Том 2    
Шаг 13. Наказываем глупцов


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
calm_one
2 г.
"В земле была нора, а в норе жил хоббит..."
А потом Варау Якан бессовестно стырил из него часть сюжет почти без изменений. :)))
В остальном получилось неплохо.

Шаг 13. Наказываем глупцов

Часть 1

— Здесь стало так одиноко… — обронила Лилу, глядя на проходивших мимо обитателей лабиринта.

Сколько месяцев уже прошло с тех пор, как Спина пропала с их глаз?

Оур отозвал все поиски, и они до сих пор не имели даже малейшего представления о том, где она и что замышляет. Попытавшись снять с себя проклятие, она подставила бы под угрозу собственную жизнь, и потому не могла никому рассказать про лабиринт. В то же самое время ей не хватило бы сил на штурм подземелья в одиночку.

Когда Оур забросил поиски, он заметил, что пусть и жаль терять талант Спины, а также труды, затраченные на обучение ученицы магии, она никогда не занималась чем-то уникальным, поэтому лабиринт будет жить и без нее. Лилу, правда, казалось, что маг ко всему прочему не хочет втягивать Спину в грядущие события.

В течение последних нескольких месяцев армия Оура поглощала близлежащие мелкие государства. Сразу после победы над королевством светлых альвов отряд Элен отправился странствовать по поверхности — с самого начала они присоединялись лишь ради победы над светлыми альвами. Их место заняли несколько дюжин светлых альвов. Пусть они и уступали темным, сил армии вполне хватало.

Хотя раньше Оур очень ценил темных альвиек, он без всякого сожаления отпустил их и даже выпроводил вместе с ними и Мио, которая очень не хотела с ними расставаться. Поскольку в лабиринте жили и другие девушки, умевшие обращаться со скотом, монстрами и бесами, работа не застопорилась, однако чем меньше вокруг Лилу оставалось знакомых лиц, тем грустнее и почему-то тревожнее ей становилось.

Их армия росла. Они захватили несколько стран, в их рядах появились новые рабы, монстры и укрощенные девушки. Но нынче Оур не запоминал их имен и не держал подле себя. Оуру поклялась в верности где-то половина лесных девушек и светлых альвиек помимо Селес, но Лилу не знала их имен.

Викия, Надя, Шаль и Фаро едва справлялись с новыми подчиненными и почти не показывались Лилу на глаза. Даже Логан нынче был занят шефством над свежепризванными младшими демонами, сторожившими лабиринт.

Рядом с Оуром оставались только Лилу и Мари, которая после исчезновения Спины вовсе пристала к нему словно банный лист. Лилу казалось, что чем больше у Оура войск и подчиненных, тем более одиноким он становится и, не сдержавшись, крепко обняла его сзади.

— Что за чушь ты несешь? У нас стало больше людей и больше работы. Как раз ради этого я тебя и призвал. Работай усерднее, — бросил старый маг через плечо, отмахнувшись от ее рук.

— ...Ладно, — вяло ответила верный фамилиар и приказала подчиненным доложить о происходящем.

Под началом Лилу оказались недавно призванные суккубы, которых Оур заготовил для охмурения мужчин.

Однако все остальные суккубы чем-то разительно отличались от Лилу. Они никогда не шли против приказов и работали на совесть. Но в то же время ни одна из них не доверяла Оуру, и он сам видел в них лишь рабочую силу.

В принципе, демонам положено так себя вести. Ненормальной среди них была как раз Лилу. На демона она не походила ни сентиментальностью, ни чувственностью во время близости с Оуром, ни всем остальным. Безусловно, у демонов есть характеры и склонности. До сих пор Лилу считала свои особенности как раз такой склонностью.

И тем не менее, она никак не могла отделаться от мысли, что чем-то решительно отличается от других суккубов. День за днем она ощущала все более сильный дискомфорт, о котором даже не ведала, пока находилась в мире демонов.

— Ладно. Рим и Рам, вы следите за монстрами третьего яруса. Силке и Сурия, на вас четвертый ярус. Лорика и Нанай патрулируют первые и второй ярусы…

Все началось как раз когда она отдавала приказы подчиненным.

Во всем лабиринте вдруг начал мерцать красный свет, а следом раздался пронзительный металлический звук, похожий на сигнализацию гигантских муравьев. Звук этот Лилу услышала второй раз в жизни.

Всплыли старые воспоминания — впервые она услышала его перед встречей с Юнис. Нынче же этот сигнал означал проникновение врага на четвертый или же пятый ярус.

— Шая! Ты же говорила, что в последнее время не видела сильных авантюристов!

— Через третий ярус никто не проходил, — безразлично ответил один из суккубов.

На лицах подчиненных Лилу не читалось ни капли тревоги. Их волновала лишь своевременная оплата магической энергией. Думали они только о том, что когда Оур умрет или его энергия иссякнет, они быстро вернутся в мир демонов.

Лилу закрыла глаза и через заклинание спросила у подчиненных на третьем ярусе, что происходит. “Ничего необычного”, — ответили ей.

— Оур, на нас напали! Но происходит что-то странное — никто не проходил через третий ярус! — тут же доложилась Лилу Оуру.

Тот тем временем обозревал лабиринт через ядро подземелья, к которому подключался через воду фонтана на площади.

— Похоже на то. Это не авантюристы, — Оур озадаченно посмотрел в пространство. — На четвертый ярус пробились извне. Это кобольды…

Внешнюю границу лабиринта образовывали несущие стены.

Толстенные крепкие стены не только держали на себе весь лабиринт, но и защищали его от захватчиков. Однако теперь кобольды прорыли проход снаружи.

— Кобольды? Их гнездо случайно наткнулось на наше подземелье, что ли? — спросила Лилу, и Оур покачал головой.

— Кобольды — духи шахт. Они прекрасно роют, но не селятся глубоко под землей. Очевидно, ими кто-то управляет, — Оур перевел мрачный взгляд на Лилу и добавил: — Другими словами, на нас напал повелитель другого подземелья.

— Другого… и что нам теперь делать?! Отправить туда Викию и остальных?

— Нет, слишком рискованно… Успокойся, я предвидел и подобное.

— Предвидел?! — напряженно воскликнула Лилу.

Оур нахмурился, будто тон Лилу его раздражал.

— Только глупец станет полагать, что другие не станут поступать так, как поступил он сам. Разумеется, я предполагал, что кто-то другой тоже построит подземелье, похожее на мое.

Оур привел Лилу в комнату призыва и зачитал короткое заклинание. Вспыхнули магические диаграммы, призыв завершился и помещение наполнило громкое жужжание.

— Начнем с того, что отправим их на разведку.

Оур призвал множество гигантских мух.

По сути своей, гигантские мухи не отличаются от обычных — когда-то все они залетели в лабиринт, привлеченные запахом мертвечины, а затем резко выросли, когда столкнулись с плотной магией подземелья.

Гигантские мухи играют важную экологическую роль. Они быстро съедают трупы, превращая их в почву, а также служат пропитанием гоблинам, кобольдам и прочим слабейшим обитателям лабиринта.

Однако при необходимости они превращаются в отличных разведчиков — вездесущих, недорогих и способных без труда летать в темноте. Оур вселился в одну из мух, а затем послал всю стаю к бреши, которую пробил противник. Враг еще не успел защитить свежевырытую шахту противотелепортационным барьером, так что если в ней удастся отыскать хорошо запоминающиеся ориентиры, к ним можно будет с легкостью переместиться.

Мухи тотчас же отправились в шахту искать трупы, служившие им пропитанием и инкубаторами. Оур управлял одной из мух и смотрел ее глазами.

— Лилу, иди к фонтану и выясни, что на нас нападает. Параллельно с этим доложи Викии и отправь ее отряд на защиту. Не факт, что брешь будет одна, — скомандовал Оур, уже видевший перед собой мир через фасеточные глаза.

— Хорошо.

Оур услышал согласие Лилу и ощутил, как она удаляется, после чего углубился в сознание мухи.

Углы обзора гигантских мух гораздо шире человеческих. Связано это в том числе с относительно небольшими размерами существ (в среднем около тридцати сантиметров), но главная причина в том, что их фасеточные глаза показывают им практически панораму. Поначалу Оур путался и не мог привыкнуть к новому зрению, но вскоре попривык и начал летать по шахте без особого труда.

Он продвигался вглубь шахты, уворачиваясь от нападок кобольдов, и вскоре действительно обнаружил на стене до боли знакомое начертание.

Магическую печать, переносящую энергию из силовой линии в ядро подземелья. А значит, хозяин этого подземелья — не просто заурядный маг, случайно прокопавшийся в лабиринт Оура.

Однако находка озадачила Оура.

Ядро подземелья было делом всей его жизни. Все заметки о своих исследованиях он давным-давно уничтожил, они остались лишь в его голове.

Что бы Оур ни говорил Лилу, на самом деле он не мог представить, что кому-то еще удастся создать ядро.

С другой стороны, попросту собирать магическую энергию в одной точке бессмысленно. Ни нечисть, ни люди не способны выжить рядом с таким плотным сгустком, не говоря уже о том, чтобы извлекать из него пользу.

Лабиринт Оура существует лишь потому, что его ядро не пропускает сквозь себя энергию и разрешает забирать ее.

Впрочем, Оур понимал, что ему в любом случае нужно отыскать центр подземелья, и потому разослал мух во все стороны.

Благодаря печати он знал, в какой стороне находится центр, но коридоры подземелья могли идти иначе. Более того, если хозяин этого подземелья руководствовался той же логикой, что и Оур, слепое следование потокам обязательно приведет к тому, что неприятель заблудится.

Есть только один эффективный способ пробираться через такие лабиринты, и именно им чаще всего пользуются авантюристы: просеивание толпой. Гигантские мухи, заряженные энергией лабиринта Оура, образовывали между собой сеть. Перемещаясь и путешествуя по лабиринту, они разворачивали незримый барьер, и все, что он накрывал, отображалось на карте у фонтана, где стояла Лилу. С помощью этой карты Лилу предстояло разгадать замысел противника, а затем связаться с Викией с помощью магии и отправить ее отряд на защиту.

К счастью, войска противника оказались не слишком сильны. Он посылал кобольдов, гоблинов и лишь изредка орков — другими словами, нечисть, водившуюся на первом ярусе лабиринта Оура.

С другой стороны, поскольку враг нападал из подземелья, расслабляться было нельзя. Никакое преимущество не отменяет того, что уничтожение ядра подземелья означает конец всему. А поскольку у врага есть кобольды, способные рыть шахты, о нападении получится узнать лишь в последнюю секунду перед его началом.

Однако можно сказать и обратное — Оуру достаточно уничтожить ядро, чтобы победить противника. Что это — некий артефакт или же сам маг? В любом случае, в лабиринте просто обязано существовать нечто, играющее роль его ядра. И самая эффективная тактика штурма состоит как раз в том, что обнаружить его и уничтожить.

Оур летел, уворачиваясь от противников, и иногда переключаясь на других мух, когда подконтрольных все же убивали. Вдруг его охватило странное чувство. Центр лабиринта располагался в знакомой Оуру стороне.

Оур начал двигаться, полагаясь на воспоминания. Теперь он летел в направлении той ловушки, в которую его в свое время поймала Кэт. До сих пор Оур полагал, что врагу просто повезло наткнуться на силовую линию, но на самом деле тот знал, что она проходит через ту землю. Конечно, Оур убрал те трубы, что выкачивали энергию из земли, но противник, по всей видимости, обосновался на том же самом месте.

Однако знали о его существовании немногие. После гибели Кэт и ее солдат нужное место могли показать лишь приближенные Оура. Уже тогда Оур почти не сомневался в своей догадке, но когда добрался до глубин лабиринта, глазам его предстал огромный, пульсирующий подобно сердцу слизняк. Едва Оур увидел его, как из поверхности слизняка вытянулось щупальце и трансляция оборвалась. Похоже, слизняк перерубил связь между мухой и Оуром.

— Спина… — с трудом прошептал Оур, вернувшись в собственное тело.

Часть 2

— Это дело рук Спины?!

— Не думаю, что я ошибаюсь.

— Что ей вообще в голову взбрело?.. — Лилу приставила ладонь ко лбу и вздохнула.

Первой в ее голову пришла мысль не о предательстве, а о том, что Спина пытается любой ценой остановить Оура. Ведь незадолго до исчезновения она всеми правдами и неправдами старалась заставить его отказаться от войны с Лафанисом.

— Пытаясь остановить Оура, она зашла еще дальше его самого.

Безусловно, такой поступок в высшей степени подходит ее характеру, но, как ни крути, перебор налицо.

— Что будем делать?

— ...Я знаю, куда идти, так что будем нападать. Вопрос только в том, как быть с тем слизняком…

Вероятно то творение — улучшенная версия пожирающего магию слизня, некогда придуманного Спиной.

В подземелье не идет дождь, и залить его большим количеством воды будет непросто. Более того, не факт, что тот слизень все еще уязвим к воде.

— Может ли быть, что она создала непобедимого слизняка, которого не берет ничего? — спросила Лилу, действительно верившая, что Спина могла на такое пойти, однако Оур покачал головой.

— Такое сотворить невозможно в принципе. Как ни старайся выравнять свое творение, какие-либо отклонения неизбежны уже просто потому, что оно должно что-то поглощать. К тому же у творца нет полной свободы. У него есть лишь выбор из нескольких вариантов.

Лилу протянула “хм-м” и задумалась. Вдруг в голову ей пришла мысль, и она выставила палец.

— Кстати, а не проще будет спросить у нее самой?

— Что за чушь ты… — удрученно бросил в ответ Оур, ведь нападающий противник не станет просто так рассказывать о своих планах.

Однако с другой стороны с самой Спиной разобраться и правда легче, чем с ее слизняком.

— Ладно. Сойдемся на этом варианте.

— Э? Зачем ты тогда меня ругал?

Оставив Лилу недоумевать, Оур приступил к составлению плана атаки.

Нападение одного подземелья на другое несколько отличается от штурма авантюристами. Хозяину подземелья его лабиринт служит практически продолжением тела. Он знает обо всем, что происходит в подземелье и в принципе может мешать всему, что пытается в нем произойти.

Другими словами, сражение двух подземелий — это в первую очередь взаимный захват территорий.

Его можно сравнить с взаимным каннибализмом. Этим оно разительно отличается от войны королевств, исследований лабиринтов и прочих “изысканных” битв.

— Так, занять позиции! Ломайте стены!

Когда адские гончие сожрали отряд орков, Оур развернул барьер в комнате, заляпанной кровью и мозгами. Кобольды и бесы тут же застучали кирками и уже скоро разломали стену.

Бродить по лабиринту и двигаться по трупам врагов незачем. Достаточно проломить стены и проделать прямой проход в центр подземелья. Так и проходит битва между повелителями подземелий.

Оур тем временем рисовал магические диаграммы кровью убитых и сваленных в кучу орков. В каждом уголке подземелья Оура действовал барьер, не дававший ему телепортировать своих воинов, но к лабиринту Спины это не относилось. Конечно, она тоже установила несложный барьер, но слишком слабый по сравнению с творением Оура. Ему хватило нарисовать диаграммы и переписать барьер своим, чтобы создать площадку для призыва.

— Держите эту точку, — скомандовал он призванным гигантам и светлым альвам.

Гиганты способны встать перед противником непреодолимой стеной, а альвы поддержат их сзади. Такое сочетание прекрасно подходит для обороны.

Установив стражу, Оур обезопасил себя от атак со спины и к тому же закрыл врагам проход в собственное подземелье.

— Теперь копайте на восток! К подземной реке!

Кобольды проломили стену, и за ней открылся бурный, шумный поток воды. Гигантская муха без труда бы перелетела над ним, но не отряд Оура. Наверняка Спина считала, что им придется пойти в обход, но…

— Кладите мост! Живее! — Оур призвал на диаграммы огромный мост и скомандовал гигантам, чтобы они перекинули его через реку.

Мост этот в огромной спешке сделали дверги, поэтому обошлись деревом, но прочности ему хватало. Даже когда на него вставал гигант, в несколько раз превосходивший человека по размерам, дерево не издавало ни звука.

— Ломайте стену на том берегу!

Кобольды перебежали на другую сторону реки и при помощи гигантов быстро разделались со стеной. И в следующее мгновение издали предсмертные вопли.

— Что за?!

Из прохода выкатился здоровенный валун и не только задавил кобольдов, но и захватил вместе с ними гигантов. Ловушка столь коварная и обладающая такой разрушительной мощью, что ее даже подстроить непросто.

— Что за бред, кто устраивает ловушку в таком месте?.. Хотя, может как раз поэтому?

Спина прекрасно знала характер и манеру поведения Оура. Он отправился по пути, по которому не пройти классическими способами. Поэтому она предположила, что Оур выберет именно его, и установила на нем ловушки.

— Значит, можно предположить, что все остальные проходы она тоже учла…

Оур вспомнил карту ее подземелья. Теперь он запоздало заметил, что выбранный им маршрут крайне подозрителен. Слишком уж много на нем участков, которые тяжело оборонять. Поначалу Оуру показалось, что это и есть слабое место лабиринта, но на деле оно оказалось западней.

Вероятно, вместо стражи на этом пути их ожидает бесчисленное множество ловушек. С другой стороны, штурмовать вражеское подземелье в лоб — тоже не лучшая из тактик, ведь там им преградит путь множество монстров.

Пусть каждый из них и слаб, на стороне врага позиционное преимущество. Например, они могут забрасывать их стрелами с высоты, и армия Оура ничего не сможет сделать в ответ. Даже если она и не проиграет, то точно понесет серьезные потери.

— ...Хорошо, Спина. Раз так, я покажу тебе тактику, которой ты еще не видела, — Оур злорадно ухмыльнулся, ощущая толику радости за то, насколько умелой стала его ученица.

В самой глубине лабиринта Спины размещалась комната в виде правильного куба со сторонами по пятнадцать метров. Всю ее занимал гигантский слизняк, пульсирующий подобно сердцу.

От всех остальных помещений комнату отделяли толстые стены, в которых были проделаны разве что вентиляционные шахты. Протиснуться через них могли лишь мелкие существа вроде мух, но им не удалось бы одолеть пожирающего безграничные запасы энергии и постоянно растущего слизняка.

Пусть слизняк и находился в безопасности, он все равно зловеще поблескивал, словно дожидаясь посетителей.

Посреди безмолвия раздался звук надлома.

Через вентиляционные шахты протянулись трещины, мгновенно пробежавшие по всей комнате. Вдруг шахту завалило. Стоило стенам полностью покрыться трещинами, как и они, и потолок, начали разрушаться, словно рассыпающаяся деревянная мозаика.

Стены исчезли, оставив лишь несколько колонн, слизняк растекся по увеличившемуся в несколько раз помещению. С другой стороны исчезнувших стен оказался Оур, который и разрушил комнату.

Магическая энергия перетекала в глубины лабиринта через магические печати в вентиляционных шахтах. Сейчас, когда их завалило, а сама комната перестала существовать, энергия практически перестала подпитывать слизняка. Теперь он не мог управлять лабиринтом и расти дальше.

— Выходи, Спина! Источник твоей энергии иссяк. Ты проиграла! — воскликнул Оур в пустоту.

Неважно, где пряталась Спина на самом деле, она все равно так или иначе приглядывала за важнейшим из помещений.

— ...Вы оправдали мои ожидания, учитель.

Поверхность слизняка колыхнулась, и из него вытянулась рука. Затем показалось лицо, и наконец все тело Спины покинуло нутро вязкого создания.

Она без тени смущения предстала перед Оуром совершенно обнаженной и поклонилась.

— Но я не думала, что доберетесь сюда настолько быстро.

— Кажется, этому я тебя еще не учил.

Оур вытянул руку. В ответ каменный пол исказился, из него протянулись щупальца и ухватили Спину за руки и ноги. Спина изумленно посмотрела на каменные щупальца. Поначалу они были мягкими, словно конфеты-тянучки, но превратились в твердый камень, едва добравшись до Спины.

Однако Оур не использовал магию разложения, способную изменять свойства материи, и не управлял камнями через вливание энергии. Спине никогда не доводилось видеть такую магию или даже слышать о ней.

— Думаю, ее можно назвать лабиринтовой магией. Мое собственное изобретение.

Через стены лабиринта протекает магическая энергия, которая затем через ядро связывается с телом Оура. Таким образом, тело Оура сквозь магические потоки могло дотянуться до любого закоулка лабиринта.

— В принципе, эта магия крайне проста. Если ты способна управлять телом с помощью магии, сможешь управлять и лабиринтом. Правда, мне пришлось попотеть, чтобы освоить твой лабиринт.

— ...Я недооценила вас, учитель, — проговорила Спина с искренним восторгом в голосе.

На словах маневр Оура звучал легко, но на деле он далеко не так прост. Чтобы управлять лабиринтом словно собственными конечностями, нужно управлять магической энергией с предельной точностью. Это все равно что пытаться писать на листке бумаги кистью десятиметровой длины. Вероятно, во всем мире один только Оур способен на такое.

Впрочем, раз такое ему под силу, никакие стены и ловушки лабиринта его уже не удержат. Более того, он может превратить их все в свое оружие. Можно сказать, такая магия подходила его характеру как нельзя лучше.

— ...А теперь скажи, что все это значит.

— Я полностью приготовилась к встрече с вами, учитель… Поселитесь в этом лабиринте вместе со мной, — ответила Спина с ясной улыбкой.

— Спасибо, обойдусь. Немедленно уничтожь своего слизняка… Мы вернемся домой.

— Нет, так не пойдет, — ответила Спина, и слизняк, точно реагируя на ее слова, завозился и окружил Оура со всех сторон, перегораживая путь к отступлению.

Слизняки не обладают ни волей, ни разумом, однако Спина управлялась с ним совершенно свободно.

— Хочешь добиться своего… пусть даже силой? — впрочем, Оур нисколько не испугался и спросил хладнокровным тоном.

После всего случившегося таланты ученицы его практически не удивляли.

— Нет. Я всего лишь волнуюсь за вашу сохранность.

Спина подошла к Оуру и коснулась его щеки (Я тоже не знаю, куда подевались каменные щупальца, — прим. пер.). Даже по сравнению с прохладой лабиринта ее рука показалась ему леденяще холодной.

— ...Вижу, ты не лжешь.

“До чего же вредна моя ученица”, — мысленно вздохнул Оур. Если бы Спина приблизилась к Оуру, чтобы навредить ему, ей помешало бы проклятие, которое тот на нее наложил. Спина искренне беспокоилась за Оура и действительно пыталась его защитить.

— Но я не стану прислушиваться. Убери слизняка, Спина. И немедленно…

Оур вложил в слова магическую энергию, превращая их в приказ. Однако он не подействовал на девушку.

— Что?! Ты…

Оур изумился не потому, что магия не сработала.

А потому что понял, на что ради такой защиты пошла Спина.

— Ты совершила непомерную глупость… понимаешь ли ты, что натворила?!

— Да, прекрасно понимаю. И тем не менее, иначе я бы не смогла поравняться с вами… и быть возле вас, учитель. Поэтому я не считаю, что совершила глупость.

Спина медленно заключила Оура в объятия. Нижнюю половину тела мага окутал слизняк. И слизняк этот соединялся с нижней половиной тела Спины.

...Вернее, нет.

Это нижняя половина Спины превратилась в слизняка. Снизу от него тянулась длинная нить, связывавшая ее с огромным слизняком, пульсировавшим в глубине лабиринта. Теперь Оура уже не удивляло, что она так ловко управляла безмозглым слизняком.

Ведь она сама стала им.

— Вы ведь тоже отказались быть человеком, учитель… А теперь пройдемте же в глубины лабиринта, где будем любить друг друга вечно…

Тело Спины постепенно поглощало Оура. Однако оно не растворяло тело, а лишь отбирало магическую энергию и обездвиживало его.

— ...Нерис Виа Спина.

Незадолго до того, как Спина полностью поглотила его, Оур произнес ее имя все еще свободным ртом.

И тогда она вдруг замерла.

Отпусти меня, — продолжил Оур.

Покрывавший его слизняк обессилел и стек на пол.

— Но…

Спина изумилась, но отпрянула. Окружавший Оура слизняк тоже отступил.

Она не могла остановить свои движения, как ни старалась.

— Я не рассказал тебе кое-чего, — Оур перевел дыхание, наполнил обессилевшие конечности энергией и продолжил: — Маг никогда и ни за что не может пойти против учителя, давшего ему имя. Причем неважно, лишила ты его энергии или вовсе перестала быть человеком. Твое имя — твоя суть. Оно подобно твоей душе.

По щеке Спины беззвучно стекла слеза.

— Не плачь. Я понимаю, что ты переживала, и не стану тобой пренебрегать. А теперь отправляемся домой.

— “Не плачь”?

Спина коснулась пальцами своей щеки и ощутила ими слезу.

А затем на губах ее появилась улыбка.

— Это слеза не печали, но радости. Наконец-то я…

— ?!

Оур не мог пошевелиться. Его словно сковало точно так же, как до недавнего времени Спину.

— Стала такой же как и вы, учитель.

Нет, не “словно”. Его действительно обездвижило тем же самым образом.

— Симпатическая… магия?!

Часть 3

Симпатическая магия.

Пережиток тех времен, когда люди называли магией все, что не могли объяснить.

Со временем великое множество магов довело до совершенства и классифицировало всё то, что некогда называлось чарами, ворожбой, ересью, вуду и так далее, и получило обобщенную науку, которую и назвало магией. Одновременно ту сложную в использованию “магию”, которой пользовались предшественники, объявили грубой и неотесанной, после чего забыли.

Но шаманская магия укоренилась в сознании людей сильнее всех прочих.

Она на порядок менее эффективна по сравнению с современной магией, мало на что способна и тяжела в применении, но тому, что она осталась в памяти именно простого люда, а не магов, есть внятное объяснение.

И состоит оно в том, что шаманская магия интуитивно понятна.

Всю ее можно обобщить словами “магия, основанная на подобии”.

Все похожее подобно друг другу. Все, что некогда было одним, связано друг с другом.

Хочешь вызвать дождь? Изобрази его подобие, окропи землю водой. Хочешь убить человека? Добудь его ногти и волосы, сделай куклу и проколи ее иглой.

Конечно, когда подобное вытворяли обычные, не сведущие в магии люди, их действия почти никогда не приводили к тому результату, которого они добивались. Тем не менее люди верят, что такие ритуалы обладают силой, и их коллективная вера и обращается той силой, что подпитывает шамана.

Симпатическая магия, один из подвидов шаманской, основана на том, что “все похожее обладает одинаковыми свойствами”.

Вернемся к происходящему.

В самой основе сущности Оура лежало происшествие, в ходе которого он получил от наставника приказ, который не выполнил бы добровольно. Теперь, когда через это же прошла и Спина, ее связь с Оуром укрепилась.

Иерархия учителя и ученика размылась, Спина тут же воспользовалась этим и наложила на Оура чары.

Пускай симпатическая магия неэффективна и слаба, на стороне Спины был огромный запас энергии. К тому же если Оур держал свои запасы в ядре подземелья, то есть, во внешнем накопителе, Спина накапливала энергию внутри себя. Навалившись на Оура всей своей силой, она успешно обездвижила его.

— Учитель… ах, мой учитель… я люблю вас…

Облик Спины исказился, и она разделилась надвое. Став одновременно и человеком, и слизняком, она научилась по желанию обращать свое тело в вязкую массу. И более того, вместе с этим научилась и создавать своих клонов.

Причем каждый из этих клонов, в отличие от вместилищ Оура, мог считаться настоящей Спиной. У каждого было свое мышление, но единые намерения. Сорвав с Оура одежду, Спина с любовью провела языком по его члену. Вторая Спина в то же самое время нежно обняла его плечи и запечатала губы.

Из слизняка позади них одна за другой восставали обнаженные Спины, обступали Оура и ласкали его тело. Он не успел и глазом моргнуть, как оказался полностью окружен.

Во рту его властвовал влажный язык Спины, не давая обронить ни звука. Он попытался отбросить вместилище и вернуться в настоящее тело, но не смог даже этого. Возврат требует магической энергии, хоть и самую малость. А как только Спина замечала, что Оур пытается выдавить из себя энергию, она тут же поглощала ее без остатка.

Он мог бы вернуться в тело, если бы Спина уничтожила вместилище, но девушка вряд ли собиралась так поступать. Она лишь хотела сливаться с Оуром до конца времен.

— Мы будем любить друг друга вечно, учитель… — Спина повалила Оура на пол и уселась на его достоинство. — Ах…

Спина застонала, когда член Оура проник в нее. По ощущениям она казалась отнюдь не слизняком, а самой настоящей девушкой. Разница была лишь в том, что ее было много.

— Позвольте мне, учитель, — Спина чуть приподнялась, все еще не выпуская члена.

Тут же сбоку просунулось лицо другой Спины и припало языком к его стержню. Одновременно с этим голова еще одной спины принялась водить языком по полным семени яичкам. С боков присоединились еще две и зажали руки Оура меж грудей и ласкали их как кожей, так и языками, словно те тоже были половыми органами.

Кроме того, Спина продолжала целовать его, и язык ее, кажется, пытался ублажать еще и язык Оура.

Очутившись в похожем на рай аду, Оур кончил, совершенно не сдерживая себя. Обычно он полностью управлял своими оргазмами, но не сейчас, поскольку Спина расстраивала течение магических потоков в его теле.

— Ах-х-х, учитель… — раздался блаженствующий голос, и все Спины вздохнули от наслаждения.

Пусть каждая из них и обладала своим мышлением, но могла делиться с другими ощущениями и намерениями. Они нисколько не мешали друг другу. Все они работали ради единого создания по имени “Спина”.

— Я всегда, всегда… буду рядом с вами, учитель.

Спина слезла с его достоинства, приблизила к нему лицо и начала чистить языком. Целых три Спины дружно вылизывали его член, руки, ноги, грудь и все остальное тело.

— Я не прошу вас любить одну только меня. Но умоляю, останьтесь… рядом со мной навсегда.

Когда член Оура снова встал, Спина вновь оседлала его и опустилась на грудь мага. Затем ее очертания расплылись, и она начала медленно окутывать его. Оур таял, в буквальном смысле сливаясь со Спиной, и сознание его уже начало мутнеть от невыносимого блаженства.

— Довольно, Спина.

Вдруг ушей его коснулся до боли знакомый голос. Померкшее сознание сообщило, что глазами его уловили верного фамилиара по имени Лилу.

Часть 4

Видимо, Лилу спешила с главной площади со всех ног: все ее тело покрывали раны, крылья надломились, дыхание сбилось.

Спины смерили ее ледяным взглядом.

— ...Не вмешивайся, жалкий фамилиар. Отныне учитель всегда будет со мной. Ты больше не нужна. Исчезни.

Лилу показалось странным, что Спина назвала ее “жалким фамилиаром”, продолжая при этом сверлить ледяным взором. Да, Спина возводила стены между собой и всеми остальными, а ладить пыталась с одним только Оуром. В разговорах с Лилу она никогда не называла ее по имени.

И тем не менее, Лилу всегда чувствовала, что может в некоторой степени полагаться на нее. По крайней мере, ей никогда не казалось, что Спина может презрительно обозвать ее “жалким фамилиаром”.

— Будто я соглашусь! Оур… мой господин!

Лилу вытянула руку и попыталась схватить руку Оура. Однако как только она коснулась тела Спины, ее рука мгновенно расплавилась.

— !..

Лилу мгновенно отдернула исчезнувшую по локоть руку.

— Мое тело плавит и поглощает всякую магию. Демон вроде тебя ничего мне не сделает. Я повторяю… Исчезни.

Такова была предельная уступка, на которую могла пойти Спина.

Не то, чтобы она питала ненависть к Лилу или Юнис. Более того, они были в числе тех немногих, кому она могла доверять помимо Оура, и поэтому Спина даже в некоторой степени уважала их.

Больше всего Спина опасалась того, что Юнис умрет.

Спина совершенно не умела сражаться. Поэтому она глубоко восхищалась Юнис и безоговорочно доверяла ей, хоть никогда и не говорила об этом вслух.

Но даже Юнис внезапно умерла. Значит ли это, что и Оур не исключение, что и его ждет смерть? Мысли об этом наполнили Спину таким страхом, что она помутилась рассудком.

— Ни за что. Я тоже не могу отступить.

Лилу провела левой рукой по обрубку правой. Поверхность среза вспыхнула желто-коричневым светом, и рука отросла на глазах.

— Прости, Оур. Мы договаривались о десятой доле, но… я все-таки воспользуюсь твоей силой!

Тело Лилу охватила энергия, похожая на янтарные цепи. Ее раны постепенно затягивались, крылья заживали. Лилу расправила крылья и бросилась к Спине со всех ног.

— Неужели ты не понимаешь… что это бесполезно?! — две Спины остановили Лилу и схватили ее за руки и ноги.

Через мгновение Лилу лишилась всех конечностей и рухнула на пол.

— Все твое тело — сгусток магический энергии. Следовательно, тебе не победить меня, что бы ты ни делала. Поэтому…

— И что с того? Разве ты сама смирилась, когда потеряла Оура, просто потому, что ничего не могла поделать?! — воскликнула Лилу, и Спина вздрогнула.

— Ты ведь демон. Так почему же ты настолько…

— Не знаю и знать не хочу! Просто сейчас я… не на шутку сержусь!

Лилу восстановила себе конечности. Среди закипающих внутри нее эмоций остался уголок хладнокровия, и в ту секунду его посетила мысль:

“До сих пор я лишь однажды настолько злилась. Оба хороши — и учитель, и ученик”.

Тогда Лилу показалось, будто у нее в голове что-то щелкнуло.

Лилу запустила отросшую руку внутрь Спины, пытаясь дотянуться до Оура. Конечно же, она мгновенно растаяла, однако Лилу отчаянно вливала в нее энергию и восстанавливала одновременно с тем, как она плавилась.

— Невозможно!..

Спина мгновенно высасывала энергию, но Лилу отращивала руку с огромной скоростью. С немыслимой скоростью. Пусть демоны и устроены куда проще людей, даже им нужно значительное время, чтобы воссоздавать свое тело. По крайней мере, точно не одно мгновение. На подобное способны лишь те, кто умеет в совершенстве обращаться со сложными заклинаниями.

...Например, Оур.

— Не может быть, суккубы не должны такого уметь!..

Скорость регенерации Лилу все росла. Ее рука находились внутри Спины, но уже не пропадала. А затем скорость Лилу превзошла скорость Спины. Поединок плавления и заживления продолжался, но Лилу постепенно тянула руку все дальше.

— Еще… чуть… чуть!..

Первыми исчезли ее крылья. Затем начали разрушаться левая нога, левая рука и правая нога. Ей больше не хватало энергии, и она восстанавливала руку за счет других частей тела.

— Вытащи руку, Лилу!

— ...Наконец-то ты назвала меня по имени, — улыбнулась она все еще оставшимся лицом и ухватила Оура рукой.

Как только Лилу выдернула его наружу, ее правая рука тоже разрушилась, и осталась только голова.

Голова Лилу начала падать. Спина рефлекторно обратилась человеком и поймала ее. Тогда Лилу изо всех сил впилась клыками в ее запястье.

— ?!

Лилу мгновенно похитила у Спины энергию и восстановила свое тело.

— Как я и думала, она никуда не делась, — Лилу с улыбкой окинула взглядом свое новое тело. — Энергия Оура, которую он оставил у тебя в животе.

Спине совершенно незачем извлекать из себя ту энергию, которую Оур впрыскивал в нее вместе с семенем. Это Лилу, по чистой случайности обладавшая той же энергией, что и Оур, могла даже превратить его энергию в свою, если не принять никаких мер.

Поэтому Лилу верила, что внутри Спины обязательно должны быть запасы, и расходовала собственную энергию без остатка.

— Ну что, теперь успокоилась? Пошли домой.

— ...Не могу, — Спина подняла руки и закрыла лицо. — Ведь я… так поступила, что… учитель меня возненавидит.

И она разрыдалась словно маленькая девочка.

Лилу окинула ее изумленным взглядом и протяжно вздохнула. Совсем недавно Спина наломала невиданных дров, а теперь нашла причину разрыдаться как ребенок. Как же с ней тяжело.

— Кончай реветь, тебе это не идет. Ни волнуйся… я что-нибудь придумаю, ладно? — успокоила она ее заботливым голосом и погладила по голове.

Спина закивала и кое-как остановила слезы. Легонько похлопав по голове все еще всхлипывавшую девушку, Лилу повернулась к Оуру. Из него вытянули столько энергии, что он лежал без сознания.

Спина смотрела на отвернувшуюся Лилу и чувствовала, что что-то не так. Что именно она собиралась “придумать”? Обычно ведь Лилу хватало лишь на мысли уровня “давай вместе просить прощения”.

Но сейчас она пообещала “что-нибудь придумать” на удивление уверенным тоном.

Не замечая изумления Спины, Лилу глубоко вдохнула, а затем что было сил воскликнула:

Айн Соф Оур! Проснись!

Услышав наполненные силой слова, Оур вздрогнул и очнулся.

— Раз?..

Оур заморгал, не понимая, что произошло. Лилу с улыбкой подняла руку.

Похрустев костяшками пальцев, она резко опустила ее на щеку Оура.

Спина услышала отчетливый, приятный шлепок, и поежилась.

Часть 5

— Что?..

Оур недоуменно моргал, а на лице его появился похожий на кленовый лист след от пощечины.

Он не понимал, как Лилу, неспособная вредить магу, вдруг ударила его. Не понимал, почему непреклонная Спина без конца всхлипывала. Не понимал, почему Лилу перед его глазами одновременно и улыбалась, и сердилась как никогда прежде.

Однако меньше всего он понимал, как она разбудила его через истинное имя. И удивило его далеко не то, что Лилу его знала. Единственный человек, который мог его так разбудить, уже давно покинул этот мир.

— Совсем ты, Оур, расклеился, вот Спина от переживаний и сошла с ума! Ты ведь мой господин, вот и будь как всегда самоуверенным, бесстрашным и готовым ко всему! — выпалила Лилу ни с того ни с сего, и Оур не нашелся с ответом. Поэтому она решила внести ясности вопросом: — Ты ведь собираешься вернуть Юнис?

— ...Да, — Оур уверенно кивнул.

— Чудно! — ответила Лилу, уперев руки в бока.

Жест показался Оуру до боли знакомым.

— Ты… это ты, Раз?.. — спросил Оур, внимательно приглядываясь к Лилу.

Ему смутно казалось, что она смотрит на него не как обычно.

— ...Ты нисколько не избавился от дурной привычки перенапрягаться и впустую тратить магическую энергию, Оур, — Лилу шаловливо улыбнулась, протянула руку и помогла Оуру подняться на ноги. — Понимаешь, призыв демона похож на рыбалку. Нам в мире демонов видно, кого призывает маг и сколько энергии тратит. Демоны смотрят, думают, будет ли от этого мага какой-нибудь толк, и решают, клевать или нет.

Прошло уже больше года.

Лилу вспомнила, как Оур призывал ее, и хихикнула.

— Ты, Оур, призывал суккуба, но влил столько энергии, словно хотел высшего демона, поэтому все насторожились и никто не захотел поддаваться. Но… мне твоя янтарная энергия показалась какой-то родной, — Лилу положила руки на щеки Оура и посмотрела ему точно в глаза. — Предав ученика и продав душу демонам, Радикс Фулмен… стала суккубом в мире демонов.

Это можно назвать и случайностью, и закономерным исходом. Раз выбрала в свои ученики Оура, очень похожего на нее типом магической энергии, а позже и Лилу приманило к Оуру сходство их энергий.

— Но… Несмотря на все это, я не Раз. У меня есть большая часть ее воспоминаний, но я это я. Я — Лилушана, твой фамилиар.

— ...Ясно, — коротко ответил Оур.

Он уже не тянул за собой груз смерти Раз. И тем не менее ощутил, что в груди его словно что-то подтаяло.

— Оно и ясно, Раз была мудрой, спокойной, взрослой женщиной. Ты на нее ничем не похожа.

— М! Ах ты! Ты не замечал, как она из кожи вон лезла! На глазах ученика хорохорилась, но знаешь, как сильно в душе трепетала?!

— Так, прекрати осквернять мои воспоминания, — бросил в ответ Оур, и на лице его появилась на редкость светлая улыбка.

Затем он молча повернулся к неприкаянно смотревшей на них Спине и подошел к ней.

Оур крепко сжал кулак и от души стукнул ее по макушке.

— Идемте домой, Лилу, Спина.

— Ладно.

— ...Есть.

Спина держалась за голову обеими руками и обливалась слезами, но все равно радостно кивнула.

— Софи!.. А?

Как только Оур вернулся в лабиринт, Спину увидела Мари, широко улыбнулась и начала бежать к ней. Однако на полпути девочка остановилась и взглянула на ученицу Оура подозрительным взглядом.

Возможно, она как-то почувствовала, что та уже не человек.

Лилу шагнула вперед, чтобы попытаться объяснить ей, но...

— Это правда Софи?.. — недоверчиво спросила Мари. — У нее титьки больше стали.

Спина примерзла к земле с почти отчетливым звуком.

— О… о чем это ты? Я ничуть не изменилась…

— Вре-ешь, они гораздо больше, чем раньше!

Оур невольно окинул бюст Спины взглядом, однако просторное платье помешало ему оценить размеры ее выпуклостей.

— З… значит, они немного выросли, пока меня не было. Что в этом странного?..

— Это неправда. Они у тебя за тот год ничуть не изменились. И теперь точно не стали бы.

— ...Значит, она воспользовалась тем, что превратилась в слизняка?

— А, ну да, слизняки ведь любую форму принимают.

Пока Мари упрямствовала, Оур и Лилу с понимающим видом кивнули друг другу. Спина от таких слов победила оцепенение, и на лице ее появилась гримаса гнева.

— А! Это ты, Софи, — Мари радостно улыбнулась при виде физиономии Спины.

— Сколько еще! Ты! Собираешься меня терзать, Мари-и-и-и?!

В ту же секунду Спина обратилась слизняком и устремила к Мари подобные стрелам щупальца. Девочка весело засмеялась и легко увернулась от них. По всей видимости, ее в Спине удивил лишь увеличившийся размер груди, а превращение в слизняка она не сочла чем-то ненормальным.

— Оур, — обратилась Лилу к магу, с улыбкой наблюдая за происходящим. — Ты знаешь, Раз была счастлива до самой последней секунды.

— ...Ясно.

Ее слова мало что значили для Оура, ведь прошло уже семьдесят лет. Память о жизни вместе с Раз поблекла и превратилась в далекие, но дорогие ему воспоминания.

— ...Я добьюсь своего.

— Э? — Лилу толком не расслышала шепота Оура и переспросила.

— А ты поможешь.

— ...Ага! — Лилу кивнула, и на губах ее распустилась улыбка.