Том 1    
Шаг 1. Нападаем на близлежащие деревни

Шаг 1. Нападаем на близлежащие деревни

Часть 1

— У-у-у, я думала, сдохну...

Лилу лежала на полу, вся перепачканная спермой, и с обидой смотрела на Оура.

— Не говори ерунды. Не может суккуб умереть от страсти.

Оур же даже после нескольких дюжин оргазмов не показывал и следа усталости.

— Что ты за чудовище? Сколько раз ты вообще кончил?..

— Тебе же понравилось? — с ухмылкой спросил Оур, на что Лилу надулась и отвела взгляд.

От обилия незнакомых ощущений Лилу обмякла и не сопротивлялась, что позволило магу насиловать ее всю ночь. Он изливал свое семя не только в ее влагалище, но и в анус, и в рот, а когда у Лилу не осталось сил даже двигаться, он начал пачкать ее тело снаружи.

Само по себе случившееся не расстроило Лилу. В конце концов, в их договоре есть пункт о том, что Оур может брать Лилу в любое время, и к тому же она суккуб, живущий сексом. Более того, она открыла для себя неизведанные ощущения, которые крайне впечатлили и ублажили ее.

Но в то же время она не могла честно признаться, что ей понравилось — помимо того, что Оур заставил ее испытывать эти чувства с помощью магии, гордость суккуба ранило, что человек обращался с ее телом по своему усмотрению.

— Ну, не дуйся так. Я ведь играл и развлекался с тобой не напрасно. В широком смысле это был еще один этап постройки подземелья.

— ...Каким боком это имеет отношение к строительству? — спросила Лилу, отдохнувшая настолько, чтобы оторваться от пола.

— Ядро подземелья черпает энергию из силовой линии. И емкость, и скорость наполнения пока не слишком впечатляют, но если использовать энергию лишь на заклинание восполнения выносливости, ее хватит навечно. С помощью такой перекачки энергии в выносливость я могу совокупляться с тобой практически вечно, — объяснил Оур свою аномальную стойкость.

Он отматывал время на несколько часов и таким образом возвращал свою силу. Когда уставал — отматывал снова. Благодаря этому его либидо получалось бесконечным. Да, это затратное по энергии заклинание, но все же куда проще по сравнению с омоложением.

— Однако все это справедливо, лишь пока я нахожусь рядом с ядром подземелья — в девяти метрах от него. Если отойду дальше, то уже не смогу черпать энергию из ядра. И вот тут в дело вступаешь ты.

Оур положил ладонь на голову Лилу и прочитал короткое заклинание. Энергия покинула тело Лилу и перетекла в Оура, после чего к суккубу мгновенно вернулись силы, а налипшая сперма разлетелась в стороны.

— Вместе с семенем я влил в тебя и свою энергию. Будучи дьяволом, ты способна накапливать в теле в разы больше энергии по сравнению с обычным магом. Ты будешь служить мне маленьким подвижным ядром подземелья.

От таких слов у Лилу дернулся глаз, но Оур не заметил.

— Я не собираюсь сидеть в этом подземелье вечно. Однако моих собственных запасов энергии ни на что не хватит. Но ты — демон, и у меня ушла целая ночь, чтобы наполнить тебя энергией. Пожалуй, этого мне на ближайшее время хватит...

— Не шути так со мной! — прервала его Лилу и вскинула кулак. — Эх, как же я хочу тебя, болвана, избить! Не могу из-за того, что условия договора запрещают вредить тебе, но очень, очень хочу!

— Ч-чего ты злишься?!

Оур полагал, что обоснование необходимости его действий заставит Лилу согласиться, но слова лишь подлили масла в огонь. Негодование слегка надувшейся Лилу переросло в самую настоящую ярость.

Можно сказать, весь смысл жизни суккубов состоит в соблазнении мужчин и совокуплении с ними, однако мало того, что Оур распорядился ее телом по своему усмотрению, он еще и нуждается в ней лишь как в канистре с энергией. Для Лилу эти слова означали ни много ни мало полное отрицание смысла ее существования.

— Ты раздражаешь меня, в следующий раз гоблинов насилуй! Чертов молодящийся старик-архитектор!

Дальше брани Лилу не шла. Договор устанавливал для нее границы дозволенного.

Однако она впервые в жизни настолько разозлилась на человека.

Часть 2

— Таким образом, сейчас мы атакуем вон ту деревню... Может, ты уже прекратишь злиться?

Поверхность. Оур не был здесь несколько месяцев, а Лилу, если считать со времени прошлого призыва, несколько десятилетий. Оур указал пальцем на видневшуюся вдали деревушку, а затем повернулся к до сих пор дующейся Лилу.

— Я ничуть не злюсь, — ответила она отчетливо обиженным голосом, и Оур мысленно вздохнул.

Конечно же, маг тоже успел понять, что ее задели не действия, а слова, но так и не придумал, что сказать ей такого, чтобы она перестала обижаться. Впрочем, он не влюбленный по уши юнец и потому решил, что завоевывать расположение девочки — пустая трата времени. Несмотря на внешность и повадки юной девушки, Лилу все-таки демон. Вряд ли она позволит своим чувствам стать помехой работе.

— Итак, объясняю еще раз. Я относительно неплохо владею магией, но большую часть исследований посвятил созданию ядра подземелья. Могу уверенно сказать, что я один из лучших экспертов всего мира по обращению с энергией, но опыта боев у меня нет, так что к сражениям я непригоден. Конечно, простым селянам вряд ли удастся меня одолеть, но если среди них окажется, например, относительно умелый мечник, мне придется несладко. Другими словами, сражаться можешь лишь ты. Я рассчитываю на тебя.

— ...Хорошо, я их всех поубиваю! — прорычала в ответ Лилу со зловещим взглядом.

Оур мысленно посочувствовал селянам, на которых она будет вымещать свой гнев, и в сопровождении суккуба направился к селу.

У входа в деревню обнаружился оберег в виде каменного изваяния монстра, а также селянка.

— Отлично, вот с нее и начн... кфе-е-е! — ринулась в бой Лилу, но Оур схватил ее за шиворот. — Что ты делаешь?!

Проигнорировав ее, Оур обратился к селянке:

— Эй, девочка. Приведи сюда вашего старейшину. Я — злой маг Оур, пришел требовать с вас дань. Сообщи, что всех, кто станет сопротивляться, ждет лишь смерть.

— ...Чего?

Селянка с подозрением уставилась на помпезно заговорившего Оура. Точнее, она взглянула на него как на сумасшедшего. Оур зачитал короткое заклинание, создавшее возле ладони огненный шар, и метнул пламя в изгородь.

Раздался взрыв, и хлипкий деревянный забор разлетелся. Огонь распространился дальше, и уже скоро от изгороди остались одни угольки.

— Я не буду повторять. Делай, что я сказал, или вместо деревни вернешься на пепелище, — глухо сказал Оур.

Женщина вскочила и убежала вглубь деревни.

— Так не интере-есно! Что мешает нам убивать их без разбора? — с недовольством предложила Лилу экстремальный метод.

— От живых больше пользы. Но если они откажутся, жалеть их не стану. А эта деревня наверняка откажется.

— Откуда ты знаешь?

— Сама смотри.

Оур ухмыльнулся, а Лилу посетило неприятное предчувствие.

Через какое-то время появился похожий на деревенского старейшину мужчина в самом расцвете сил и с тростью. На вид ему где-то 45 лет. Волосы у него коричневые, а тело мускулистое.

— Простите, что заставил ждать, владыка Оур. Мне сказали, вы соизволили истребовать дань...

— Да, именно. Если выполните мои требования, я вас не трону, но если нет — испепелю всю деревню.

— Это очень страшно... конечно же, мы выплатим дань... — старейшина низко поклонился, взялся за посох обеими руками и вскинул его, как в молитве. — ...Сталью!

Половинки посоха разошлись в сторону, обнажая блестящее лезвие. Посох с сюрпризом.

Одновременно с выхватыванием клинка старейшина сократил расстояние, а затем замахнулся на шею Оура. Совершенно неожиданный смертоносный удар. Однако Оур без труда уклонился от него.

— Тц, не попал...

— Лилу, защищай меня.

Поскольку этот приказ прописан в их договоре, Лилу вышла вперед, загораживая Оура. И почти в то же самое мгновение из домов за спиной старейшины высыпали вооруженные селяне.

— Эй! Что это значит?!

— Что они с самого начала совершенно не собирались подчиняться, вот что. Хотя отыгрыш у них, конечно, так себе. Очевидно, что трость в руках мужчины, которому не исполнилось и пятидесяти — не что иное, как потаенное оружие.

Первая половина объяснения Оура предназначалась Лилу, а вторая — старейшине.

— Премного благодарен за совет. В следующий раз буду осторожнее... но уже после вашей смерти!

Старейшина набросился на Лилу с мечом.

Когти Лилу удлинились, словно клинки, и она с трудом заблокировала атаку.

— Оур, он слишком силен!.. Я с ним не справлюсь, нужно бежать! — обратилась Лилу тихим, слышным лишь Оуру голосом, продолжая чудом отражать меч когтями.

— Нет, — резко отказался Оур.

Сейчас Лилу еще терпит, но когда до них добежит толпа селян, то уже не сможет защитить Оура. И вообще, суккубы — не из тех демонов, что блистают на поле боя.

Конечно, определенные умения у них все же есть, и новобранец с мечом им по зубам, но старейшина, судя по движениям, относится к опытным бойцам.

Раздался пронзительный звук, с которым переломились когти Лилу.

— Прощай, демоница. Если хочешь обижаться — обижайся на своего глупого хозяина. Скоро он отправится вслед за тобой.

Старейшина занес клинок.

— Убей его. Сейчас.

И вдруг из груди старейшины появилась серая рука.

— Э?.. — удивленно обронила Лилу.

Замерла и она, и все остальные, не понимая, что произошла.

Рука появилась не из пустоты. Она принадлежит тому самому каменному стражу, что прежде стоял на входе деревни, а теперь пронзил старейшину насквозь.

Старейшина безмолвно скончался и упал на землю.

— Остальные — просто нетренированное пушечное мясо. Займитесь ими, Лилу, гаргулья.

Оставив ошарашенных людей стоять на месте, Оур развернулся и ушел.

И началась резня.

— Слушай, а когда ты успел поставить гаргулью? — спросила Лилу у Оура примерно через полчаса в центре опустевшей деревни... вернее, на её руинах. — Сначала я подумала, что ты сдвинул статую магией, но это оказалась самая настоящая гаргулья. Я очень удивилась.

Гаргульи, в каком-то смысле, одни из самых знаменитых демонов. Эти крылатые, уродливые и поистине демонические на вид создания известны в первую очередь тем, что неотличимы от каменных статуй, когда не двигаются.

Именно поэтому скульпторы нередко делают похожие на гаргулий статуи, которые используют в качестве оберегов и для отпугивания бандитов. Мысль — «а вдруг настоящая?» — все-таки останавливает некоторых. Но вряд ли старейшина деревни предполагал, что статуя, охранявшая их деревню, сама станет причиной его гибели.

— Поставил лет тридцать назад.

— А? — ответ застал Лилу врасплох, и у нее отвисла челюсть.

— Я еще полвека назад узнал, что где-то неподалеку проходит силовая линия. Однажды я пришел сюда под видом торговца, и селяне радостно купили гаргулью со словами: «Какая она у вас реалистичная!» Разумеется, продал я им настоящую. Именно благодаря ей я узнал о силе старейшины и его характере. Похоже, он в свое время был авантюристом и довольно известным мечником. Я знал, что он не подчинится, поэтому побудил их собраться в кучу — так легче вырезать.

— Понятно... все-таки ты омерзительно хитер и расчетлив.

— Приму за комплимент, — равнодушно отозвался Оур, заканчивая подготовку к заклинанию — великую магическую диаграмму.

В огромный круг, нарисованный в самом центре деревни, они сложили трупы селян.

— Что же, пора приступать. Такую кучу будет непросто обработать. Мне нужна энергия.

С этими словами он силой притянул к себе Лилу и припал к ее губам. Лилу выглядела немного недовольной, но сопротивления не оказывала.

— ...На всякий случай отмечу, что из тебя энергию я могу даже рукопожатием добывать.

— Ага-а, по-о-ня-тно, — безразлично протянула Лилу, но обиженных взглядов бросать не стала, а значит, возмущена не слишком сильно.

«Наконец-то перестала дуться? Как же с ней тяжело...» — подумал Оур и с удивлением для себя отметил, что она раздражает его не так сильно, как он предполагал.

Решив не добавлять, что поцелуй — наиболее эффективный способ возвращать энергию, он повернулся к диаграмме, выпрямился и начал читать заклинание.

Часть 3

— Ну вот, теперь у нас и армия есть.

Оур удовлетворенно окинул взглядом мужчин и женщин всех возрастов, стоящих перед ним. Разнообразием отличаются не только лета и половая принадлежность — в руках у них помимо мечей и палок еще и сельскохозяйственные инструменты, и вообще все, чем только можно воевать.

Единственное, что объединяет их — все они мертвы. Магия Оура вдохнула жизнь в эти трупы, превратив в так называемую нежить.

— Ты и правда не доверяешь людям... — обронила Лилу, оглядываясь по сторонам.

Договор гаргульи вынуждал ту полностью подчиняться Оуру. Она лишь смиренно выполняла его приказы, а когда приказов не было, не делала совершенно ничего. Это довольно распространенный контракт, когда речь заходит о низкоуровневых демонах.

Что же до оживших трупов, то у них и вовсе нет своей воли. Они просто марионетки, приводимые в движение энергией Оура. И даже Лилу, единственная из приспешниц Оура, обладающая свободной волей и определенной самостоятельностью, связана подробно прописанными пунктами контракта.

Лилу догадывалась, что такая обстоятельность связана с какими-то событиями прошлого, но не спрашивала об этом, причем вовсе не из-за заботы об Оуре. В их договоре есть пункт, прямым текстом запрещающий ей «расспрашивать о прошлом».

— Ну что, идем в следующую деревню?

Возможно, Оур не услышал бормотания Лилу, или же предпочел проигнорировать.

Во всяком случае, отвечать он не стал.

— Следующую? Мы и на другие нападем?

Благодаря этой деревне они обзавелись и продуктами, и драгоценностями, и армией нежити. Конечно, деревня не самая большая, но поскольку урожай здесь собрали недавно, то улов вышел неплохим. Лилу, как демон, не ест человеческую пищу, а одному Оуру этой еды хватит с лихвой.

— Ты что, сейчас начнется самое главное, — Оур зловеще улыбнулся, а Лилу приставила ладонь ко лбу.

Пусть она и знает Оура лишь один день, но уже успела уяснить, что такая улыбка ничего хорошего не сулит.

Молния с характерным грохотом разверзла пространство и ударила в землю, опалив ее.

Стоит такая ясная погода, что на небе не найти ни облачка. Ни грозы, ни дождя быть не должно, но молнию эту создала магия Оура.

При нешуточных затратах энергии, молния — слишком узконаправленная атака, к тому же не очень эффективная. Живых существ она убивает без проблем, но ничего не может поделать с камнями и прочей неживой природой. Однако при всей неэффективности этого заклинания оно отлично подходит для запугивания противников.

Селяне высыпали из домов, удивившись грому средь бела дня. Их взглядам предстали подозрительный мужчина в серой мантии, одетая на грани приличия девушка и окровавленное воинство.

— Внемлите, я — злой маг Оур!

— Я, кстати, не понимаю, что за маг станет представляться «злым»? — шепотом подколола Лилу.

— Цыц. Им так понятнее, — так же тихо отозвался Оур. — Я пришел к вам сегодня, чтобы предложить «сделку».

На всякий случай Оур обращался к самому старому из мужчин, которого видел возле себя.

— С-сделку?..

Эта деревня оказалась гораздо трусливее предыдущей. Помимо того, что здесь старейшина не настолько силен, за спиной Оура ждет небольшая армия нежити.

— Именно. Раз в месяц вы будете посылать мне продукты, а раз в год — самую красивую и непорочную из ваших дев. Взамен я сделаю вас счастливыми. Вы никогда не пострадаете от неурожая, а волки, нечисть и разбойники не будут вас тревожить.

Лилу удивилась, но Оур не обратил внимания.

— А если мы... откажемся?.. — осторожно поинтересовался селянин, и Оур взмахнул рукой.

Армия нежити за спиной сделала несколько шагов вперед.

— Перед вами глупцы, отказавшиеся от сделки.

— Георг!.. — воскликнули несколько селян, опознав среди трупов бывшего старейшину.

— Этот дядька был довольно знаменитым, — шепотом заметила Лилу.

— Для такой маленькой деревни он был превосходным воином. Я не удивлен, — шепотом отозвался Оур, а затем вновь обратился к деревне: — Каждого, кто осмелится противостоять мне, ждет не милосердная смерть, а вечное тяжелое служение. Но согласившись на сделку, вы обретете сотни лет богатого урожая, который с лихвой покроет все, что вы пошлете мне. Посылая девушек мне, вы обретете безопасность и сбережете жизнь многим другим. Итак, кто ваш старейшина — мудрец? Или же глупец?

Селяне переглянулись, но их ответ очевиден.

Они не стали долго спорить, и быстро поклялись в верности Оуру.

— Хорошо. Постройте алтарь в центре деревни и первого числа каждого месяца возлагайте на него дань. Вы будете жертвовать одну корову, двух свиней, пять куриц, а также двадцатую часть урожая каждой культуры, собранной в истекшем месяце. Девушка должна ждать на алтаре первого числа месяца дракона. И помните — она должна быть прекрасной юной девой, не знавшей мужчин.

— Какой же ты дотошный... — тихо обронила Лилу, но Оур пропустил ее слова мимо ушей.

Затем он установил в центре города гаргулью для надзора и охраны, благословил поля на богатый урожай, оставил несложные чертежи алтаря, который селянам надо построить, и ушел из деревни вместе с Лилу и армией нежити.

— Фух... как возвращаешься, сразу так расслабляешься.

Еще несколько дней они ходили по близлежащим деревням и заключали аналогичные контракты, после чего, наконец, вернулись в подземелье.

В конце концов, сопротивление оказала лишь самая первая деревня, а еще с шестью заключили контракты. Некоторые деревни расположены достаточно далеко, но ядро подземелья позволяет использовать и магию телепортации, так что это неважно. Те алтари, которые приказал построить Оур, нужны как раз для наведения заклинаний.

С помощью мебели, вынесенной из разрушенной деревни, безрадостную комнату удалось немного обставить, и Оур откинулся на спинку дивана.

— Но я немного удивлена. Я полагала, мы уничтожим и разграбим все деревни, но ты, наоборот, поделился с ними энергией и обеспечил безбедное существование.

Конечно, после насилия Лилу не стали бы терзать муки совести, но ей, тем не менее, приятно, что селяне не остались обделены. Пусть она и демон, но не из тех, кого можно назвать воплощением смерти и разрушения.

— Если так делать, никаких деревень не хватит. Я сделал так по той же причине, по которой люди ухаживают за скотом. Если они умрут от голода или им не будут давать жить, мои доходы тоже пострадают.

— А-а, понятно.

Понимание пришло к Лилу, как только она услышала слово «скот», ведь с точки зрения демона люди как раз попадают в эту категорию. Существование людей выгодно демонам, поэтому они не хотят убивать без разбора, и им даже отчасти приходится переступать через себя, чтобы прикончить беззащитного человека. Хотя тех, кто посмел оскалить против них зубы, они убивают без колебаний.

— Оур, на самом деле ты даже больше похож на демона, чем сами демоны.

— ...Сочту за комплимент, — Оур слегка расстроился от ее слов, поднялся с дивана и пошел к кровати. — Впереди еще много работы, но эту задачу мы выполнили. Пора бы и отдохнуть... иди сюда.

— Ты же говорил, что на ближайшее время хватит? К тому же скоро тебе пришлют молоденькую девушку.

Несмотря на свои слова, Лилу не ослушалась приказа и подошла к кровати.

«О господи, она опять обижается?» — сокрушенно подумал Оур, но виду не подал.

— Первая появится только через две недели. И вообще, девственниц я просил не только для утех.

Оур, не вставая с постели, притянул к себе Лилу и заключил в объятия против ее воли.

Каждой из шести деревень он назначил разные месяцы для жертвования девушек, так что новые девственницы будут появляться раз в два месяца.

— Может, в тебе и осталось достаточно энергии, но мне свою «энергию» надо бы куда-то выпустить. К тому же... разве хоть одна человеческая женщина сможет сравниться с суккубом, существующим ради любовных утех?

Оур не привык льстить, но Лилу все же повернулась лицом к нему и хитро улыбнулась.

Пусть это и лесть, но правдивая, и Оур считал пусть и небольшим, но унижением то, что она вынуждает его говорить слова, без которых вполне можно обойтись.

— К тому же, твое магическое тело будет постепенно увеличивать вместимость по мере того, как я буду вливать в него энергию. И это при том, что ты и так на порядок вместительнее человека. Так что готовься, я буду заниматься тобой очень часто.

— Хорошо... мой гос-по-дин, — шепнула на самое ушко Лилу.

Оур повалил ее на спину и еще раз протяжно вздохнул.

«Какого же трудного демона-партнера я себе выбрал».

Оур до сих пор не понял, что похожим образом о нем думала и Лилу.

Часть 4

— Ах... мне было так хорошо!

Лилу лежала на кровати с совершенно блаженным лицом, словно кошка, дремлющая в лучах солнца. Из щели между ее ног стекала густая белая жидкость, а сама она заляпана спермой еще тщательнее, чем в прошлый раз, но, в отличие от того случая, не вымоталась до полного бессилия.

— ...Ты такая спокойная. Магия не подействовала?

— Нет, дело не в этом. Я кончила много раз... — с этими словами Лилу повернулась и со словами «давай почищу» заглотила половой орган Оура. — Наверное, в этот раз прошло куда легче потому, что я оставила тщетное сопротивление и приняла все как есть... к тому же, в этот раз мы занимались на кровати, не нужно было о позе думать.

Хотя язык Лилу вовсю вылизывал член Оура, тот ясно слышал все слова, которые она произносила. Дело в том, что суккубы не говорят с помощью языка и рта — эти органы нужны им лишь для ублажения мужчин.

— Аха, он снова встал... и еще, Оур, ты ведь вместе с семенем вливаешь в меня и магическую энергию, так? Поскольку договор запрещает мне высасывать жизнь без твоего согласия, я этого не делала, но немного энергии пососала. Возможно, это помогло моей выносливости.

— ...Что?

До этого самого момента Оур возлежал на кровати, ублажаемый Лилу, но резко вскочил, услышав эти слова.

— Я с-совсем чуть-чуть! В контракте об этом не было ни слова, так что я ничего не нарушила... — сразу же оправдалась Лилу.

Причем за все это время она так и не отцепила рот от промежности Оура, как и положено суккубу.

— ...Чаще всего демоны не могут напрямую высасывать у людей их энергию. Термин «магическая энергия» объединяет две принципиально разные субстанции — «ману», что содержится в воздухе и земле, и «оренду», наполняющую живых существ. То, что собирает ядро подземелья, и то, что я вливаю в тебя — моя личная оренда. Чтобы кто-то другой мог совершать с ней какие-нибудь действия, ему нужно сначала преобразовать ее в ману, а затем — в собственную оренду...

— А-а, поняла. Похоже, Оур, у нас с тобой похожие типы энергий, поэтому я смогла высосать ее просто так. Наверное, можно сказать, мы подходим друг другу? — непринужденно отозвалась Лилу и заглотила член Оура по самое горло, исполняя языком последние штрихи.

— Но ведь моя энергия янтарного цвета? У демонов чаще всего черная или фиолетовая... кх, кончаю!..

— М-м, как вкусно... характер у тебя, Оур, так себе, а вот семя очень вкусное, — заявила довольная Лилу, звучно проглотив излитую сперму и высосав остатки, как из соломинки.

— Да уж, спасибо... Ладно, если мы пользуемся одной и той же энергией, это нам на руку. Я разрешаю использовать десятую долю той энергии, которой тебя наполняю.

Оур покинул испачканную потом, спермой и смазкой постель, вытерся влажным полотенцем и оделся.

— Надо будет найти время и сделать помещение для омовений. Но пока... есть вещи поважнее.

Оур нарисовал кровью несколько диаграмм, похожих на те, что использовал для вызова Лилу. Впрочем, эти диаграммы куда проще.

— Подземелье уже есть, обставлено мебелью, поставки продуктов налажены... разве нам что-то еще нужно? — спросила Лилу, меняя постельное белье.

— Не сачкуй, дел невпроворот. Если бы я хотел довольствоваться этим, не стал бы тебя призывать... придите же, бесы! — воскликнул Оур, и из магической диаграммы высыпало несколько маленьких демонов.

Размером они напоминают человеческих младенцев, но совершенно лишены детского обаяния. Их тела совершенно лысые, а на спинах растут крылья, как у летучих мышей. В глаза бросаются острые уши и зловещие ухмылки на уродливых лицах.

Это демоны, пусть и занимающие одну из нижних ступеней иерархии. Они способны использовать магию, а по интеллекту сравнимы с людьми, так что маги нередко призывают их в качестве фамильяров.

— Первым делом нужно расширить подземелье. Бесы, копайте строго по этой карте.

Оур вручил бесам заранее заготовленную карту, и они тут же принялись за работу.

— Расширение подземелья преследует две цели. Первое — защита от вторжения, вторая — увеличение количества собираемой энергии.

Лилу стояла с грязными простынями и не знала, куда их деть. Оур забрал белье у растерянной демоницы, взамен всучив копию карты.

— Сейчас наше подземелье — это практически прямая шахта, ведущая в эту комнату. Я копал прямо, чтобы поскорее добраться сюда. Если кто-то решит атаковать, то быстро проникнет в эту комнату, а это плохо. Если уничтожить ядро подземелья — всему конец. Поэтому из подземелья необходимо сделать сложный лабиринт, чтобы добраться сюда было сложнее.

— ...Что мешает просто замуровать вход в эту комнату? — предложила Лилу не блещущее оригинальностью решение, и Оур покачал головой.

— Вторая причина, которую я только что упомянул, не даст так сделать. Пусть эта комната и находится в самом центре силовой линии, это не значит, что энергия вливается в ядро сама по себе. Все проходы исписаны магическими письменами, которые направляют энергию к ядру. Они напоминают корни, раскинувшиеся под землей. И чем просторнее будет подземелье, тем больше энергии будет вливаться в ядро. Но его нельзя изолировать.

— А-а, поняла. Получается, подземелье это что-то вроде трехмерной магической диаграммы?

— Быстро схватываешь, только не «вроде». Это диаграмма и есть.

В узорах и орнаменте заключен смысл. В смысле заключена сила.

Магические диаграммы реализуют смысл, заключенный в узорах. Например, самая простая из диаграмм — обычный круг. Он несет значение «разделения внутреннего и внешнего», и с его помощью можно организовать несложный барьер.

Оур пытался сделать крайне сложный и раскидистый узор. Все стены следовало покрыть диаграммами, и даже сами по себе коридоры должны складываться в узоры.

Кроме того, в отличие от обычных заклинаний, которым достаточно начертания знаков на плоскости, подземелье будет представлять собой диаграмму объемную.

— Ого... хитро ты придумал, — восторженно обронила Лилу, глядя на карту.

— А ты что говоришь так, будто здесь ни при чем? — Оур протяжно вздохнул. — Я призвал тебя не только ради плотских утех. Ты тоже приложишь руку к этим планам.

— Что?! Нет-нет-нет-нет-нет, я не смогу! Ты о чем? О том, что я должна следить, чтобы энергия вливалась в ядро, не застаиваясь, чтобы лабиринт был непредсказуемым для гостей?!

— И еще за тем, чтобы по всему лабиринту располагались защитные системы, за тем, чтобы монстрам хватало жизненного пространства, за количеством, размером и расположением комнат...

— Это ведь еще сложнее! Я ни за что не смогу!

— Не нервничай, я не требую ни построить все за день, ни работать в одиночку. Ты будешь учиться у меня и начинать с малого.

Лилу еще раз окинула взглядом план и нахмурилась. Демоны, в отличие от людей, используют магию, не вдаваясь в ее логику. Впрочем, базовые понятия о магических знаках они имеют и читать их способны.

Но проработанность тех диаграмм, что обрисовал Оур, выходила далеко за рамки ее понимания.

— Вот уж не думала, что мне придется учиться магии... конечно, я помню о договоре и не буду отказываться, но не жди от меня многого, хорошо?

— Все будет нормально, ведь ты смогла понять сложность схемы, когда посмотрела на нее. Важнее понимать не то, что ты знаешь, а то, чего не знаешь. Когда-нибудь научишься, — сказал Оур, глядя ей в глаза, и Лилу отвела взгляд.

— Ну, что смогу — сделаю, я ведь твой фамильяр...

Оур кивнул, ухмыльнулся и положил руки на плечи Лилу.

— Что же, начнем с простого упражнения?

Лилу поняла смысл этой ухмылки, когда было уже слишком поздно.

— Фу-у, воняет...

Лилу со страдальческим видом водила небольшим ножом.

Ее бросало в оторопь от таких мерзких, склизких прикосновений, и от крови и жира, пачкавших ее руки.

Она занята тем, что соскребает мясо с неподвижного трупа бывшего селянина.

— Старайся не царапать кости. И плоть лучше счищай, она только мешается.

— Ее что, просто сжечь нельзя?!

— Нельзя. От огня кости станут хрупкими и бесполезными. Хорошего скелета можно создать только своими руками.

«Обучение» Лилу началось с урока создания скелетов. Конечно, можно пользоваться и просто ожившими мертвецами, но они слабые и неповоротливые. Бессмысленно строить запутанный лабиринт, а затем доверять его защиту им. «Ожившие кости», получаемые путем зачарования очищенных от мяса скелетов, тоже не слишком сильны, но при этом гораздо быстрее простых оживших мертвецов.

Мертвые не пользуются плотью, она для них — просто лишний вес. Точнее, она исполняет защитную функцию, и поэтому скелеты немного уязвимее мертвецов, но особой выносливостью не обладают ни те, ни другие.

Очевидно, что скелеты, способные бегать не хуже человека, куда более эффективные охранники.

— Как закончишь счищать, нарисуй на костях диаграммы и оживи. Рисуй так, чтобы энергия вливалась в суставы. Не забудь добавить ощущения, потому что от слепого скелета толку никакого.

Каждый труп нужно аккуратно очистить, затем вырезать на костях диаграммы, затем приняться за следующего...

Пусть они и уничтожили лишь одну деревню, трупов у них несколько сотен.

— Ладно, я пока займусь другой работой. Не отлынивай.

— Эй, сто... ну помоги мне хоть немного, глупый господи-и-и-ин! — раздался вопль Лилу из глубины темной пещеры.