Том 1    
Перерыв. Налаживаем отношения с приспешницами

Перерыв. Налаживаем отношения с приспешницами

Часть 1

— Эх-х, какая Мари все-таки миленькая. У нее даже в тени приятно.

— Замолчи, извращенец, — держась за голову, бросил Оур шедшей сбоку Мари.

В тени девочки притаился Логан.

Поскольку ни для чего, кроме битв, этот демон особо не годился, Оур разрешил ему прятаться в тени Мари. Она, в отличие от Спины и Юнис, порой забредала невесть куда.

Маг назначил Логана следить за девочкой и охранять, и к тому же — в тени Мари демон ворчал гораздо меньше, а слушать его причитания Оуру надоело очень быстро.

— Ты понял? Каплю крови в неделю и не смей притрагиваться к ней.

— Да понял я, мужик, понял. Я и сам не хочу терять такого замечательного человека. Yes lolita, no touch!

— Ноу тач!

— А ты за этим идиотом не повторяй, Мари.

Как ни странно, Мари с демоном сразу сдружилась. Оур мысленно пообещал себе испепелить и изгнать демона, как только тот станет бесполезным.

— Как дела, Мио?

— А, владыка Оур. Я как раз заканчиваю чистить.

По пути они заглянули в загон. Мио водила по спине коровы большой щеткой.

В последнее время они прекратили сразу же забивать всех присланных коров и какое-то время держали их в загоне. Произошло это как раз с появлением Мио, и ухаживала за животными тоже она.

Мио в прошлом — дочь хозяина пастбища, и ее очень разозлило небрежное отношение Оура к животным. Маг изрядно удивился — Мио ни слова не сказала, когда Оур чуть не пожертвовал ее демону, однако вслух возмутилась, едва узнала о том, как в подземелье обращаются со скотом. С тех пор она практически не вылезала из загона.

К тому же, хотя сама Мио ела самую скромную еду, она не стеснялась выпрашивать все новые вещи для ухода за скотом. Загон быстро увеличился в размерах и оброс целой горой инвентаря.

— Мы идем в баню. Пойдешь с нами?

— А, вы не против? Тогда не откажусь.

Пусть Мио не слишком заботилась о собственной внешности, к гигиене, как и положено девушке, относилась с трепетом. От возни с животными она потела и начинала вонять коровами. Сама она попроситься стеснялась, но предложение Оура приняла с радостью.

— Баня, если что, подогревается круглосуточно, разрешения можешь не спрашивать. Мойся, когда захочешь.

— К-как скажете.

Мио нервно кивнула и вышла из загона. Во всем, что не касалось скота, она была девушкой до ужаса робкой и скромной.

— Бхе?! — вдруг раздался голос Логана, пока они шли по коридору.

Мари шла дальше, а тень за ее спиной вытягивалась и обретала очертания демона.

— Тебе баня не нужна. Прекрати ломать щиты.

Оур развернул вокруг бани антидемонический барьер. Впрочем, поскольку Лилу тот пропускал, его, пожалуй, стоило назвать "антилогановым".

— Что?! Ты что, задумал мягкую кожу Мари в одиночку тискать?!

— Не равняй меня с собой.

Хотя, не Оуру о таком говорить: Мари по наводке и наставлениям Лилу уже не раз ублажала хозяина подземелья ртом.

— П-простите, владыка Оур, но вы не слишком с ним жестоко?.. — обронила Мио, которой, видимо, оставленный за барьером Логан напомнил о животных на скотобойне.

— О-о, вот, телка дело говорит!

— Хотя нет, идемте.

Мио сразу развернулась. Может, она уступает остальным красавицам подземелья, но девичьей ранимости не лишена.

— О-о, и вы здесь, господин.

Как только дверь открылась, Мио сразу поникла. В воде нежились темные альвийки во главе с Элен. Мио грустила даже оказываясь рядом с прекрасными Лилу, Юнис или Спиной, но вид пяти смуглых красавиц давил на нее куда сильнее.

— Погодите, баня общая?! — ошеломленно воскликнула Мио, глядя, как Оур раздевается и скидывает одежду в корзину.

— Именно. Пока что я в подземелье — единственный мужчина. На постоянный подогрев купальни уходит много энергии. Не стану же я еще одну делать.

Логана Оур сознательно не замечал.

Баня — гордость мага. Ради нее он проделал коридоры так, чтобы поправить силовые линии, и направил на подогрев воды подземное тепло.

Пол в ней выложен мозаичной плиткой, причем под углом, чтобы стекала вода. Сам резервуар выкопан прямо в земле. Теперь в него уже не нужно бросать горячие камни — вода всегда готова, и мыться можно в любое время. Можно сказать, Оур сделал искусственный горячий источник.

— Господин, мы испытали те луки, что получили от вас, и они великолепны! Серого медведя одним выстрелом. Шкуру и мясо мы вручим вам позже.

Элен улыбнулась, причем весьма непринужденно.

Конечно, торжественность речи никуда не делась, но альвийка перестала сторониться мага. Видимо, она начала привыкать к нему.

Оур подарил им первоклассные магические луки, созданные двергами и зачарованные им лично.

Хотя тетива их натягивается на удивление легко, бьют они сильнее арбалетов. Стреляют они верно, а добить могут до самого горизонта. А если добавить непревзойденные навыки альвиек, впятером они смогут просто засыпать врагов стрелами.

— Хорошо, рад слышать. Надеюсь, товарищей ваших мы тоже скоро найдем.

Оур поднял Мари и сел в центре кольца из альвиек. Ванна еще глубока для малышки, и она утонет, если ее не держать.

— Мио, ты тоже заходи.

Мио стояла у входа, краснела и не находила себе места. После слов Оура она все же нехотя разделась и осторожно погрузилась у самого края воды. Приятное тепло быстро окутало ее, и она испустила невольный вздох.

— Итак, господин, — Элен прокашлялась, вновь приняла серьезный вид и продолжила: — Ваш великолепный дар в очередной раз укрепил нашу верность. Поэтому мы... хотим принадлежать вам не только на словах, но и на деле.

Элен скосила взгляд на Мио.

— О ней можете не волноваться. Прямо здесь устроит?

— Как пожелаете, господин. Где угодно, когда угодно.

Элен прильнула к Оуру и прижалась грудью. Если светлые альвийки в большинстве своем хрупкие и худые, то темные куда фигуристее.

— Мио, подержи.

Оур вручил ей Мари, словно котенка, а затем указал Элен, чтобы та взялась за борт ванны, повернулась спиной и нагнулась. Когда маг вошел в нее, остальные альвийки повисли на нем.

— Ах-х... ваша твердость впечатляет не меньше, господин Оур...

— Готова показать мне прелесть тел темного племени? — тихо спросил он, обнимая каждой рукой по альвийке.

— Да... конечно же...

Элен сжала мышцы влагалища, а затем начала резко двигать бедрами, заглатывая достоинство Оура.

Баня заполнилась ритмичными шлепками и запахами возбужденных самок.

— Теперь понимаю... почему вас зовут слугами демонов. Удовольствие поистине неземное.

— Мы не хуже госпожи Лилу, правда? Наслаждайтесь.

Тренированные мускулы лучницы мягко, но крепко сжимали член мага. Тяжело дышали остальные альвийки, которых Оур гладил по чувствительным ушам. Ритмично терлась изысканная гладкая кожа. От такого сочетания Оур невольно возбуждался все сильнее. Умелые подруги действовали так слаженно, что такой сеанс похотливой игры не смог бы организовать даже суккуб.

— Хотя, я не люблю, когда все делают за меня, — сказал Оур, схватил Элен за пояс и с силой вставил поглубже.

— Фх, а-а-а, — Элен от неожиданности сбилась с ритма и выгнулась.

Оур воспользовался уязвимостью и вошел под другим углом, давя на нижнюю стенку влагалища.

— Фха, а-а-а-а!

Элен вздрогнула. Оур тут же обвил ее живот руками, словно не давая упасть, и прижался. В такой позе член проникает глубже всего.

— А, а-а, а-а!.. — с каждым разом голос Элен становился все громче. — Та! К! Не! На! Кон! Ча!..

Элен резко вжалась в борта, резко выгнулась дугой и задрожала. Ее гениталии сжались, обвивая достоинство Оура.

— Кончаю!..

Оур ненадолго отвел бедра назад, а затем трижды пропахал органы Элен.

— А! А! А-а-а-а!

Наконец, он крепко прижался к ней и излил похоть в глубины альвийки.

Ощущения так захлестнули Элен, что она кончила молча, не в силах больше ни стонать, ни дышать.

Как бы глубоко ни стремился Оур, он все равно кончил так обильно, что семя вытекло наружу. Напоследок он сделал еще несколько движений, словно выжимая из себя остатки. Затем, наконец, выдохнул, и отпрял. Напряженное тело девушки тоже начало расслабляться.

Она обессиленно оперлась на борт ванны и обмякла. Похоже, она уже и стоять не может.

— Если тебя только на раз хватает, до Лилу тебе далеко, — Оур ехидно ухмыльнулся.

Две другие альвийки тем временем словно наперегонки водили языками по члену, вычищая его. Другие две прильнули к магу и шепнули:

— Нас еще четверо. Вы же не обделите любовью нас?

— Конечно, нет.

Оур обнял альвийских красавиц и ухмыльнулся. Каждой хватает на раз, значит, на всю группу нужно пять оргазмов. Оур начал выбирать следующую добычу, по ходу дела вспоминая, сколько раз выдерживала Лилу, прежде чем теряла сознание.

Часть 2

— А! А! А-а-а-а! — стонала альвийка, словно в предсмертной агонии.

Оур излил семя в кончающую девушку и вытащил пенис. Как и ее подружки, альвийка истекла белой жидкостью и облокотилась на борт. Каждая обессилела сразу после оргазма. Видимо, кончают они гораздо сильнее людей.

Оур задумался об особенностях альвийских тел и развернулся.

— Ик.

Мио увидела все еще не утратившее твердости достоинство мага, и у нее перехватило дыхание.

— ...Ты мастурбировала?

Видимо, перевозбудилась при виде оргии. Левой рукой Мио все еще прижимала Мари, но правой тянулась себе между ног. Правда, после слов Оура тут же убрала руку за спину.

— Не скрывай, незачем. Я не собирался познавать тебя... но по достоинству оценил уход за скотом. Пожалуй, тебя стоит наградить.

Оур пошел к ней, пробираясь сквозь горячую воду. Судя по виду Мио, она явно попыталась бы сбежать, если бы не упиралась в борт купальни.

— Мари, выходи. Вытрись, затем оденься. Сможешь?

— Ага.

Девочка бодро кивнула и направилась в раздевалку. Оур проводил ее взглядом, а затем заключил Мио в объятия.

— А-а-а, владыка Оур. Понимаете, я все-таки не красавица, как альвийки и, ну... — пролепетала Мио и сникла.

Ей казалось, Оуру просто захотелось попробовать не похожую на остальных девушку, подобно тому как богачи, уставшие от изысканных блюд, порой угощают себя пищей простолюдинов.

— Прекрати принижать себя. Действительно, красивой тебя не назвать, но ты не уродина.

Слова Оура подтвердили опасения Мио, и потому впились в сердце острыми шипами.

Маг взял девушку за подбородок и заглянул в глаза.

— У тебя неплохие задатки. Ты наверняка засияешь, если их отполировать. Итак... позволишь ли мне отполировать тебя?

Бездонные золотистые глаза Оура словно смотрели в самую душу Мио.

«Нельзя, нельзя соглашаться!» — кричали чувства Мио. Если она согласится, то уже не станет прежней. Все инстинкты Мио говорили, что стоит ей кивнуть — и она никогда не сможет встретиться с семьей, никогда снова не станет той беззаботной девушкой-пастушкой.

Еще вчера она считала Оура «тяжелым, но на удивление покладистым мужчиной», однако сегодня он предстал ей сущим дьяволом, проникшим в самые глубины души.

Но...

— Да...

Мио кивнула. Предложение показалось ей сладким и невыносимо манящим. Не потому, что она хотела стать красивой. Не потому, что желала комплиментов.

Мысль о том, что мужчина смотрит на нее и может проявить к ней интерес, предала душу и пленила тело.

— М-м...

Оур прижал Мио к себе и поцеловал. Он не стремился казаться ни нежным, ни заботливым. Его язык хозяйствовал в ее рту нещадно и бесцеремонно, словно напоминая, кто здесь хозяин.

— М, м-м-м!

И этого хватило, чтобы Мио содрогнулась от легкого оргазма.

Оур взял Мио под мышками, поднял и усадил на борт. Затем уложил руки на ее ноги и раздвинул их.

— Я вхожу.

Он забрал ее девственность, даже не став дожидаться ответа. Оур ощутил в ее недрах жидкость, не похожую на воду бани и явно появившуюся от мастурбации на оргию с альвийками.

— Фха-а-а-а!

Мужчина овладел ей, и Мио вкусила незнакомую боль, которую быстро перебило наслаждение. Она вновь кончила и пустила струю.

Ее душа сдалась на милость Оуру, и теперь любая боль, что он причинял ей, казалась раем. Девушка стала готовой на все, даже лично вонзить нож в собственное горло, если владыка того пожелает. Старый коварный маг целиком и полностью поработил жалкую простолюдинку.

— Фха, фх, фха-а, а-а-а, фха-а-а-а!

Каждый раз, когда он пронзал ее, очередной оргазм молнией проносился по телу, и Мио едва хватало на стоны. Мысли давно покинули сознание, и с каждым прикосновением к сокровенным глубинам душа девушки лишалась чего-то важного.

— ...Вижу, вам весело. Можно присоединиться? — Элен и остальные альвийки оправились, подкрались к парочке и обступили их. — Хоть я и не люблю людей, вы и ваши возлюбленные, господин Оур, исключения...

Элен обняла Оура и поцеловала. Еще одна альвийка начала водить языком по его шее.

Прочие впились в губы и грудь Мио.

— М-м, м-м-м-м-м!

Теперь она не могла и стонать. От оргазмов перед глазами белело, и она чувствовала, как пустеет с каждой секундой. В бесконечную даль уходили воспоминания о родителях, о родной ферме. Мио перестала быть человеком. Она уже не чувствовала наслаждения. Она превратилась в комок плоти, с которым играл маг.

— Кончаю!..

Оур излил семя в опустевший сосуд. Сознание Мио пробудилось так резко, словно в нем вспыхнул фейерверк. Одновременно с ним все уголки ее тела наполнились таким блаженством, которого она никогда не испытывала.

Потерявшую все девушку заполнило Оуром.

Последняя слеза стекла по щеке Мио.

— Адские гончие?.. — Мио ошарашенно смотрела на пятерку черных псов, которых привели ей.

— Да. Может, они и относятся к демонам, но в уходе не слишком отличаются от обычных собак. Хоть они и большие, на тебя не набросятся, не волнуйся.

— Хорошо. Буду ухаживать изо всех сил!

Мио погладила огромных, размером с быков, псов, улыбаясь так же непринужденно, как и раньше.

Однако ее облик неуловимо изменился. Она начала выглядеть соблазнительной, уверенной в себе.

Ее душу целиком поглотила тьма, она больше не страдала от запаха демонов. Да что там, рядом с ними ей становилось лучше.

— Значит, оставляю их на тебя.

— Да. Я выполню любой ваш приказ, владыка Оур.

Сейчас Мио с радостью скормила бы адским гончим собственную семью. Поначалу Оур собирался лишь взять у нее немного крови, опорочить и вернуть домой, но прихоть мага и ловкость девушки в обращении со скотом все изменили. Оур навечно поработил ее тьмой.

А какая судьба принесла бы ей больше счастья — никому не ведомо.