да.

Ростом Ном не дотягивала даже до Юнис, однако грудью на первый взгляд превосходила Надю.

— Быть того не может. Меня, безродную девку, господин Оур считает просто деньгами с сиськами, — оказавшись под пристальным взглядом двух непревзойденных мечников, Ном только и смогла, что приторно поскромничать, а затем подтолкнуть Оура локтем. — Оур! Вот скажи, тебе кто больше нравится: деньги с сиськами или женщины без сисек?

— Что за чушь ты несешь? — Оур сокрушенно вздохнул, затем обнял плечи Юнис и Нади и сам задвигал бедрами.

На самом деле, хоть грудь Юнис и не могла потягаться с коллегой, ощущения она доставляла весьма неплохие. Может, ей недоставало объема, но не гладкости и не мягкости. Конечно, ее холмы не вызывали благоговение тем, что могли спрятать между собой член, но этот недостаток с лихвой восполняла Надя.

— И вообще, кончай обижаться и иди сюда.

— Прошу меня извинить, но я отнюдь не оби…

Оур схватил Ном за руку притянул к себе и запечатал ее спорящие губы.

— ...За это я возьму с вас отдельно, — недовольно проворчала Ном.

— Потом расплачусь, — хладнокровно парировал Оур.

— ...Мы, получается, группа “все остальные”?

— А ведь я уже обрадовалась и подумала, что нас ты будешь по отдельности!

— Какая она честная.

Викия устало бормотала, Шаль возмущалась, в голосе Фаро смешались изумление и восхищение. Три девушки с волосами серебристо-голубого, зеленого и коричневого цвета соответственно. И если Фаро просто повезло оказаться единственной здесь девушкой с такими волосами, то цвета Викии и Шаль далеко не случайны.

Волосы отражают цвет магии. Среди сильных магов много тех, чьи волосы полностью перекрасились в цвета их энергии.

Впрочем, Лилу — исключение. Она не человек, и покров ее головы лишь изображал волосы, не более. Они не растут, как у людей, а потому не окрашиваются цветом магии.

— Что же, господин Оур, разворотите мою вагину вашим могучим членом.

Шаль раздвинула ноги, затем пальцами раздвинула еще и половые губы. Фаро вытаращила глаза.

— Тебе такое нравится, Оур?

— Ну… вроде того.

На самом деле Оур не питал особой любви к такому поведению Шаль, но с другой стороны, именно он и довел ее до такого. Говорить об этом в присутствии Шаль маг не решился и просто туманно согласился.

— Хм-м…

Фаро сделала вид что задумалась, а затем тоже раздвинула ноги, подражая Шаль.

— Ну ладно, Оур, ты меня, э-э… трахнешь своим… этим самым? — Фаро начала за здравие, но ее слова быстро начали затихать, и под конец она даже смотрела на Оура лишь искоса. — Я и не думала, что говорить такое будет настолько стыдно.

— Да, стыдно. Но именно благодаря постыдным действиям партнеру можно доставить удовольствие. Это и есть настоящее радушие.

“Я ни секунды не верю, что ты и в самом деле стыдишься”.

Если Фаро кивнула с понимающим видом, то в головах Оура и Викии пронеслась одна и та же мысль.

— Значит, Викия относится к господину Оуру без радушия?

— Р-разумеется, как иначе?! — бросила в ответ Викия, глядя на Фаро и Шаль дергающимся глазом.

— Ясно. Значит, я исполню лишь ваши желания.

Оур повернулся к Викии спиной, схватил Шаль и Фаро в охапку, затем посадил их на свои колени.

— А-а-а-а-а-а! Член господина Оура-а-а… он великолепен, великолепен! — он пронзил узкие недра Шаль, и она обхватила его достоинство точно челюстями. — Мне так хорошо, когда внутри меня твердый, толстый член господина Оура-а…

Ее глаза увлажнились, а с высунутого языка закапала слюна, словно у текущей суки.

— И меня, Оур… используй мою щель, она только для тебя, — взмолилась Фаро, натирая промежность об его ногу. Видимо, вид Шаль ее впечатлил. — Фха-а-а-а-а!

Ничуть не колеблясь, Оур погрузился в нее, и плоть разбойницы со всех сторон прижалась к древку мага.

— Ого-о-о, как же приятно! Он так трется, так стучит!.. — закричала Фаро, срываясь на плач.

Под форму члена Оура подстроилась не только ее вагина, но и расположение чувствительных точек. Маг мог бы лишь лениво двигать бедрами, и головка его члена все равно безошибочно попадала бы по уязвимым местам Фаро.

— Не-ет! Я так свихнусь! — кричала Фаро, потеряв всякий стыд, и забывая все на свете от каждого движения.

— Господин Оур! Меня, трахайте еще и меня!

— Нет, Оур, не выходи! Еще, еще!

Маг обхватил тела щебечущих и вцепившихся в его плечи девушек и принялся по очереди пронзать каждую из них. Так он мог поступать лишь с легкими телами альвийки и хоббита.

— А-а, а, а-а-а, кончаю, кончаю, я кончаю, господин Оур!

— Фха-а-а-а, а-а, ам-м-м, а-а-а-а, ай-й-й, О-Оу-у-ур!

Они возбуждали друг друга все сильнее. Когда обе девушки достигли оргазма одновременно с тем, как Оур излил по половине порции семени в каждую из них, тела их прижались к магу и напряглись до того, что уже не могли говорить. Оставив на теле Оура следы от ногтей, девушки обмякли, и их подбородки легли на мужские плечи.

— Итак…

Оур скосил взгляд вбок, продолжая прижимать к себе девушек. Викия тут же прикрыла одной рукой грудь, а второй промежность. Она вдруг захотела скрыть от него те части тела, которые совсем недавно выставляла напоказ, и тем самым красноречиво объяснила, чем занималась все это время.

— Что, не будешь меня умолять?

— Еще чего, ни за что! — уверенно выпалила Викия.

— А-а-а-а-а! Мне так хорошо от члена Оура-а-а-а-а-а-а-а! Еще, пронзай меня еще-е-е-е-е!

— ...И как это понимать? — тихо спросила Фаро, указывая пальцем на Викию. Девушку-мага сношали со спины, а она все молила и молила Оура.

После отказа Викии прошло совсем немного времени. Когда Шаль и Фаро очнулись от оргазма, Оур уже успел войти в нее.

Когда встречалась их плоть, раздавались не только шлепки, но и хлюпанье — стало быть, Викия и сама получала наслаждение.

— Это актерское мастерство Викии, — уверенно ответила ей Шаль.

— М-м… Оур!.. — простонала Юнис, восседая верхом на Оуре и водя руками по его груди. — Ах… не могу молчать… м, а-а-а!

Девушка изо всех сил пыталась держать рот на замке, но каждый раз, когда державшийся за талию Юнис Оур пронзал ее, она неизбежно испускала прекрасно подходящие ее характеру стоны.

— Что не так? Кричи, сколько хочешь.

— Хья! Н-но ведь…

Оур положил ладонь на грудь Юнис, и та смущенно прижала руку мага к себе.

— Мне, ах, стыдно, что меня, а-а, слышат остальные.

— Остальные? — озадаченно переспросил Оур и посмотрел по сторонам.

Справа лежала Лилу, слева — Спина. Еще чуть дальше — прочие сваленные в кучу девушки. Всех их Оур своей ловкостью довел до потери сознания, и они больше не могли стоять на ногах. Рассудок сохранили лишь он сам, да обладавшая нечеловеческой выносливостью Юнис.

— Будто тебя кто-то слышит.

Более того, эта оргия для нее далеко не первая.

Конечно, редко когда они приобретают такой размах, но Оур частенько занимался любовью с двумя-тремя девушками одновременно.

— Да, но…

Юнис возражала, но продолжала соблазнительно двигать бедрами. Вперед-назад-влево-вправо-вверх-вниз — выжимая член Оура, она вырисовывала в воздухе сложную траекторию и при этом старалась растирать его древко о свои чувствительные точки. Казалось бы, ее все устраивало.

— Ты научилась так похотливо двигаться.

— Не-ет, не трогай меня та-ам!

Оур протянул руку и коснулся твердого клитора, торчавшего чуть повыше места их слияния. Тело Юнис выгнулось, но она все равно слегка приподнялась, чтобы магу было удобнее ее ласкать. В общем, комментарии излишни.

— Но я не помню, чтобы тратил столько времени на твое обучение.

Оур собрал мед с проглотивших его плоть красных лепестков и нежно растер его о чувствительный клитор подушечками пальцев.

— А-а, не-ет!

Юнис вновь выгнулась. Она одновременно и направляла член Оура в свои недра, и принимала наслаждение, что доставляли ей его пальцы. Продолжая ласкать ее внизу, Оур поднял туловище и припал губами к ее соску.

— А-а-а-а!

Юнис источала противоречивый аромат. Оур ощущал как запах юного женского тела, так и нотки аромата развращенной самки, что примешивались к нему. Подобным образом можно описать и ее тело — почти девичье на вид, но страстно поедающее достоинство мага промежностью.

— Фх, а-а-а-а, и грудь, и там… мне так хорошо-о…

Несмотря на глубокое проникновение, клиторальные ласки и посасывание груди, выражение лица прижимавшей к себе голову любовника Юнис сохраняло ясность. Она не поддавалась похоти окончательно.

— Какой ты милый, Оур… ах! — с улыбкой обратилась Юнис к мужчине, припавшему к ее небогатой груди, а затем застонала, когда в ответ тот будто бы возмущенно вонзился в ее глубины.

Но как бы развращенно ни звучали ее стоны, глаза продолжали смотреть на Оура с нежностью.

— Ладно, хорошо. Кончай внутрь… прямо в меня и от души, — с улыбкой проворковала Юнис, чувствуя, как плоть мага набухает.

Она говорила с нежностью святой, но вагина ее истекала жидкостью и жадно лобызала член Оура.

— Кончаю!..

— Да, кончай!.. — ответила Юнис, тут же обхватила голову Оура руками и припала к его губам.

Она чувствовала, как накатывали волны спермы, и в то же самое время лизала и посасывала язык Оура, словно вытягивая семя и из него. Маг изливал столько семени, что с ним не сравнился бы никакой другой мужчина. Его жидкость проникала глубоко в тело Юнис и словно заполняла полости ее матки без остатка. Юнис вобрала ее всю, по пути несколько раз чуть не потеряв сознание.

— Ах-х… ты был великолепен…

Выжав из его члена последнюю каплю, Юнис припала к груди Оура.

— Пожалуй, восхищаться должен я…

Почти всех остальных девушек, за исключением Лилу, Оур учил заниматься любовью лично. Только Юнис он не объяснял ничего. И тем не менее с каждой близостью она становилась все лучше и лучше.

— А теперь объясни: что это было? — прошептал Оур в ухо Юнис, обведя взглядом поваленных вокруг девушек.

— Ты догадался?

— Да.

Речь о том, кому именно пришло в голову привести в баню столько людей.

Лилу по ходу оргии созналась, что это не она. Спина, с учетом ее характера, не захотела бы привлекать к такому делу лишних людей.

Надя, Шаль и Викия не стали бы проявлять такую самостоятельность, а больше никто об обещании Оура не знал. Так он догадался, кто именно всех надоумил.

— М-м-м. Не скажу, чтобы у меня была какая-то внятная причина…

И в то же время Юнис не из тех, кто способен спланировать нечто коварное.

Она лишь продолжала обнимать Оура и никак не могла внятно выразить, о чем именно думала.

— Не знаю, с чего, но что-то мне покоя не давало.

Юнис захотелось посмотреть, как Оур поступит со своими приспешницами и любовницами. А почему — она не знала.

— И теперь я, кажется, успокоилась.

— Успокоилась?

— Угу, — Юнис улыбнулась и кивнула, а Оур удивился. Ему казалось, что он просто без какой-либо особой причины занимался любовью со своими женщинами. Что же в этом могло успокоить Юнис?

И в то же время нельзя закрывать глаза на то, что герою что-то “не дает покоя”. Дело в том, что на героев постоянно дует ветер судьбы. И героями их делает то, что они читают направление этого ветра, расправляют крылья и взлетают.

Однажды Оуру удалось подрезать крылья Юнис и превратить ее в свою собственность. Но в маленьком теле этой девушки наверняка сокрыт талант, который однажды превратит ее в великую героиню. Она постепенно восстанавливает силы и пытается вновь превратиться в героя.

— ...Ну, в любом случае, волноваться не о чем, — проговорил Оур, словно пытаясь заглушить собственные мысли. — Ведь я говорил, что устраню любого, кто навредит тебе. Что буду защищать тебя.

— Да. А я буду любить тебя и дальше, — Юнис счастливо улыбнулась.

Когда-то Оур и Юнис поклялись друг другу и тем самым заключили контракт.

Гейс — геройская клятва — священен. Он придает герою сил, и никто не в силах исказить его.

Но Оур знал и то, что один человек все же способен изменить гейс.

И этот кто-то — сам герой.

Именно сила героя обеспечивает гейсу непреложность, и она же может его уничтожить.

Поэтому многие герои нарушают свои гейсы, и оттого умирают.

Если углубиться в историю, примеров смертей от нарушения клятв можно найти великое множество: Атив и его клятва не употреблять алкоголь, Иоанн и его клятва не лгать…

Наверняка Юнис тоже однажды нарушит гейс и погибнет.

“Все-таки никто в этом мире не заслуживает доверия”, — мысленно прошептал Оур, обнимая Юнис.