Том 1    
Шаг 7. Становимся темным владыкой

Шаг 7. Становимся темным владыкой

Часть 1

— Значит, отряд Алана достиг восьмого этажа подземелья и пропал без вести...

Кэт пробежала глазами по докладу, подперла рукой подбородок, вздохнула и швырнула бумагу в кучу, помеченную как «разобрано». И эта куча, и соседняя под названием «разобрать» высились перед ней горами.

Все бумаги описывали судьбы авантюристов, бросивших вызов «злобному магу Оуру». Разумеется, смерть постигла не всех. Некоторые в ужасе сбежали, так и не успев далеко продвинуться, другие чудом спаслись, потеряв друзей, третьи попали в ловушки и были вышвырнуты из лабиринта.

Впрочем, каждый пятый доклад попадались «пропавшие без вести» отряды. Это либо те, кого лабиринт напугал настолько, что они сбежали и совершенно перестали выходить на связь... либо погибшие где-то под землей. По крайней мере, эти варианты казались самыми вероятными. Без расследования тяжело понять, какой части этих бедолаг удалось сбежать, но погибших, скорее всего, немало.

Некоторые доклады описывали встречи со старыми знакомыми, превратившимися в оживших мертвецов. Кэт практически не сомневалась, что и «отряд Алана» постигла такая же судьба.

— Какой же настырный... этот темный владыка Оур.

Кэт взяла в руки следующий доклад, начала листать его и задумалась.

Три месяца назад «злобный маг Оур» пришел в пограничный город Акани и объявил ему войну.

«Вот что бывает, когда безмозглых выскочек становится больше день ото дня. Сдался нам этот поселок, вот еще напрягаться. Если этот идиот вздумает напасть на город, где есть тренированные рыцари, он подпишет себе смертный приговор», — заключили в тот раз лучшие умы королевства.

Кэт пыталась уговорить их направить карательный отряд, но ее никто не слушал. Более того, ее подняли на смех со словами: «Все-таки наш "на редкость талантливый стратег" — просто трусливая и безвольная баба».

Прошло три месяца. Успехи Оура раскрыли королевству глаза. Тот самый рыцарский корпус, которым так гордились министры, не успел даже пискнуть, когда Оур направил на них сверхдальнобойные заклинания невероятной мощи.

К тому же, как бы министры ни относились к захвату города, следует признать, что в ходе той операции Оур практически не понес потерь. Похожим образом заканчивались и последующие сражения.

Страна не успела и глазом моргнуть, как Оур подмял под себя семь городов. Причем, что самое странное, он не уничтожал их, а именно захватывал и объявлял своими владениями.

Монстры, бандиты и разбойные маги так себя не ведут. Они нападают на города, грабят их и исчезают. Иногда они похищают и порабощают жителей, но редко когда после этого атакуют другие города.

Однако Оур действовал совершенно по-другому. Он поручал монстрам надзор за городами, собирал налоги и даже решал вопросы, возникавшие на подконтрольных территориях. Более того — он освобождал торговцев от налогов, и поговаривали даже, что захваченные города чувствовали себя лучше, чем раньше.

Их страну словно атаковала другая. Более того, многие горожане именно так и относились к происходящему и шептали друг другу, что «просто одного короля сменяет другой».

Повелитель монстров.

Повелитель магии.

Повелитель подземелья.

Повелитель царства тьмы. Темный владыка.

Никто уже не вспомнит, кто начал так называть Оура, но имя уже успело надежно пристать к нему.

Когда Оур захватил седьмой город, совет старейшин начал, наконец, шевелиться. Совет этот, состоящий из самых могущественных аристократов страны — организация, которая фактически управляет королевством Фигурия.

Безусловно, власть в стране и право окончательного решения принадлежат королю, но политику страны определяет совет, а монарх лишь одобряет или не одобряет ее. Конечно же, многие вопросы совет решал и вовсе без участия короля, а потому даже Кэт, будь она хоть трижды гениальным стратегом, не могла пойти против их воли.

Разумеется, Кэт не могла не ощутить легкого злорадства при виде того, как некогда фыркавшие и пренебрегавшие Оуром члены советы суетятся, но тяжесть противостояния врагу королевства в конечном счете легла на ее же плечи. Отсюда — та самая гора докладов, что высилась перед ней.

Поначалу совет отправил на войну с Оуром целую дивизию, не спрашивая мнения Кэт. Дивизия вернулась ни с чем, потеряв каждого третьего бойца.

Все прекрасно знали, где именно живет Оур, но дом его — неприступный подземный лабиринт. В узких темных коридорах толку от рыцарей немного.

Рыцари всю жизнь тренируются на открытых площадках, а их главное достоинство — в умении прорвать вражеские ряды верхом на конях. Они не способны эффективно сражаться в коридорах, в которых едва могут разминуться четверо, особенно когда в роли противников выступают не доходящие до колен коротышки, плюющиеся огнем жуки или гиганты.

Чтобы рыцари принесли пользу, им нужно атаковать Оура, когда тот попытается напасть на город. Однако маг перемещал армию с помощью магии телепортации, и потому войска его оказывались поистине неуловимыми. Разумеется, Оур всегда оказывался там, где, по его сведениям, регулярных войск не было, и армия оказалась попросту бессильна против него. А небольшие отряды, которые могут укрыться от глаз мага, не могли совладать с мощью монстров.

Совет пробовал подловить мага на его любимой телепортации и подослал вместе с очередной данью солдат. Подземелье покинули лишь головы бедолаг.

Пытались они подослать и убийц в образе жертвенных дев: роковых женщин, способных соблазнить любого мужчину и доставить ему в постели райское наслаждение. Но хоть страна и пыталась выбрать самых прекрасных и смертоносных девушек, они каждый раз бесследно исчезали.

Слухов же о смерти мага, как назло, не появилось. Либо ему удавалось соблазнять убийц, либо приносить их в жертву демонам. В любой случае, едва ли тех девушек ждала завидная судьба.

Они пытались отравить еду, что отправлялась магу, вычислить координаты комнаты телепортации, затопить подземелье, но все усилия оказывались тщетны. Более того, в конце концов жители деревень начали бунтовать, завидев на горизонте очередной отряд армии королевства.

Каждый раз в провале очередной тактики обвиняли Кэт. После недавней войны ее называли героем, величайшим стратегом и другими ласкающими слух именами, а теперь слышались лишь возмущенные обвинения в адрес «дармоедки, отправляющей солдат на верную смерть почем зря».

Наибольшего успеха в деле противостояния темному владыке добились отряды авантюристов. Эти искатели приключений, путешествующие по неизведанным землям, древним руинам, или же просто подрабатывающие телохранителями, прекрасно знали о том, как противостоять монстрам.

«Победивший темного владыку Оура да получит все, что пожелает».

Стоило им вывесить этот запрос, как авантюристы хлынули в подземелье толпами. А как только пошли слухи о том, что в крепости мага можно разжиться зачарованной экипировкой, храбрецов стало еще больше.

Хоть авантюристов и погибло великое множество, с точки зрения королевства все они — непонятно где обитающие бродяги, не платящие налогов. Министров потери нисколько не волновали. В конце концов, доклады авантюристов помогли установить, что подземелье состоит как минимум из двух ярусов и восьми этажей. Впрочем, оно, вероятно, еще глубже.

На отряд Алана Кэт возлагала особые надежды, поскольку они считались выдающими бойцами даже по меркам авантюристов. Каждый член их четверки считался первоклассным воином, а вместе они могли одолеть самых сильных врагов. Но, похоже, даже они не смогли победить Оура.

Кэт снова вздохнула, а затем попыталась подумать о происходящем с другой стороны.

Враг хитер и жесток, но при этом не любит бессмысленные побоища.

Он логичен до мозга костей, труслив и дерзок одновременно.

Он невероятно хладнокровен, расчетлив и не доверяет никому.

Он в совершенстве владеет пространственной магией, особенно магией призыва. Также он эксперт в наложении чар и подчинении монстров, но в то же время не слишком силен в боевой магии. С другой стороны, он обладает каким-то невероятным по человеческим меркам запасом магической энергии, и с ее помощью может даже довольно грубым заклинанием уничтожить городские врата с огромного расстояния...

Вот такую картину рисовали доклады и рассказы селян в подконтрольных Оуру деревнях.

— Невероятный запас магической энергии...

Расследование по факту уничтожения городских врат Акани показало, что Оур применил заклинание класса «Взрыв». Суть этой магии — во вливании магической энергии в пространство до тех пор, пока ее количество не перейдет границу допустимого, что приводит ко взрыву.

Мощь этого заклинания прямо пропорциональна затраченной энергии, а потому, в теории, ничем не ограничена, но эффективностью такая магия похвастаться не может. Сил обычного мага, использующего «Взрыв», хватит в лучшем случае на то, чтобы раскидать отряд гоблинов. Применить такую магию с расстояния, которое не может покрыть выстрел из лука, практически невозможно.

Для осады и штурма крепостей чаще всего используется магия класса «Метеорит» или «Пушка», которая может добиться похожего результата, потратив куда меньше энергии. Но с другой стороны пользоваться такой магией значительно сложнее. Первоклассных магов, способных на такие заклинания, в любой стране можно по пальцам пересчитать.

...В то же время Оур по объемам магической энергии превосходит даже таких мастеров. Безусловно, один только запас энергии — вовсе не показатель мастерства, но в любом случае неестественным кажется сам факт того, что он обладает такими запасами, может ими управлять и пользоваться в бою.

Пожалуй, Оура следует уподобить легендарным архимагам древности, которые могли оперировать любыми заклинаниями, ни в чем себя не ограничивая.

— ...А может, именно здесь и кроется слабость, которой можно воспользоваться.

Кэт смахнула все бумаги со стола на пол, взяла в руку колокольчик и позвала слугу.

Часть 2

— Странно, — заключил Оур, глядя на покрытый рябью кристалл магической энергии внутри ядра подземелья.

— Что такое? — выглянула из-за его спины Лилу, пришедшая с очередным докладом о новых монстрах-переселенцах.

— Энергии в ядре все меньше и меньше.

— Э? Может, мы в этом месяце слишком ее тратили?

Многое в подземелье держалось на постоянном притоке энергии из ядра. Энергия поддерживала существование всех демонов, начиная с Лилу и Логана, грела воду в бане, освещала жилые помещения, обеспечивала работу кухни и многих других бытовых помещений.

— Нет... дело не в том, что мы тратим много энергии. Она плохо восполняется.

— Может, где-то что-то обвалилось? Правда, вчера я во время обхода ничего не заметила...

Размер лабиринта влияет на приток магической энергии, хотя о прямой пропорциональности говорить не приходится. Если какой-то коридор завалит, приток энергии резко пострадает. Другое дело, что с тех пор, как к работе над лабиринтом подключились кобольды и дверги, обвалы практически прекратились.

Оур покачал головой.

— Нет. Судя по нашим запасам, снижение продолжается уже несколько дней. К тому же течение энергии говорит о том, что никаких завалов у нас нет... такое чувство, будто что-то изменилось в самой силовой линии.

Оур нахмурился. Если его догадка верна, она сулит серьезные сложности.

— Силовые линии — это те подземные речки магической энергии? Разве они могут просто так меняться?

— Нет, обычно они не меняются. Но и незыблемыми их не назвать.

Подобно тому, как русло реки смещается со временем, изменяется и течение силовых линий. Однако на это уходят столетия, а не считанные дни или месяцы.

— ...Может, часть породы обвалилась?

Других версий на ум не приходило. Поскольку силовые линии протекают под землей, состав земли влияет на их течение.

— Ну, если поток отклонился, нам просто нужно расширить лабиринт в правильную сторону. Правда, сначала нужно выяснить, какая именно сторона нам нужна. Пошли разбираться.

— ...Мне позвать Юнис и Спину? — спросила Лилу, и Оур ненадолго задумался.

— ...Не надо. Смотреть будем с воздуха, а слишком большой отряд может привлечь внимание разведчиков Фигурии.

— Отлично, — едва слышно проговорила Лилу и крепко сжала кулаки. — Ну, я пойду приготовлюсь!

— К чему? От тебя ничего не... эй!

Но Лилу пропустила слова Оура мимо ушей и убежала к себе в комнату.

— Как с ней тяжело... — со вздохом проговорил Оур, оставшись в одиночестве посреди коридора.

Лилу давненько не оказывалась в воздухе наедине с Оуром, но летела с самым недовольным видом.

Она держала мага на руках, а тот не сводил взгляда с земли.

— Поворачивай, Лилу. Летим на два часа.

Суккуб молча развернулся и полетел в указанном направлении. Ее настроение испортилось сразу после того, как маг приказал оставить в подземелье белое платье и корзинку для пикника, ради которых Лилу и побежала в комнату.

Когда Оур увидел, в чем именно состояли «приготовления» приспешницы, он возмущенно высказался в том духе, что она просто напрашивается на то, чтобы ее заметили, и что они вообще-то не на пикник собрались. Лилу расстроенно переоделась обратно и выбросила еду.

Оур же в своих мыслях вздыхал и гадал, что нашло на суккуба. Он уже успел заметить, что Лилу в последнее время относится к нему с явной симпатией, но совершенно не понимал, в чем дело, ведь люди с точки зрения демонов — лишь скот или, в самом лучшем случае, домашние питомцы.

Безусловно, Лилу не чужды эмоции, но не может же она влюбиться по-настоящему. В конце концов, она ведь демоница похоти, которая манипулирует страстью и любовью, чтобы подчинять себе мужчин. С ней такого случаться не должно. Но с другой стороны, за ее действиями не проглядывался коварный умысел или попытки охмурить Оура. Да и вообще уж кто-кто, а она должна знать, что подобные методы на него не действуют.

Поначалу Оур объяснял ее поведение простым соперничеством с такой же ластящейся Юнис, но в последнее время Лилу начала действовать сообща как с ней, так и со Спиной, чем окончательно запутала мага.

— Вот мы все летаем, летаем, но как ты видишь, где проходит силовая линия? — видимо, Лилу немного оправилась, поскольку решила скоротать время за разговором.

— Я ее не вижу, — сразу же ответил Оур. — Прямо сейчас мы просто летим вдоль старого, а потому хорошо известного мне течения силовой линии. Если она сильно изменилась за несколько дней, должно было произойти нечто, хорошо заметное даже невооруженным глазом.

Лилу попыталась приглядеться к происходящему на земле, но не заметила ничего необычного. Внизу проплывали равнины, леса, горы, деревни... они летели все дальше и продолжали разговаривать.

— Кстати, а как вообще изучают течение силовых линий? Они ведь под землей, куда ни магия, ни «магический глаз» не пробьются. Даже я их почти не чувствую.

Оур кивнул.

— Копают глубокие ямы, затем проверяют породу на запасы энергии. Считается, что если на шестидесятиметровой глубине порода насыщена в сотню раз больше, чем положено, то в этом месте проходит силовая линия. Когда ищут линии, ямы копают каждые полтора километра, а когда находят две точки одной линии, просто соединяют их.

— Это же... тяжелый труд.

— Еще какой. Когда я начал этим заниматься, меня сочли глупцом и безумцем. Наш лабиринт находится на пересечении трех линий, и поиски этой точки заняли у меня двадцать лет. И даже толку от открытия не было бы никакого, не изобрети я ядро подземелья.

Лилу с трудом сдержалась, чтобы не согласиться вслух с теми, кто считал Оура сумасшедшим.

Вместо этого она принюхалась, выискивая следы магической энергии.

— Господин, я чую легкий запах энергии.

— Что? Где?

— М-м... вон там.

Лилу взмахнула крыльями, повернулась к густому лесу и начала снижаться. Запах магической энергии становился все отчетливее, а рядом с землей его ощутил даже Оур.

— Что это?

Они увидели несколько вбитых в землю столбов. Вернее, заметили их еще с воздуха и тогда же увидели, что на самом деле это полые трубы. Похоже, именно через них и утекает энергия.

— Так это же... вот черт!

Оур опомнился и оттолкнул Лилу в сторону. Земля под его ногами побелела.

Отлетающая вбок Лилу увидела, как из земли возник столб света и окутал Оура.

— Оур! — суккуб протянула руку к магу.

— Нет, не приближайся! «Беги», Лилушана! — тот отдал ей магический приказ.

Тело Лилу предало ее сознание и начало на огромной скорости отдаляться от Оура, соблюдая условия контракта.

— Оу-у-у-у-у-у-ур! — вопила Лилу, глядя, как маг исчезает вдали.

Часть 3

— О, а ты куда симпатичнее, чем я думала, — сказала девушка, когда Оур вошел в комнату.

Она сидела, вальяжно раскинувшись на стуле и закинув ногу на ногу. На вид ей было 22-23 года.

Серебристые волосы, доходившие до плеч, и безупречно выглаженная форма намекали, что с этой девушкой шутки плохи. Глаза за очками оценивающе смотрели на Оура и светились недюжинным интеллектом. Маг мгновенно понял, что за ловушкой стоит именно она.

— Приветствую тебя, темный владыка Оур. Я — стратег Кэт из вооруженных сил королевства Фигурия, — вежливо представилась девушка.

— Стратег? — почти рефлекторно переспросил Оур. Он никогда не слышал, что в армии есть такая должность.

— Ах да, в этих краях такие люди как я — редкость. Мы специализируемся на том, что вносим предложения при разработке операций, а также составляем тактики и стратегии.

— Хм... Ну ладно. Так что, ты мне даже присесть не предложишь? — спросил Оур, не проявив никакого интереса к словам Кэт.

Он стоял со связанными за спиной руками.

— ...Кажется, ты не совсем понимаешь, в каком положении находишься.

— Понимаю, поэтому и спрашиваю, — ответил Оур, всем своим видом стараясь намекнуть, что ни во что не ставит Кэт.

Кэт же фыркнула и приказала солдату принести еще один стул.

— Пожалуй, мне следует сказать, что ты заслуживаешь своего звания, темный владыка. Что ж, если ты понимаешь, что нам от тебя нужно, можно сразу перейти к делу.

— Мне кажется, или ты скорее хвалишь себя за то, что разгадала меня и поймала в ловушку?

В комнату внесли стул, и Оур про себя отметил, где именно находится выход из помещения. Затем маг присел и надменно обратился к Кэт:

— До сих пор я полагал, что никому кроме меня не известно точное положение силовых линий. Каким же чудом вам удалось за несколько месяцев разобраться в них самим?

— Пожалуйста, не путай меня с наивной девочкой, которая купится на такие грубые выпады. Впрочем, отчего бы и нет — все равно я не собираюсь тебя отпускать, да и одна и та же уловка на тебя дважды не подействует, — Кэт хитро улыбнулась. — Все просто. Мы знали, что ты добываешь энергию из силовых линий, но не имели ни малейшего понятия о том, где они находятся. Поэтому мы просто окружили твою пещеру одинаковыми ловушками со всех сторон.

«Вот мерзавка», — мысленно ругнулся Оур. Он старался не подавать виду, но Кэт, видимо, все поняла и весело улыбнулась.

— Что, обидно? Каково это, когда подробные планы не могут устоять под грубым натиском?

Впрочем, хоть Кэт и настаивала, что они прибегли к примитивному методу, догадаться о том, что Оур использовал силовые линии, не так-то просто.

— Твоя слабость в том, что ты никому не доверяешь. Я знала, что когда жизненно важная силовая линия перестанет снабжать тебя энергией, ты лично отправишься разбираться.

Они вкопали в землю бесчисленное множество труб, которые выкачивали энергию из силовых линий. На первый взгляд их метод может показаться почти что безумным, но то же самое можно сказать и о лабиринте Оура.

— Я потратила несколько месяцев, чтобы все про тебя разузнать. Хоть мы и видимся впервые, мне кажется, я наконец-то встретилась со старым другом, — Кэт встала со стула, подошла к Оуру и погладила его по подбородку. — Мне хотелось бы, чтобы мы и вправду стали друзьями. Неужели ты не согласишься?

Кэт приближалась к сути разговора. Оур усмехнулся.

— Друзьями? Я думал, ты предложишь мне стать слугой или рабом.

Кэт поставила один из каблуков на стул Оура.

— Если тебе так хочется, то я совершенно не против.

Последующие слова Кэт можно кратко выразить следующим образом:

«Отдавай лабиринт и все технологии, что ты использовал для его создания».

И это единственная причина, по которой Оура держали в живых. Маг догадывался об этом с самого начала, и потому попросил стул. Той просьбой он словно сказал ей: «Хочешь что-либо от меня услышать — добейся сначала благосклонности».

Конечно, у терпения Кэт есть предел, и при необходимости она сразу же прикажет отрубить Оуру голову. Убить его она таким образом не сможет, но в том, что его обезглавят, затем порубят останки на мелкие кусочки и сожгут, приятного мало.

Оур задумался над тем, что делать дальше. Положение у него достаточно скверное. Можно сказать, сам он сейчас ничего не сможет. На руки ему надели сильно зачарованные браслеты, блокирующие магию. Если бы враги ограничились кольцами, можно было бы откусить себе несколько пальцев, но против браслетов особо не пойдешь.

Значит, остается полагаться лишь на красноречие, но девушка, поймавшая Оура, не глупее его самого. Едва ли ее получится обхитрить.

— Прости, но я люблю покорять, а не наоборот. Если начнешь лизать мне ноги — я еще подумаю.

— Как я и ожидала, сотрудничать ты не намерен? — Кэт даже не изменилась в лице, отпрянула, села на свой стул и вдруг прошептала: — Радикс Фулмен.

И тогда Оур резко переменился в лице.

До сих пор он казался равнодушным, но его взгляд вдруг впился в Кэт стрелой. Наверняка Лилу, Юнис, Спина и все прочие, увидев мага таким, сильно удивились бы.

На его лице читался неприкрытый гнев.

— Откуда тебе известно это имя?

— Пришлось немало повозиться, — Кэт слегка улыбнулась и взяла со стола документ. — Янтарные волосы, коричневые глаза. Безусловно, это довольно обыденное сочетание... но только если мы говорим о последних десятилетиях. Семьдесят лет назад наше королевство Фигурия захватило соседнее королевство Праэти и ассимилировало его жителей. До того, как это случилось, людей с янтарными волосами в нашей стране практически не было. Кроме того, я видела то письмо, что ты писал во время нападения на город. В нем ты представился как «Our», но буква «О» показалась мне какой-то странной. Ты словно не привык писать ее. Потому я и предположила, что на самом деле на письме твое имя начинается на «А». Точнее — «Aur», и читается оно по праэтийским правилам.

Оур не соглашался с ее словами и не опровергал их. Он просто продолжал смотреть.

— По свидетельствам очевидцев тебе от двадцати до тридцати лет, но не может же такой юноша владеть такими запасами магической энергии и применять столь мощные заклинания. Я предположила, что ты омолодил себя магией и начала изучать документы многолетней давности. Там-то мне и попался маг по имени Айн Соф Оур. В те времена твое имя чаще сокращали до Айн.

— ...Хорошая догадка. И что дальше?

Оур уже взял себя в руки и успокоился. Впрочем, Кэт знала, что этим он, наоборот, показывает слабость.

— Мальчика по имени Айн... это было семьдесят лет назад, так что ты мог быть мальчиком. Так вот, его взяла на воспитание ведьма из Праэти по имени Радикс Фулмен... также известная как Раз. Это самое первое упоминание Айна в документах.

Оур фыркнул, словно демонстрируя безразличие. Но и Кэт продолжила равнодушным тоном:

— Как гласили документы, у нее, как и у тебя, были янтарные волосы. Она, по всей видимости, прониклась к тебе симпатией и взяла в ученики. Специализировалась Раз на наложении чар, но не тех, которые вплетают в мечи или копья. Она была специалистом по зачарованию замков и катапульт — другими словами, по вливанию магической энергии в сооружения и осадные орудия. Именно поэтому ее имя, хоть она и не числилась в государственных магах, осталось в истории. Созданные ей крепости и орудия оказались настолько эффективны, что именно благодаря им крохотная Праэти так долго сопротивлялась Фигурии.

— ...Замолчи.

Но Кэт пропустила ответ Оура мимо ушей и продолжила бегло читать зашифрованный документ.

— Однако с той поры, когда она взяла на попечение тебя, Раз практически прекратила помогать стране и в итоге заперлась в созданной ей же башне. Королевство Праэти расценило ее поведение как измену и направило солдат уничтожить ведьму. В ходе штурма...

— Я же сказал, заткнись!

Кэт отмахнулся от вопля Оура и объявила:

— Ее ученик предал наставницу и лично вручил голову Раз армии, и на этом... а!

На последних словах Кэт сковало от страха.

Ее, как стратега, ненавидели и враги, и союзники. За свою жизнь она привыкла ловить на себе полные ярости взгляды.

И это многое говорило о том, как сильно взгляд Оура отличался от тех. Оур выглядел так, будто если бы его сейчас казнили, отрубленная голова полетела бы к Кэт и вгрызлась в ее шею — настолько его лицо исказилось от гнева.

Кэт мгновенно поняла, что переговоры окончены. Она предполагала, что документ послужит тем козырем, который подействует на мага, но явно произнесла слова, которых говорить не стоило.

— У... убить его! Разорвать в клочья! — скомандовала Кэт, и стоявшие наготове солдаты дружно вонзили в мага копья.

Но хоть Оура пронзили со всех сторон, хоть он истекал кровью так, что обычные люди после такого не выживают, он не обронил даже самого краткого стона и продолжал сверлить Кэт взглядом.

— В... вот же чудовище!

Кэт выхватила меч и замахнулась.

Той частью сознания, что сохранила хладнокровие даже перед лицом кипящего гнева, Оур приготовился к смерти.

Поначалу он думал, что сможет победить, если разозлит врага настолько, что вынудит ее взяться за меч. Дальше он вывихнул бы собственные плечи, чтобы протянуть к ней руки, а если Кэт отрубила бы их, он смог бы использовать магию. Разумеется, он бы обезобразил себя. Кроме того, он знал, что сбежать в одиночку из глубин, видимо, столичного замка, почти невозможно. Но ключевое слово здесь — "почти".

Однако Оур лишил себя последней надежды собственным гневом. Копья, пронзившие его, впились в кости, и маг уже не мог пошевелиться. Ни вывихнуть плечи, ни раздробить кости рук он уже физически не мог.

Клинок Кэт приближался к Оуру. Ей, как стратегу, редко приходилось хвататься за оружие. Меч она держала неуверенно, атаковала медленно. Вряд ли она сможет отрубить магу голову.

Но если она перерубит сонную артерию, начнется такое кровотечение, что Оуру мгновенно перестанет хватать крови. Он больше не сможет двигаться. Умереть он, конечно, не умрет, ведь его жизнь хранится не в теле.

Однако вечная неподвижность не сильно отличается от смерти. Его тело разорвут в клочья и сожгут. Оур больше не сможет видеть и чувствовать, и будет до конца веков бродить внутри холодной стеклянной емкости.

Впрочем, этого так и не случилось.

— Оур! — достиг его ушей знакомый голос.

Вот она — сила, что способна управлять судьбой.

Несомненно, она вломилась в замок, ни о чем не подумав и наплевав на всю логику.

— Вот и подмога!

Оур поднял взгляд и увидел улыбку девушки-героя с огненно-рыжими волосами.

Часть 4

— Чт... не...

«Что?! Невозможно!» — без конца крутились два слова в голове Кэт. Сама же она хватала ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.

— Ты в порядке? Хотя, что я спрашиваю? Ты ведь и отрубание головы пережить можешь.

Клинок Юнис засверкал. Сначала она перерубила все воткнутые в Оура копья. Затем разрубила браслеты, да так, что даже не задела кожу мага. Наконец, она в мгновение ока сразила всех стражников.

— Да, не волнуйся... и спасибо. Но как ты узнала, куда идти? — спросил Оур, магией исцеляя полученные раны.

Он и сам не знал, где они находились. Скорее всего, враги приняли все меры, чтобы скрыть от возможных спасителей как личности тех, кто похитил мага, так и то, куда именно его увели.

— Интуиция!.. А, хотя нет, это самое, любовь!

Юнис радостно выставила указательный и средний пальцы. Оур не понимал, как на это реагировать — то ли улыбнуться, то ли сокрушенно покачать головой.

— Что, обидно? — спросил Оур с толикой самоиронии. — Каково это, когда подробные планы не могут устоять перед банальной «догадкой»?

— Ха... ха-ха-ха-ха-ха! — захохотала Кэт словно умалишенная. Если честно, Оур и сам с трудом сдерживал смех. — Глупец... неужели ты думаешь, мне нечем ответить?

После слов Кэт раздвинулась стена и из тайника выскочили четыре элитных бойца. Мало того, что они появились внезапно, каждый из них сжимал в руках зачарованное копье, от которого не могла спасти даже реакция героя. Время для атаки враги выбрали идеальное.

— А сама-то?

Однако ни одно копье так и не достигло Юнис. Из ее казавшейся беззащитной спины вдруг выскочили четыре руки и схватили копья.

— Неужто думала, что я пришла сюда одна, совершенно не подготовленная? При том, что шла спасать Оура?

— Привет, мужик. Вид у тебя, конечно, больно радостный. Видать, настроение появилось.

Все бойцы вспыхнули адским пламенем, и уже через мгновение от них не осталось даже пепла.

Из тени Юнис выполз Логан и принялся разминаться.

— Фу-ух! Все плечи от сиденья в старушечьей тени затекли. Чур, вы мне за это отдельно заплатите, иначе я не согласен.

— Эй! Я же сказала, мне всего семнадцать! Какая я тебе старуха?!

— Замолчи, я признаю только девочек under thirteen. Все остальные — старухи!

От звуков начавшейся перепалки Оур приставил ладонь ко лбу и протяжно вздохнул.

Но...

Его губы расплывались сами собой, и он ничего не мог с собой поделать.

— Оур, — Юнис схватила его за голову и поцеловала.

— ...Что на тебя нашло?

— Да просто вид у тебя странный был.

В ответ на ее слова Оур кратко, но гулко усмехнулся. Совсем недавно его терзали ярость и даже отчаяние, но теперь куда-то исчезли.

— ...Что же, пора нам домой возвращаться? — предложил Оур, глядя в сторону выхода.

Оур догадывался, что Юнис, должно быть, направилась прямо сюда. Впрочем, нельзя же засиживаться внутри теперь уже довольно шумной комнаты.

— ...Без шансов. Ты в самой глубине столицы королевства, понимаешь? Здесь повсюду королевская гвардия, самые элитные из войск. Тебе не дадут сбежать, — бросила Кэт. — Но у тебя будет шанс, если вы возьмете с собой меня... нет, со мной ты сбежишь непременно. Моих знаний о том, где расставлены солдаты, хватит для того, чтобы ты смог сбежать. Поэтому прошу, возьми меня с собой. Можешь назначить меня стратегом своего подземелья. Можешь даже сделать из меня наложницу.

Оур сделал вид, что задумался.

— ...Ты воспользовалась тем, что занимаешь не последнюю строчку в военной иерархии, и привела меня сюда, не спрашивая разрешения королевства, верно? Ты считала, что мной выгоднее воспользоваться, нежели убить. А возможно... думала даже использовать меня, чтобы захватить власть в стране. Но теперь Юнис спутала твои планы. Даже если гвардия убьет меня, тебя казнят следом. Поэтому тебе выгоднее уйти со мной.

— ...Именно. Ты прав. Старики, что правят этой страной, презирали меня и не делились властью просто потому, что я женщина! Но ты не предашь меня. Ты не станешь смотреть на девушку свысока, ведь так?

— Да, ты права, — согласился Оур.

Безусловно, ее интеллект мог прийтись кстати. К тому же она довольно красива. Наверняка осквернить ее правильные черты лица было бы очень приятно.

— На медленном огне.

Кэт не поняла слов Оура и недоуменно склонила голову. Впрочем, понимание пришло к ней очень быстро.

— Ч-что это?! Чт... а-а-а-а-а!

— Так пойдет?

— Да, идеально.

Кэт захлопала по загоревшейся одежде, затем упала на пол и начала перекатываться. Однако огонь не просто не думал затухать, но и становился все сильнее.

— Спаси! Умоляю!

Кэт сорвала с себя одежду и поползла к ногам Оура, моля о спасении. Но демонический огонь Логана продолжал терзать ее даже после того, как она осталась без одежды, а барьер мешал прикоснуться к магу.

Некогда прекрасная кожа обугливалась и дымила на глазах, а затем и вовсе начала осыпаться.

— Спа... с... и...

Наконец, от Кэт осталась лишь кучка пепла.

— Эх. Все-таки старухи ни на что не годятся. Душонка у нее вся мутная, — раздосадовано заявил Логан, доставая из пепла тускло светящийся белый шарик. — Впрочем, получше чем у них.

После его слов души сожженных солдат поднялись в воздух сами по себе. Логан забросил их себе в рот и разжевал.

— ...Да уж, такими не наешься.

Затем он сжал в руке душу Кэт и отправил ее в мир демонов.

— Так что, Юнис? Она говорила, сбежать отсюда невозможно, а ты что скажешь?

— Я здесь как раз для того, чтобы не осталось ничего невозможного, — непринужденно отозвалась Юнис и попыталась открыть дверь.

В ту же секунду на дверь обрушился град стрел и разорвал в щепки.

— Ого, сколько вас, — все так же расслабленно проговорила Юнис и отбросила в сторону оставшуюся в руке дверную ручку.

С другой стороны двери уже ждал целый отряд вооруженных до зубов гвардейцев.

В первом ряду стояли бойцы со вскинутыми копьями, во втором — снова копейщики, державшие копья ниже, чтобы прикрывать товарищей, а в третьем — лучники. С учетом того, что все они смогли попасть по двери, каждый из них — довольно опасный противник.

— Так и быть, залезай.

Логан махнул одной из четырех рук, затем повернулся к Юнис спиной. Девушка заскочила на демона, разместилась на плечах, перехватила меч и свела брови.

— Поехали.

Логан полетел по коридору почти у самого пола. Хоть у него и нет крыльев, демоны практически не связаны силой тяжести. Логан летел вперед, точно стрела, а настоящие стрелы тем временем приближались к нему, словно ожившая стена.

— С дороги-и-и-и!

Может, Логан и демон, но стена стрел могла бы нанести ему значительный урон, однако Юнис защитила его, вызвав магический порыв ветра. Стрелы тут же замерли на месте, а затем попадали на пол.

— Вали их!

Хоть копейщики и изумились, но машинально ощетинились, прикрывая как себя, так и лучников. Логан же схватил Юнис и швырнул прямо в них.

— По-о-олучайте!

Юнис перевернулась в воздухе вниз головой и взмахнула клинком.

Через мгновение на пол попадали наконечники копий. Вслед за ними приземлилась и Юнис, а гвардейцы выхватили мечи, готовясь к битве, но девушка вдруг высоко подпрыгнула.

Под ней практически сразу же пронесся размахивающий руками Логан. Четыре мощные руки без труда разметали нескольких одетых в тяжелые доспехи гвардейцев и пригвоздили их к потолку. Красный демон, превратившийся в живой ураган, продолжал размахивать руками.

Он быстро выбил оружие из рук уцелевших солдат, а затем превратил врагов в кровавое месиво, не позволив ничего сделать. Лучники не стали давать следующий залп и попытались в панике сбежать, но вскоре их испепелило адское пламя.

— Так, Логан, ты швыряешься слишком небрежно! У меня голова закружилась!

— Ты, прежде чем вякать, научилась бы меня от стрел защищать! Парочка все-таки долетела!

Стоило Юнис и Логану за несколько секунд расправиться с элитными гвардейцами, как они снова вернулись к перепалке. Но хоть Оуру и надоело слушать их споры, он смотрел на приспешников, как на надежных товарищей.

Часть 5

— Невозможно, — обронил гвардеец, опираясь на собственный меч и отплевываясь кровью.

Вокруг лежали трупы его товарищей. Каждый — элитный, отборный боец, гвардеец королевства Фигурия.

Умирающий гвардеец смотрел на девушку с алыми волосами и демона с глазами цвета пламени. Эта парочка разметала четыре сотни гвардейцев подобно двум ожившим вспышкам кровавого и огненного цветов.

— Юнис, ты цела?

Оур восполнил магическую энергию за счет Юнис и исцелил ее заклинанием. Хоть им и удалось победить всех налетевших гвардейцев, без ранений не обошлось.

Юнис старательно закивала, опираясь на меч и тяжело дыша. Ее собственный запас энергии давно иссяк, и она могла сражаться лишь мечом. Все ее тело покрывали раны. Логан же лишился двух из четырех рук, а также одного рога.

После сокрушительного поражения в первой битве гвардейцы сразу сообразили, что накинуться скопом и победить не получится, но решение нашли быстро.

Они разделились на небольшие группы, которые как можно тщательнее использовали позиционное преимущество в просторных комнатах и узких коридорах, и атаковали беглецов волнами. Юнис и Логану пришлось потратить очень много сил на то, чтобы сражаться в нескончаемых стычках и защищать Оура.

— Ничего страшного... мы уже выбрались, — сказала Юнис, кое-как переведя дыхание, и открыла последнюю дверь. Однако вид, открывшийся ее глазам, вызвал у девушки обреченный смех. — А-ха-ха... А вот это, конечно, будет трудновато.

Дверь вывела их из дворца на угол замковой стены. А за ней оказалось вооруженное до зубов королевское войско. Четыре тысячи солдат. Целая бригада, причем немаленькая.

Безусловно, Юнис и Логан сильны. Каждый стоит тысячи воинов, и едва ли в мире найдется десяток человек, способных сражаться с ними на равных.

Но даже их можно задавить числом. С силой толпы приходится считаться. Может, бойцы, выстроившиеся за стенами, не идут ни в какое сравнение с гвардейцами, но их с лихвой хватит, чтобы расправиться с вымотанными Юнис и Логаном.

Нельзя защититься сразу от десяти копий, от сотни стрел, от тысячи заклинаний.

Сколько ни бегай и ни прячься от врагов, они все равно наводнят весь замок, а магический барьер не даст телепортироваться.

— Юнис, мне нужна энергия.

Оур припал к губам Юнис и вытянул из нее всю припасенную энергию. Даже павшая, она оправдывала звание Героя и вмещала в разы больше энергии, чем Лилу. Она могла хранить столько, что хватило бы на несколько дюжин первоклассных магов.

Оур сплел из этой энергии заклинание и запустил его в самый центр вражеских рядов.

Но...

Заклинание, которым Оур в свое время уничтожил городские врата, нанесло армии смехотворный урон. Все-таки сейчас энергии дюжин магов решительно недостаточно. Во вражеских рядах тысяча магов, и половина из них отвечает за магическую защиту. Безусловно, они далеко не первоклассные маги, но их на два порядка больше.

Армия защитилась от атаки Оура и сама перешла в наступление. Но, конечно же, они не настолько глупы, чтобы доводить битву против двух противников до рукопашной. Сотни магов дружно начали читать зазубренный текст группового заклинания.

Армейская магия. Тренированные, действующие сообща маги способны на деяния такого масштаба, которые одиночке не по зубам. Оур понял, что его с товарищами собираются уничтожить вместе со всем участком стены.

— Оур, беги, — сказала Юнис, зачехлила клинок и нагнулась.

— Ну, ничего не попишешь, — со вздохом добавил Логан и встал рядом с ней.

Они собирались кинуться на врагов, чтобы дать Оуру время сбежать. Если Юнис и Логан подойдут вплотную, ни о какой магии не может быть и речи — маги не станут рисковать, чтобы не задеть товарищей.

— Подожди, — Оур положил руку на плечо Юнис.

Девушка обернулась и посмотрела на мага с искренним недоумением. Она не понимала, с чего вдруг Оур решил ее остановить.

— Эт чё такое? — обронил Логан и посмотрел выше.

Сначала Оуру показалось, что неожиданно начался дождь. В воздухе мелькнуло несколько дуг. А затем они начали падать на землю с оглушительным грохотом.

Дождь падал на врагов, но не на Оура.

От светового дождя в рядах солдат началась паника. Даже пять сотен магов не могут защитить всех и каждого. И дождь, как ни удивительно, бил точно в уязвимые места вражеской защиты. Лучи, пронзавшие солдат, попросту разрывали тех на части, а затем дробили камни мостовой и ранили обломками всех вокруг.

— Элен?!

И тогда Оур понял, что дождь попадает в бреши во вражеской защите отнюдь не случайно.

— А, с ними Мио! Э-эй! — Юнис весело замахала рукой, смотря куда-то вдаль.

Оур видел лишь точки, но дождь шел на землю с двух ездовых виверн. Эта парочка поселилась в лабиринте совсем недавно. Мио подчинила их и привела сюда, чтобы Элен и ее альвийки обстреляли врагов магическими стрелами.

Впятером они стреляли так быстро, что стрелы падали дождем. Ни о каком заклинании уже не могло быть речи. Во вражеских рядах воцарилась паника. Какие-то бойцы пытались пускать стрелы и магию в отряд Элен, но залпы не долетали до зависших в небесах виверн. Элен не соврала, когда оценила каждую альвийку в тысячу бойцов. Их пятерых хватило, чтобы в корне перевернуть ситуацию.

— Кажется, мы спасены... — с облегчением в голосе проговорила Юнис и села на пол.

Королевская армия так отчаянно защищалась, что совершенно позабыла о приказе атаковать Оура.

— Да уж...

Оур опустил взгляд на правую руку. Почему же он попытался остановить Юнис?

Тогда он еще не успел увидеть Элен. Сейчас, когда помощь уже подоспела, Юнис не стала допытываться, но факт оставался фактом.

С учетом условий, что тогда сложились, Юнис действительно предложила лучшее из возможных решений. Пока они отвлекали бы врагов, Оур смог бы покинуть замок, выйти за границы барьера и телепортироваться. Затем он смог бы собрать войско, напасть сам и отомстить. Безусловно, терять Юнис было бы жалко, но лучше уж ее, чем себя.

Оур прекрасно понимал, почему не дал ей поступить самым логичным образом. Во всем виноваты банальные, никчемные эмоции. Он слишком привязался к пешке и не захотел терять ее. Оур понимал, что эти чувства все еще прячутся внутри него, и кусал губу. Эта слабость будет мешать ему, словно оковы, и не принесет никакой пользы. И, как «злобный маг», он обязан от нее избавиться.

Оур крепко сжал кулаки.

— Слушай, Оур... — вдруг обронила Юнис. Сложно сказать, замечала ли она терзания мага. — Пожалуйста, не злись на Лилу.

Юнис продолжала смотреть куда-то вдаль.

— Она вернулась в лабиринт сама не своя. Попросила, чтобы я... чтобы все мы пошли спасать тебя. Даже Мио, хоть ты и говорил ей не покидать подземелья.

Хоть с Мио и обращались, как с подругой, она все равно находилась в положении жертвенной девушки. Она не могла свободно гулять даже в пределах лабиринта и не принимала участия в совещаниях. Правда, поскольку Мио в загоне бывала чаще, чем у себя в комнате, ее это особо не волновало.

Это же касалось и Логана. На всякий случай Оур распорядился, чтобы Юнис и Логан никогда не покидали лабиринт одновременно. А поскольку правом отдавать Логану приказы помимо самого Оура обладает лишь Лилу, только она могла поручить демону спасти Оура.

Вообще говоря, в условиях контракта Лилу нет пункта, который обязывал бы ее спасать мага в подобных ситуациях. Такими проклятиями легко кому-либо что-либо запретить, но заставить практически невозможно. В лучшем случае можно прописать какое-нибудь крайне простое и конкретное действие. Условие «не противиться приказам» будет работать хорошо, а вот «всегда защищать меня» — нет. В случае чего демон всегда сможет оправдаться фразой в духе «я постоянно был рядом и считал, что это защита».

И тем не менее, Лилу сделала все, чтобы спасти Оура.

— ...Но почему? Почему Лилу пытается спасти меня? Она ведь от этого ничего не выиграет, — спросил Оур вслух, забывшись.

Даже наоборот — после смерти Оура она тут же смогла бы вернуться в мир демонов вместе со всей энергией, которую Оур в ней оставил. Любой здравомыслящий демон не долго думая бросил бы мага.

— Что тут непонятного — любит она тебя, — ответила Юнис, не задумываясь.

— ...Неужели?

— Да. Уж я-то знаю, я же тебя тоже люблю.

— Разве демон может влюбиться в человека?

— Обычно — не-а, — ответил Логан вместо Юнис.

— А как же Мари? — не сдержалась девушка.

— А Мари — ангел, епта!

Логан подмигнул правым глазом и выставил большой палец. С учетом его козьей морды выглядел он при этом особенно отвратительно. Впрочем, затем он снова принял серьезный вид и продолжил:

— ...Тут, короче, такое дело. Если выражаться понятными вам словами, представь себе статую или картину, которую считаешь красивой. А теперь, что статуя эта вдобавок ко всему — вкуснейшая конфета. Вот когда тебе попадаются такие необычайные люди, порой соглашаешься ради них на работу, от которой тебе никакого проку нет... ну типа той «игры», что ты в тот раз устроил. Но если ты спросишь, готовы ли мы жертвовать ради вас собственными телами, то в ответ услышишь однозначное «NO». Хотя, конечно, свое тело в этом мире я могу воссоздавать сколько угодно и ничуть не напрягаюсь, когда меня убивают.

Мышление у Логана типично демоническое. Вернее, даже несколько приближенное к человеческому. Но даже он считает, что демон ни за что и никогда не влюбится в человека.

— Так проще же у нее самой спросить? — предложила Юнис, увидев, как затих Оур, и решив, что тот не знает, как ответить.

Предложение вполне в духе известной своей прямолинейностью девушки. Она снова посмотрела вверх. Видимо, альвийские лучницы взяли перерыв, поскольку одна из виверн как раз приближалась к Оуру.

— Простите! — в слезах воскликнула Мио и опустила голову, едва спешившись с виверны. — Пожалуйста, простите!

— Если ты о том, что покинула лабиринт, то забудь. Наказывать не стану.

Однако девушка замотала головой. Элен и Лилу позади нее тоже смотрели виноватыми взглядами.

— За тебя извиняется, Лилу?.. Это была моя ошибка. Тебя я наказывать тоже не... — продолжил было Оур, но и Лилу покачала головой.

— Я, конечно, очень рада, но дело не в этом... эм-м, в общем, прости. Я просто не представляла, что дойдет до такого.

— Так что случилось? Объясните внятно.

— Ладно. Мы не смогли остановить Спину, — пояснила Элен вместо Лилу. — Если точнее, мы с леди Лилу особо и не хотели ее останавливать, но...

Оур так и не понял, что случилось, и тогда альвийка указала пальцем на горизонт. Маг перевел взгляд и увидел вдалеке, еще дальше армии, нечто огромное и зеленое. Вернее, отсюда оно казалось размером с палец, но с учетом расстояния выходило, что там существо какого-то невообразимого размера.

— ...Это еще что такое?

— Слизняк... которого создала Спина, — извиняющимся тоном пролепетала Лилу.

Часть 6

Способности слизняка оказались предельно простыми. От своих самых примитивных собратьев его отличали лишь две добавленные особенности.

«Поглощать всю магию, расти за ее счет» и «расти, но не делиться».

И слизняк такой остался бы по сути безобиден, если бы не ловушка Кэт, которая превратила его в практически несокрушимое оружие.

Кэт приказала выкопать ямы, через которые утекала энергия из лабиринта Оура. Этакие искусственные «точки выхода» силовых линий. И как только слизняк впитал утекающую энергию, он мгновенно разросся до огромных размеров.

— А это что за ворота? — спросил Оур, тоже перебравшийся на спину виверны и теперь смотревший на творение Спины сверху.

Слизняк казался очень вытянутым и торчал из каких-то поблескивающих ворот, за которыми, видимо, находилась другая половина тела.

— А-а, это я открыла. Думаю, надо бы спасти Оура! Раз-раз-раз и как-то получилось, — ответила Юнис, и Оур схватился за голову.

Вот почему герои так плохо кончают. Теперь ясно, почему помощь пришла так быстро.

Юнис смогла открыть врата телепортации, взломать которые практически невозможно, за счет одного лишь желания «спасти Оура». Маг мысленно записал в ближайшие планы улучшить защиты похожих врат в подконтрольных деревнях, ведь они ведут прямо в лабиринт.

— Короче говоря, его вторая половина, находящаяся за воротами, постоянно впитывает магическую энергию и растет, в то время как эта половина пожирает королевскую армию?

— Да, получается, что так, — подтвердила Элен и улыбнулась.

Солдаты, попавшиеся слизняку, не умирали мгновенно, ведь это создание питалось одной только магической энергией. С другой стороны, если из человека резко вытянуть всю энергию, он потеряет сознание. И действительно, внутри слизняка уже виднелись бессознательные люди.

Поначалу маги пытались обстреливать слизняка, но сразу поняли, что лишь ускоряют его рост, оставили тщетные попытки и пустились в бегство.

Мечи, копья и стрелы не помогали. Магия не помогала. Огнем такое огромное создание не одолеть.

Числом можно задавить любую силу. Подобно тому, как армия давила численностью, слизняк давил теми числами, которыми описывались его размеры, но суть оставалась той же самой.

— Не смешно.

Никто и никогда не пользовался такой тактикой. Помимо того, что собрать столько магической энергии слишком тяжело, получившимся слизняком невозможно управлять.

Он атаковал королевскую армию не от любви к Оуру, а просто потому, что видел в людях источник магической энергии. Ему не хватит ума подчиняться приказам, а если попытаться направить его заклинанием, он это самое заклинание просто проглотит. Крайне неприятное создание.

— Не беспокойтесь, — вдруг услышал Оур позади себя зловещий голос и невольно вздрогнул.

Он обернулся и увидел на спине соседней виверны не только альвиек, но и свою черноволосую ученицу.

— Этот слизняк растворяется в воде. Я полагаю, вам не составит никакого труда вызвать дождь с помощью магии.

— ...Никогда не создавай ничего, с чем не можешь справиться сама.

— Прошу прощения.

Спина из вежливости поклонилась, хотя явно не слишком-то раскаивалась в содеянном. Оур же, хоть и не подавал виду, с трудом сдерживал изумление.

О других типах магии судить пока сложно, но у Спины есть талант к созданию магических существ, в особенности слизняков. Причем такой дар, что попадается раз в несколько столетий.

Она уже сейчас способна на такое. До чего же она дойдет с опытом? Хоть Оура и радовало ее будущее, он ощущал и толику страха. Он даже задумался над тем, а не прикончить ли ее, пока еще не слишком поздно.

...Правда с этой точки зрения куда опаснее Юнис. Оур скосил взгляд на девушку с огненными волосами.

Появиться в самую нужную минуту и спасти друзей.

Оказаться в смертельной опасности, из которой тебя в самую нужную минуту спасут друзья.

Это одна из отличительных черт героев. Она спасла Оура, но когда сама оказалась в смертельной опасности, тут же появились Мио и Элен. Без силы Юнис здесь однозначно не обошлось.

Сложность же состоит в том, что такую силу невозможно сдержать просто сделав из Юнис «падшую героиню». К ней постепенно возвращаются силы «звезды героя». Может, она до сих пор не осознает, кто на самом деле Оур, но со временем обязательно станет тем, кем была раньше.

Останется ли она союзницей Оура, когда это произойдет? Если ее сбросить с виверны сейчас, она умрет. Ее убьет любимый человек. Это будет та самая трагедия, что достойна быть кончиной героя, и именно поэтому сила Юнис ее не спасет.

— М?..

Юнис ощутила на себе взгляд Оура, повернулась к нему и весело улыбнулась.

— ...Ты так свалишься. Лучше отойди от края, — сказал Оур и положил руки на ее плечи.

Юнис радостно прижалась к нему.

«Пока рано. Ее еще можно использовать», — мысленно проговорил Оур, убеждая сам себя.

— Итак, господа.

Оур сел на стул, закинул ногу на ногу и окинул взглядом министров королевства... точнее, тот самый совет старейшин.

По бокам от Оура встали Логан и Лилу, старавшиеся выглядеть предельно грозно.

— От вашей армии ничего не осталось. Безусловно, солдаты живы, но я надеюсь, вы понимаете, что их жизни в моих руках. Подчинитесь ли вы мне, объявите ли королем? Или же ваша страна будет стерта с лица земли и превратится в огромного слизняка, что будет вечно ползать по миру? Решайте быстро, я весьма нетерпелив.

Оур врал им напропалую. Слизняк не ел людей, и тем более не смог бы проесть каменные стены. Более того, пусть королевство особо не славится дождями, хотя бы один явно успеет начаться до того, как слизняк проглотит всю страну. Ну а от того, что человек, потративший 70 лет на создание подземелья, назвал себя нетерпеливым, Лилу едва не рассмеялась в голос.

— Да как ты смеешь, темный владыка! — воскликнул притаившийся гвардеец и пронзил мечом сердце Оура.

Маг даже бровью не повел и лишь взмахнул рукой, отдавая приказ Логану. Через мгновение тело гвардейца вспыхнуло. Меч упал, а от бедолаги не осталось даже лужицы крови.

— Итак, ваш ответ? — спросил Оур, словно ничего не случилось, и совет старейшин дружно вздрогнул.

Со всей страны приехали войска на помощь столице, но невообразимо огромный слизняк попросту забаррикадировал собой врата замка, и пробиться через него солдаты не могли.

С учетом того, что и совет находится в замке, армия не могла пойти не использование осадных заклинаний, а штурму мешал вышеупомянутый слизняк. Что же до короля, то на нем Оур и сидел. Маг наложил на правителя проклятие, превратившее того в стул.

Наконец, Оур во всей красе продемонстрировал министрам собственное бессмертие. Подсылать к нему убийц совершенно бесполезно.

— ...Мы действительно сохраним наши должности? — спросил один из министров.

— Да. Если вы станете служить мне вместо вашего короля, я гарантирую вам ваши должности. Сменится лишь тот, кому вы будете служить. Вы же сможете пользоваться той же властью, что и прежде, и набивать себе животы. А если вы не будете мешать мне править, я даже буду позволять вам больше, нежели старый король.

Слова Оура успокоили многих членов совета.

— ...Как прикажете. Мы приняли единогласное решение и будем служить вам, господин Оур.

Министры преклонили колени и поклонились. Все они — прогнившие насквозь людишки, думающие лишь о собственной шкуре. Всех, кто отличался, Оур уже испепелил.

Но маг нуждался в таких людях, чтобы захватить власть в стране. Пройдет дождь, и пожирающий магию слизняк Спины растает. Пройдет день и открытые Юнис пространственные врата вновь закроются. И тогда Оуру уже нечего будет противопоставить королевским войскам.

Может, все произошло куда раньше, чем планировал Оур, но он решил ухватиться за возможность стать правителем страны. Даже самая сильная армия ни на что не способна, если ее никто не возглавляет. Безусловно, внезапное назначение Оура королем вызовет немало роптаний, однако с ними помогут справиться министры.

Прошло три дня. Короля Фигурии, Карса Людиуса Фонситириуса Фигурию Восьмого казнили, затем Оура объявили следующим королем.

Разумеется, многие жители начали говорить о том, что демоны захватили власть в стране и убили короля. Однако крупных волнений не случилось, во многом потому, что уже захваченные Оуром города положительно отзывались о новом правителе, ну а немногочисленных несогласных подавили монстрами и армией.

Оур решил не менять название страны, однако соседние страны начали говорить о Фигурии как о королевстве зла, а мага стали титуловать «темным владыкой» уже официально.