Том 1    
Шаг 4. Собираем коварных слуг

Шаг 4. Собираем коварных слуг

Часть 1

— Так... Мари, ты сюда...

— Я буду тут...

— Ага, потому что я летать умею...

— В таком случае я...

Оур проснулся от приглушенного шепота и обнаружил перед собой бледные ноги.

Разобравшись, куда они уходят, он увидел рядом со своей промежностью четыре головы.

— ...Что вы творите? — глухо спросил он.

— А, утра, господин.

— Доброе утро, учитель.

— Доброго, Оур!

— Доб-брое утро, владыка Оур.

В ответ раздались четыре приветствия.

Все его спутницы раздеты догола и водят языками по восставшему естеству.

Между ног Оура торчала голова Мари, усердно вылизывавшая половой орган сзади.

Левую сторону оккупировала Юнис, сосредоточившаяся на ласке яичек.

Справа — наклонившая голову Спина, припадающая к стержню так, словно играет на флейте.

Наконец, Лилу, расправив крылья, легла на воздух над головой Оура, и водила языком по головке члена.

Благодаря этому глазам Оура во всей красе представали и ее пышные бедра, и гениталии, и объемная грудь.

— Аха, он встал. Все-таки в сознании ты совсем по-другому реагируешь. Как тебе утренний минет в исполнении четырех наложниц, господин?

Безусловно, Оуру позавидовал бы любой мужчина, но на самом деле оральные ласки от нескольких девушек сразу не так приятны, как может показаться. Как ни странно, главное удовольствие во время минета доставляют движения ладоней, а в такой толпе ласкать руками не слишком удобно.

Впрочем, все эти знания применимы лишь к обычным девушкам. Когда же оргией руководит суккуб, знающий техники ублажения в совершенстве, ощущения совсем другие.

Вместе с аппетитной задницей суккуба покачивался и хвостик, словно дирижируя телами девушек. А те одновременно целовали, лизали, сосали и заглатывали член.

— Кх... ага, продолжайте в том же духе.

Оур протянул руки и крепко сжал грудь Юнис и Спины. В ответ они развернулись так, чтобы ему было удобнее, после чего Лилу указала им усилить натиск.

Четыре языка работали вместе, словно пальцы одной руки, охватывая достоинство Оура со всех сторон.

Дьявольская (буквально) ловкость их движений быстро довела Оура до оргазма.

Он не стал сопротивляться и вылил белые плоды своей похоти на четыре лица.

— ...И? С чего вам это в голову взбрело?

— Э-э, мы все хотели разбудить тебя, Оур...

— Мы ведь так и не договорились, кто отвечает за твою побудку, господин.

— Все наперебой предлагали себя, и в итоге Лилу предложила нам разбудить вас вместе.

— И у нас пол-лучилось!

Они ответили очень слаженно. И когда они так сдружились?

Оур вздохнул и отозвался:

— Ладно, пора бы разделить между вами обязанности.

— На данный момент наша первоочередная задача — сбор армии, — сообщил Оур после того, как все они умылись и съели завтрак, который приготовила Спина.

Оур взял в руки мел и начал рисовать на доске, невольно вспоминая времена преподавания в обществе магов.

— Мне хватает помощниц, и мы обеспечены всем необходимым для жизни. Теперь нам нужны войска для расширения владений.

Поскольку Юнис разгромила большинство скелетов и гоблинов, а Оур растратил большую часть магической энергии, сейчас у них практически нет вооруженных сил.

Покуда у них есть Юнис, за оборону можно не переживать, но нападение — совсем другое дело.

— Способы повышения численности армии можно разделить на четыре типа. Естественный прирост. Наем. Создание. Призыв. Теперь подробнее...

Мари уже заснула за столом, а Оур все продолжал.

Вопрос о том, зачем Мари вообще сюда пришла, он решил не задавать ввиду его бессмысленности.

— Для начала, естественный прирост. Я уже касался этой темы, но всевозможные монстры и нечисть склонны сами собираться в подземельях. Хороший пример — те гоблины, что обустроили гнездо возле входа. Эти создания не враги нам, но и не союзники. Если беспечно приблизиться к ним, могут и напасть. Наша собственная территория охраняется барьером, который их отпугивает, поэтому штурмовать глубины они не станут, но что важнее — мы сами не должны к ним лезть... В частности, Спина, я поручаю тебе следить за тем, чтобы к ним не забрела Мари.

— Есть.

Мари, услышав свое имя, проснулась и удивленно посмотрела по сторонам.

— Лилу, твоя задача — следить за приходящими монстрами. Как правило, демоны им не интересны, ведь ваши тела состоят из энергии, а не из плоти. Они инстинктивно чувствуют, что в еду вы не годитесь. Сообщай, когда у нас поселится что-то новое.

— Ла-адно, — протянула Лилу, взмахивая рукой. Совершенно непонятно, нравится ей такое назначение или нет.

— Основными факторами, управляющими естественным приростом, являются уровни злобы и глубины, а также форма помещений. Чем больше глубина и плотнее злоба, тем сильнее твари, которых приманивает подземелье. Что же до формы комнат, у разных монстров свои предпочтения, поэтому помещения необходимо строить разнообразные. Одни любят тесноту, другие простор, третьи высокие потолки, четвертые воду и так далее.

— Можете пояснить, что есть злоба и глубина? — спросила, подняв руку, Спина, когда Оур ненадолго прервался.

Оур порадовался воспитанности ученицы и пояснил:

— Под злобой можно понимать плотность «демонического запаха» в воздухе. Плотность эта повышается от смерти живых существ и присутствия демонов. При достаточной плотности злобы в подземелье начнут возникать злые духи, которые тоже относятся к естественному приросту. Под глубиной имеется в виду буквально глубина подземелья. Максимальная плотность злобы рядом с поверхностью сильно ограничена. Чем глубже — тем плотнее злоба. На данный момент в нашем подземелье три уровня... но я собираюсь углублять его и дальше.

Спина кивнула с понимающим видом. Юнис сидела озадаченная, не совсем переварив объяснения Оура. Убедившись, что все еще находится более-менее на одной волне со слушательницами, Оур продолжил:

— Далее наем, но это сравнительно простой метод.

И поэтому, если они не поймут, это уже повод для беспокойства.

— Среди пришедших в подземелье монстров, а также людей, проникших в подземелье, есть те, кто согласны примкнуть к нам на определенных условиях. Конечно, это относится только к созданиям, обладающим определенным уровнем интеллекта. Таких созданий можно подкупить едой или деньгами. Деньги вообще способны нанять много кого, поэтому нужны. Это и есть суть найма.

— О-о, это попроще, — ответила Юнис, в этот раз хорошо поняв объяснения.

В каком-то смысле ее саму можно отнести к наемным войскам. Ее валюта — верность.

— Этот метод я, как правило, буду брать на себя, но мне понадобится поддержка Юнис. Заключение контракта требует демонстрации силы, иначе меня будут недооценивать. Переговоры буду вести я, а ты, Юнис, будешь стоять рядом и смотреть суровым взглядом.

— Так точно! — бодро ответила Юнис, обрадовавшись тому, что и для нее, наконец, нашлась работа.

— Среди монстров могут возникать разногласия и конфликты. Другая твоя работа, Юнис, будет состоять в их подавлении. Другими словами, поддержание порядка. Лилу, если обнаружишь какие-либо беспорядки, сообщай мне и Юнис.

— Как скажешь.

— Это по мне, я в этом деле мастер!

Удовлетворившись ответом, Оур возобновил объяснения:

— Создание войск, Спина, я поручаю тебе. Под созданием я понимаю изготовление псевдоживых тварей вроде големов и скелетов. Строго говоря, в бою они практически бесполезны. Они не слишком сильны и практически безмозглы. Но... при этом абсолютно верны и не знают усталости, поэтому из них получаются великолепные работники. К тому же им не нужна еда, так что этот метод дешевле найма.

Спина уверенно кивнула. Судя по тому, как внимательно она слушает, эта девушка очень смышленая.

По мнению Оура, уже через месяц она наверняка научится создавать неплохих существ, а через год-два станет отличным магом.

— Наконец, призыв, здесь все должно быть понятно, поскольку один призванный демон находится прямо здесь. Призыв я целиком и полностью беру на себя, поэтому вам в нем разбираться не обязательно. Впрочем, кое-что все же объясню, — проговорил Оур, бросая взгляд на Лилу. — Как нетрудно догадаться, суть призыва демонов состоит в их вызове из демонического мира и принуждения к работе. Призыв занимает очень много времени и требует очень много энергии на осуществление, а также поддержание призванного демона. Это самый затратный метод из всех, причем со значительным отрывом. Но... в то же время его эффективность гарантирована. Лилу, как суккуб, не слишком полезна в бою, но прочие демоны обладают такой силой, что никакие монстры с ними не сравнятся. Другими словами, демоны играют роль козыря.

— Поня-ятно, — протянула Юнис, не осознавая, что на самом деле сама является главным козырем Оура.

В памяти еще свежи воспоминания о том, как она играючи расправлялась с адскими гончими — слабыми, но все же демонами.

— Подведу итог. Естественный прирост не требует затрат, но это не регулярная армия. За него отвечает Лилу. Наем позволяет получить надежных воинов, но требует денег. За него отвечает Юнис. Создание существ достаточно экономично по затратам энергии, но в бою такие создания почти бесполезны. За него отвечает Спина. Наконец, призыв демонов требует много энергии, но приносит сильнейших бойцов. За него отвечаю я.

— Я-ясно. Пойду обойду лабиринт, пожалуй.

— М... вроде, поняла!

— Благодарю, учитель. Надеюсь на конкретные наставления относительно магии.

Оур кивнул отозвавшимся прислужницам, а затем ощутил, что кто-то дергает его за рукав.

Повернувшись, он увидел Мари, смотревшую на него с горящими глазами.

— А я за чт-то отв-вечаю?

«Что я, по-твоему, должен поручить пятилетней?»

Оур с трудом сдержался и вместо этого выдавил из себя:

— ...За то, чтобы приглашать меня к столу.

— Хорошо! — отозвалась Мари со счастливой улыбкой.

Часть 2

— Господин, на первом уровне подземелья появилось гнездо кобольдов.

— О-о, наконец-то!

Услышав сообщение Лилу, Оур невольно расплылся в улыбке. Он редко выражал радость, и Лилу недоуменно склонила голову.

— Но, если я правильно помню, кобольды — отнюдь не самые сильные создания. Они лишь немного сильнее гоблинов, разве нет?

— Да, ты права. Но вместе с тем эти создания испокон веков живут в рудниках. Их прогнали во тьму потому, что они портят железо, но при этом их навыки обработки камней и рытья тоннелей выше всяческих похвал. До сих пор наша пещера расширялась лишь за счет моих скудных умений и труда бесов, но с помощью кобольдов мы сможем резко увеличить подземелье.

После этих слов Лилу вспомнила, что в последнее время подземелье практически перестало расти. Даже бесы работали лишь над починкой обвалившихся участков.

— Понимаешь? Не вздумай их упустить. Можешь передать им десятую долю тех продуктов, что мы скопили. Войди к ним в доверие и перемани на нашу сторону. Можешь даже использовать магию обольщения. Они терпеть не могут орков, так что размести гнезда как можно дальше, чтобы они никогда не пересекались. Если дойдет до потасовки, орки их перебьют. В случае крайней необходимости кобольдов необходимо защищать, даже если для этого придется убить всех орков. Поняла?

Оур говорил так увлеченно, что у Лилу задергался глаз, но она все же кивнула в ответ.

— Еще пришел отряд альвов, желающих с тобой встретиться. Что скажешь? Может, Юнис позвать?

— Альвов? — Оур хмыкнул, немного подумал, а затем покачал головой. — Нет, обойдемся без Юнис. Нас с тобой хватит.

Альвы — создания, живущие в лесах. В некоторых землях их называют эльфами.

И мужчины, и женщины их племен прекрасны внешностью, в совершенстве владеют луком и магией, долго живут и не знают старости.

В переговорной комнате, размещенной на втором уровне подземелья, появились пять смуглых красавиц.

Цвет кожи указывал, что эти девушки — из рода темных альвов или деккальвов.

У всех длинные черные волосы и овальные, но с острыми уголками глаза темно-зеленого цвета. В отличие от белокожих светлых альвов (лёсальвов), они воинственны и ближе к темным силам.

— Благодарю за предоставленный шанс увидеться с вами. Я — Элен, вождь темного племени, — сказала девушка, стоявшая впереди.

— Оур. Слушаю тебя, — Оур откинулся на спинку стула, намеренно стараясь звучать небрежно.

— Если позволите перейти сразу к делу, то я хочу попросить вас о защите. Мерзкие светлые альвы истребили почти все наше племя, кроме немногих разрозненных беглецов. До вашей пещеры смогла добраться лишь наша пятерка. Я не знаю, где остальные мои товарищи.

— ...Светлые альвы объединились с людьми? — спросил Оур, и Элен вздрогнула.

— Не зря вас называют великим королем лабиринта, господин Оур. Вы так проницательны...

В противовес воинственным темным, альвы светлые по натуре своей миролюбивы и спокойны.

В бою белокожие не победили бы.

А раз так, то, скорее всего, случилось следующее: темные альвы развязали войну, но светлые объединились с людьми и организовали успешную контратаку.

Лёсальвов и людей едва ли можно назвать друзьями, однако меж ними точно нет той взаимной ненависти, что разделяет народы светлых и темных альвов. Что же до самих людей, то они считают, что темные альвы не лучше демонов.

— Вас убивали люди, но вы обращаетесь за помощью к человеку?

Оур опасался, что Элен и ее товарищи полны ненависти ко всем людям и к нему в том числе.

— Вы — больше, чем человек, господин Оур. Если вы согласитесь взять нас под опеку, мы даже не подумаем пойти против вас.

Они смотрели друг другу в глаза, выискивая сокрытую правду.

— ...Хорошо. Чем вы заплатите? Вы ведь не думаете, что одного «не пойдем против вас» хватит, не так ли? — спросил Оур, решив, что Элен вряд ли лжет.

— Конечно, нет. Пусть нас лишь пятеро, но каждая из нас стоит тысячи воинов. Мы полностью в вашем распоряжении, господин Оур, до самого дня расправы со светлыми альвами.

Пять альвов высочайшего класса — это очень солидная сила. А если повезет, в будущем удастся найти и других их товарищей. Конечно, они не собираются служить вечно, но альвы обладают как долголетием, так и терпением. Оур прикинул, что они не станут особо возмущаться, даже если до мести светлым альвам пройдет сотня лет.

— Хорошо, но вы не будете против того, чтобы я на всякий случай наложил на вас проклятие служения?

— Разумеется, нет.

— К тому же я хочу несколько изменить условия контракта. Я предпочту, чтобы вы не истребляли светлых альвов, а брали некоторых в плен. Мужчин можете убивать, а вот женщин непременно оставляйте в живых.

— В плен... говорите?

Лицо Элен омрачилось, когда она услышала предложение Оура. Брать пленных куда сложнее, чем просто убивать.

Это может привести к дополнительным потерям. В мыслях Элен мелькнуло подозрение, что Оур намерен взять под крыло еще и светлых альвов.

— Разве вы не жаждете осквернить и опорочить врагов сильнее, чем убить? Вам никогда не хотелось посмотреть на альвийку, изнасилованную до помутнения рассудка, униженную, горько изнывающую в муках, но лишенную шансов умереть?

Стоило Элен увидеть на губах Оура зловещую улыбку, как ей сразу полегчало.

— И, разумеется, я окажу вам помощь. Вы получите от меня зачарованные луки и стрелы, а также войско магических существ и демонов. Даже если каждая из вас стоит тысячи воинов, все вместе вы стоите лишь пяти тысяч. Не уверен, что вы сможете одолеть армию светлых альвов, объединившихся с людьми.

— ...Согласна. Мы готовы служить вам на этих условиях, господин Оур.

Элен, а следом и остальные альвийки преклонили колени. Оур удовлетворенно кивнул, а затем перевел взгляд на Лилу.

— Лилу, приготовь им комнаты. Где у нас есть свободное место?

— Э-э, как насчет южной части второго уровня? Рядом с две...

— Не пойдет, — прервал ее Оур. — ...На третьем уровне, на севере.

— Э?.. Но ведь с третьего уровня далеко до поверхности. К тому же там рядом наши комнаты, хорошего места там почти не осталось, — с озадаченным видом прошептала Лилу на ухо Оуру.

Элен, видимо, все слышала, поскольку насупила брови. Ее мысли легко прочесть по глазам: «Вы так холодно примете нас, господин Оур?»

— То, что рядом мы — неважно... рядом с комнатами, которые я хочу вам выделить, протекает подземная река. Недавно мне удалось воспользоваться подземным жаром для того, чтобы организовать постоянно работающую баню.

— О, баню?! — Элен изумилась, а затем улыбнулась.

— Я не могу обращаться с альвийскими красавицами так же, как и с прочими тварями. Пусть мы и живем среди темных, холодных стен, я сделаю все, чтобы ваша красота не померкла. Питаться вы тоже будете той же едой, что и мы.

— И правда, мы, в отличие от двергов, валяться в грязи не любим. Я очень признательна за особые условия, — сказала Элен и низко поклонилась.

— ...Балуешь же ты красоток, Оур, — буркнула надувшаяся Лилу.

Хотя в последнее время она все чаще называла его «господин», в этот раз снова обратилась по имени.

— Это мне из-за тебя пришлось так сделать, глупая. Нельзя произносить слово «дверг» в лицо альвам.

В тот раз Лилу чуть не сказала, что «рядом с двергами есть свободная комната». Элен почуяла это и моментально вскинула брови.

— И светлые, и темные альвы с древних времен недолюбливают двергов. Если поселить их друг рядом с другом, в худшем случае и те, и другие уйдут от нас. Да, они настолько не любят друг друга. Запомни это.

— У... п-прости.

Оур вздохнул, взял Лилу за талию и прижал к себе.

— Э-э... прямо здесь? — несмотря на озадаченный тон Лилу, она послушно приняла максимально удобную для Оура позу.

— Вы, суккубы, сильнее всего сосредотачиваетесь во время секса, правильно? — Оур снял штаны, сдвинул в сторону похожую на нижнее белье одежду Лилу и резко вставил. — Отношения между монстрами — то, что тебе нужно вбить в голову в первую очередь. Я буду наказывать тебя, пока все не запомнишь.

— Э, п-подож... е, если ты собрался... такое, то... о-отключи удовольствие!

— Нет... итак, начнем с повторения самого главного. Кого больше всего ненавидят кобольды? — шепнул вопрос Оур на ухо Лилу сразу после того, как начал беспощадно пахать ее глубины.

— О... орко-о-ов! А, нет, прек... а-а!

От трения их органов Лилу выгнулась и громко застонала. Человеческая девушка от такого резкого и неожиданного проникновения ощутила бы лишь боль, но суккуб Лилу чувствовала только удовольствие.

— Далее. Кого нельзя селить рядом с гигантскими пауками?

— М-м, э, э-э, о... а, нет, ах-х! А, точно, м-мух! Ги! …гантских! Мух!

— Правильно.

Больше всего огромные пауки, способные заглотить человека целиком, любят таких же больших мух. Если гигантские пауки найдут их гнездо, то немедленно нападут и всех сожрут.

— Следующий вопрос. Кого нужно держать подальше от вампиров?

— Э-э?! Я, ах!.. Не!.. Зна!.. Ю! Раз!.. Раз!.. Разве?! У них! Е-е.. есть! Вра-а… а-ах! Враги?!

— Правильный ответ: священников. Очевидно, это слабое место вампиров.

Он пронзал ее, проникая в самые глубины.

— А-а-а-а-а! Ч-что?! Это нечест... а-а-а-а! Хватит! Хвати-ит! Я-а! Сейчас! Свихну-усь!..

— Это плохо. Тебе еще столько всего нужно выучить. Кого нельзя селить рядом с огненными дрейками?

— Дре!.. Ах! У драк! …онов! Разве во-о… а-а! Не могу-у! …обще есть!.. Хоть ка-а-х! …кие-то! Враги?!

— Правильный ответ — большие группы морозных гигантов. От холода дрейки впадают в спячку.

— У-у-у, ты уже просто издеваешься надо мной! Грязный! Старый! Сади-и-и-и-ист!

Еще долго в углу второго уровня лабиринта Оура раздавались крики и стоны, перемежающиеся оскорблениями.

Часть 3

— Ва-ха-ха-ха-ха!

Второй уровень. Оур шел по своим делам, но услышал из дальней комнаты задорный хохот и направился в нее.

— Э-эх, все-таки жалко, что ты человеческая девушка! Сильная, храбрая, выпить не против! А вообще, подумаешь, что человек, выходи за меня!

— А-ха-ха, нет уж, у меня Оур.

— А-а, так ты жена мага? Ну, тогда ничего не попишешь!

Оур заглянул в комнату и увидел попойку с участием нескольких двергов и Юнис. Судя по красным лицам собравшихся, приняли они уже изрядно.

Дверги, также известные как дворфы, — хранители железа и огня, живущие в шахтах. Они крепкие, низкорослые и от рождения морщинистые, словно старики. Руки у них такие длинные, что доходят почти до самой земли, даже когда дверги стоят на ногах.

Они уродливые и упрямые, но при этом жизнерадостные и любят выпить. Если с ними подружиться, они станут приятными товарищами. К тому же они очень умелые и способны создавать зачарованные оружие и броню.

— А, Оур. Как дела?

Юнис заметила Оура и помахала ему рукой. Дверги тоже приветственно помахали руками.

— Нормально, зашел посмотреть, как вы. Вижу, совсем сдружились.

Оур подошел к сидевшей кругом компании и тоже сел за стол. Один из двергов обнял его за плечи длинными руками, а затем сразу же вернулся к выпивке. Оур скорчился — дверги почти не моются и поэтому источают непередаваемую вонь, в которой смешаны запахи тела и алкоголя.

— Еще бы, редко когда увидишь человеческую девушку, которая умеет столько пить! Ну что, маг, давай с нами!

— Хорошо, выпьем.

Оур сделал вид, что пьет, а сам с помощью магии превратил пойло в безобидную воду. Алкоголь, который варят дверги, настолько силен, что обычный человек от него пьянеет моментально. А с Юнис, которая бодро его хлещет, явно что-то не так.

— Но какое же она сокровище! Будь Юнис чуть-чуть покрасивее, я бы ее у тебя, маг, кулаками отбивал!

— А-ха-ха, лучше не надо, ты бы проиграл.

Юнис отреагировала на пьяные бредни дверга совершенно серьезно, что их весьма позабавило.

— А серьезно, ну, пусть высоковата, но ей бы нос расплющить, живот отпустить и ноги покороче, была бы така-а-я красотка!

Чувство прекрасного у двергов сильно отличается от человеческого. После этих слов Юнис немного поникла:

— Оу-ур, ты тоже хочешь, чтобы у меня был плоский нос, пузо и короткие ноги?

— Нет, Юнис, ты и так сойдешь... в смысле, хороша.

— Ха-ха-ха! Милосердный ты все-таки, маг!

Дверг с такой силой постучал собеседника по спине, что у того вода не в то горло пошла, и Оур закашлял.

— ...Кстати, вы сделали, о чем мы вас просили? — откашлявшись, маг решил сменить тему.

— Ага, двери и сундуки уже готовы, — дверг указал пальцем на сложенные на полу изделия.

Пусть их и свалили в беспорядочную кучу, но сделаны они на редкость качественно и надежно.

— Хорошо. Я потом пришлю бесов, они установят.

— А-а, нет, не надо. Они для такой работы слишком маленькие. Мы сами все установим, только покажи куда.

До сих пор Оур и его соратники пользовались дверями, украденными из домов разоренной деревни, и теми, что сколотили бесы. И те, и другие сделаны из досок и наспех прикрепленной ручки. Многие не подходили по размеру проходам, и по бокам оставались щели.

К тому же они не могли похвастаться и прочностью — их можно выбить одним ударом топора, а некоторые и вовсе разваливались от частого использования. Но двергские врата задержат даже самых опытных авантюристов не меньше чем на десять минут.

Что же до сундуков, то они для сокровищ. В них будут лежать деньги и зачарованные вещи. Затем каждый оборудуют ловушками и расставят по уголкам лабиринта. Они будут играть роль приманки для авантюристов, которые поплатятся за свою жадность жизнью.

— Спасибо вам. Еще мне нужно, чтобы вы сделали пять луков...

— Луков?

Когда Оур снова сменил тему, дверги изменились в лице. Луки — характерное оружие альвов. Среди двергов традиционно считается, что мужчина должен сражаться в ближнем бою, поэтому к лукам они относятся с неприязнью.

— В награду я дам вам десять бочек свежего пива.

— Отлично, мы согласны!

Дверги тут же развеселились. На самом деле они не испытывают к альвам сильной ответной ненависти. За хорошую награду они согласились работать без лишних вопросов.

— Ах, блаженство... — пробормотала Юнис, покачиваясь от шагов Оура.

Конечно же, когда она опьянела настолько, что уснула на столе, Оур не стал бросать ее, а под улюлюканье двергов взвалил на спину.

— Проснулась?

Оур собирался было поставить ее на ноги и заставить шагать самостоятельно, но Юнис успела заметить его действия и вцепилась в Оура крепкой хваткой. Она смогла понять его намерения по движениям мускулов и опередить. Пожалуй, никогда еще невероятное боевое чутье, присущее прирожденным героям, не использовалось для такого пустяка.

— Эй, ты чего делаешь?

— Э-хе-хе, Оур, давненько мы не оставались вдвоем.

Юнис проигнорировала слова Оура и потерлась щекой о его спину. Они находятся в подземелье, где в последнее время развелось очень много монстров, покорившихся Оуру. Под ногами постоянно носятся бесы, издалека доносится вой магических зверей, но Юнис ворковала так, словно парочка уединилась где-нибудь в глухом лесу.

— Ты правда думаешь, что я хороша как есть? Мне точно не нужно ноги укоротить? — спросила возбудившаяся Юнис, проводя языком от шеи Оура к уху.

— Разве что с точки зрения дверга. Как человек ты очень красива, — проговорил Оур с таким видом, словно его сейчас стошнит.

— Э-хе-хе, я так рада, — Юнис крепко обняла Оура. — Слушай, Оур... возьми меня?

— Пощады не жди.

Оур вздохнул, нашел поблизости пустую комнату, развернул вокруг нее барьер, а затем бросил Юнис на пол.

Та быстро разделась, постелила одежду вместо покрывала и приложила руку к промежности.

— Вижу, ласки тебе не нужны.

— М-м, но поцеловать надо.

Юнис протянула руки, обхватила Оура, прильнула к его губам, сцепив языки. Оур продолжил тем, что вошел в Юнис. Ее сокровенные места уже увлажнились настолько, что не оказали никакого сопротивления.

— Каким же развратным стало твое тело.

— Это ты сделал его таким, Оур.

Юнис притянула голову Оура к себе и запечатала губы, словно прося не говорить лишних слов.

Вслед за этим она заключила любовника в столь крепкие объятия, что тот ни за что бы не смог вырваться. Поэтому Оуру пришлось атаковать противника в самые уязвимые места, как и подобает магу.

— М, м-м...

Он водил бедрами по кругу, чтобы их органы как можно сильнее терлись друг от друга. Своими движениями Оур массировал ее клитор и распалял все сильнее, но почти не двигался внутри, а потому лишь подстегивал страсть Юнис.

Через какое-то время он начал еще и ласкать грудь девушки руками. Ее приятные формы нельзя назвать ни большими, ни маленькими — Юнис одарена ровно настолько, чтобы выступы ее как раз вмещались в ладони Оура.

— Я больше не могу-у! — взмолилась, наконец, Юнис, разжав свою хватку.

Железная воля героя, стойко сносящего тяготы и лишения, посыпалась осколками стекла под натиском наслаждения, доставленного любимым человеком.

— А-а, м-м, О-Оур. М-м... они не слишком… маленькие?.. — спросила она Оура, мягко массировавшего ее грудь.

— Размер не имеет значения... я же сказал, ты очень красива, — ответил Оур с таким видом, словно Юнис крайне унизила его, вынудив сказать подобные слова.

Поначалу Юнис казалось, что он лишь заставлял себя делать комплименты, но теперь ей подумалось, что Оур просто стесняется. Пусть даже сам он ни за что бы этого не признал.

— М, я так рада... давай, пронзай меня глубже! Развороти меня...

На это Оур ничего не сказал, но желание ее исполнил как следует.

Часть 4

— Как дела?

Оур обратился к Спине, как раз когда та усердно вырезала на дереве магические диаграммы.

Она создавала деревянного голема, простейшую живую марионетку.

— Уже почти готово.

Спина бросила быстрый взгляд на ставшего в дверях Оура и вернулась к работе. Она закончила вырезать диаграммы на руках и ногах и как раз доделывала небольшую круглую голову.

— Хм, весьма недурно, — заключил Оур после того, как приподнял руку голема и проверил качество.

Конечно, многие линии не совсем аккуратные, но работать голем будет. Для новичка результат вполне достойный.

— Еще я попробовала создать слизняка по вашему поручению, но...

Спина скосила взгляд вглубь комнаты. Там в углу стояла целая куча склянок, пробирок и других приборов, которых меньше всего ожидаешь найти в комнате девушки.

Существует два подхода к созданию магических существ. Первый — зачарование: создается человекоподобный каркас, а затем магия вдыхает в него жизнь. Так появляются скелеты и големы.

Второй — алхимия: в нем составляющие части «гомункулов» создаются из магии и реагентов, а оживают они сами по себе.

Слизняки — результаты неудавшихся алхимических экспериментов по созданию гомункулов. У них похожие на желе жидкие тела, которые растут, переваривая всё, что только попадается. Когда эти неприятные создания достаточно вырастают, они разделяются надвое.

Двигаются они медленно, разумом как таковым не обладают и для решения военных задач не годятся, но помогают содержать лабиринт в чистоте, поедая трупы, а в бою способны помешать противникам за счет своей нечувствительности к мечам и копьям.

Поэтому Оур поручил Спине создать их побольше. Хоть слизняки и считаются ошибками алхимии, их можно делать намеренно, получая при этом разные варианты тварей: например, бронебойных, питающихся железом, или антимагических, поглощающих энергию. К тому же Оур рассчитывал, что Спина наберется опыта, который понадобится для создания настоящих гомункулов.

— К сожалению, у меня не получилось: живых существ он не ест.

Спина указала взглядом на склянку, в которой копошилось нечто розовое.

— Ну, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Ты занимаешься магией лишь месяц. Не расстраивайся.

— Хорошо, — послушно согласилась Спина.

Она почти не проявляет эмоций. Очень трудно понять, что она на самом деле думает.

— Кстати... — непринужденно сменила она тему, вновь возвращаясь к вырезанию диаграмм на голове голема. — Я так понимаю, вы вчера хорошо провели время с Юнис. А до нее — с Лилу.

Оур хмыкнул. Спина вовсе не осуждала его, да и не стала бы она судить своего учителя, но мужчине все равно неприятно слышать, как кто-то касается его взаимоотношений с другими женщинами.

— Почему вы не делитесь любовью со мной? — прямо спросила Спина.

Конечно, ей доводилось ублажать Оура ртом, руками и грудью, но он никогда не спал с ней, и она до сих пор оставалась невинной.

— Если ты стремишься работать с магией, лучше будь непорочной. В девственности множество плюсов.

Красота и непорочность — очень важное сочетание с точки зрения магии. Особенно ценно то, что сохраняет красоту, но легко поддается порче.

Потому маги больше ценят не золото, которое никогда не ржавеет и не теряет блеска, но серебро, что вмиг тускнеет, если за ним не ухаживать.

Так и юные прекрасные девы значительно ценнее, пока берегут невинность. Именно поэтому Оур требовал от деревень девственниц. Они хороши всем — их можно приносить в жертву демонам, использовать в качестве реагентов для заклинаний или просто предаваться плотским утехам.

— ...Ладно.

— Ты недовольна?

— Нет, — Спина покачала головой. Своих чувств она, как обычно, не выдавала. — Я буду в точности следовать словам моего дражайшего учителя. О недовольстве не может быть и речи.

Оур замешкался, не понимая, говорит Спина с иронией или всерьез. Спина быстро научилась быть «непроницаемой». Но хоть Оур и считал, что для кандидата в наследницы это отличное качество, легче ему не становилось.

— ...Готово.

Спина сдула стружку с головы голема и взяла ее в руки.

— Что же, попробуй его оживить.

— Есть.

Спина сложила все части голема воедино, глубоко вдохнула и начала плести заклинание. В комнату потекла энергия цвета кромешной тьмы и точно чернила впиталась в диаграмму на деревянной голове.

В пустых глазницах голема загорелись огоньки. Вокруг лица его всплыли письмена, словно написанные черным светом. Части конструкции притянулись друг к другу и сцепились.

А затем голем с трудом поднялся на ноги, напоминая марионетку неумелого шута. Сразу после этого он пошатнулся и упал прямо на Спину.

От удара члены голема сразу рассыпались. Дальше всех укатилась небольшая голова.

— Ты в порядке?

Спина сделала голема из высушенного дерева. Он не слишком тяжелый и не должен был ее травмировать. Но послышался другой звук — где-то что-то разбилось. Оур перевел взгляд и увидел, что розовый слизняк покинул склянку и сразу пополз к девушке.

— Тц. Спина, где у него слабое место?!

Если Оур поступит необдуманно, слизняк может съесть его. Чаще всего слизней легко победить огнем, но некоторые алхимики специально наделяют их жароустойчивостью или даже обучают слизняков питаться пламенем. В таких случаях от огня никакой пользы, один вред.

— Не волнуйтесь, ничего живого он не ест.

Прицепившийся к руке Спины слизняк дополз до локтя. На теле ученицы Оура не появлялось ни единой царапины, но слизень рос в размерах. Значит, что-то он все-таки ест.

— Он поедает лишь металл, некоторые растения и кожу мертвых животных... другими словами, только одежду.

Монстр двигался дальше, не оставляя после себя и следа того платья, которое носила Спина. Ее бледная кожа хорошо просвечивала сквозь прозрачного слизня, ранее легко помещавшегося на ладони, а теперь способного накрыть Спину целиком.

— Кстати, я примешала к ним афродизиаков, так что когда он обволакивает жертву, та начинает возбуждаться.

— Что ты создала?! — воскликнул Оур.

Он уже начал смутно догадываться, что все эти свойства — далеко не случайность.

— М, м-м... он пытается... войти в меня.

Слизняк переползал к нижней части тела Спины. От одежды ее остались лишь ошметки, которые ничуть не скрывали чувственной возбужденной плоти.

— И ведь хватило же тебе ума такое создать... так, а на меня он не набросится?

Спина, уже зардевшаяся от афродизиаков, замотала головой.

— Он ненавидит мужчин. Если вы попытаетесь притронуться к нему — он сбежит. А если изольете на него семя — тем более.

— Ты что, гений?!

Оур схватился за голову. Вот же незадача. Трудно поверить, что первым плодом ее необузданного таланта стало такое. Может, она и падение голема подстроила?

— Простите, но если вы не поспешите, слизняк станет моим первым любовником.

— Понял, не торопи меня!.. Ну, дела.

Его ученица оказалась настолько способной, что Оур ощутил легкую тревогу. Он схватил Спину за ноги, а затем вошел в ее промежность.

Девушка вымокла до основания — возможно, следовало благодарить афродизиаки, а возможно, не только их.

Розовый слизняк заворочался и пополз, словно не вынося касания Оура.

— Если вы меня не обнимите, он не отстанет.

— Какой требовательный.

Оур полностью прильнул к Спине, запечатал ее губы и обвил руки вокруг спины. Как только он начал ласкать ее тело, слизняк окончательно ретировался. От одежды девушки, впрочем, не осталось и нитки.

— Он ушел.

Оур попытался было отпрянуть, но Спина ухватилась за него руками и ногами, а затем сладостно выдохнула.

— Я больше не могу... афродизиаки так возбудили меня, что я сойду с ума, если вы не удовлетворите меня.

— Ты с самого начала на это рассчитывала?!

Если подумать, раз Спина может спокойно описывать происходящее, с ума она точно не сходит, но и Оур вовсе не собирался отступать. Отпрянуть он попробовал лишь из-за недовольства тем, что полностью отыграл по ее сценарию.

— ...Если хотела секса, сказала бы прямо с самого начала. Я бы трахал тебя сколько нужно и без таких извилистых методов.

— Я н... не могу такое сказать, — сказала Спина, отвела взгляд и покраснела.

Вряд ли из-за афродизиаков.

«Какая вредная женщина», — подумал маг и приступил к делу. Может, она и пошла на немыслимые происки, но только ради любви Оура, и тот счел такой жест весьма милым.

— М-м... ф-ф.

Когда Оур пронзил Спину, та шумно выдохнула через нос.

Железная маска невозмутимости на ее лице растаяла. Она страдальчески свела брови, словно умоляя взять ее.

Когда Оур заметил на кукольно милом лице попытки сдержаться и не застонать, ощущение «она провела меня» сняло как рукой, уступив место разыгравшемуся садизму.

— Каково тебе? Внутри ты вся дергаешься и копошишься. Значит, хотела, чтобы тебя трахнули. По вкусу ли тебе плоть, что лишила тебя девственности?

— Кх... м...

Спина крепко поджимала губы и давила голос. Оур медленно проник вглубь ее, и тело ученицы содрогнулось. Параллельно с этим он приставил пальцы к заветному бугорку над ее влагалищем.

— А это клитор... известно ли тебе, для чего он? Зачем он дан женщине?

Спина нашла в себе силы покачать головой.

— Ответ: «для сексуального удовлетворения».

— Хья!

Когда Оур начал ласкать и клитор, Спина, наконец, не выдержала.

— Теперь понимаешь? Он не нужен больше ни для чего и служит лишь этой цели. Чувствуешь, как он презренен и постыден?

— А, а-а! И, а-ам!

Он пробил ее защиту, и больше она терпеть не могла. Одна за другой Спину захлестывали волны наслаждения, и она послушно стонала.

— М-м, м! Ох, а, и-и!

Оур хозяйничал в ее рту языком, натирал клитор пальцами и пронзал вагину членом. И каждый раз Спина стонала, вздрагивала и выгибалась.

Разогретое афродизиаками возбуждение распалило ее тело настолько, что даже касание ладонью приносило удовольствие. Она кончила уже много раз, и помутневшее создание просило лишь одного: Оура.

— Я кончаю... принимай, Спина!

— Хья-а-а! А-а-а-а! А, а! Фха-а-а-а-а-а-а!

Спина ощутила, как залпы семени Оура попали на стенки влагалища, и кончила как никогда раньше. Со рта потекла слюна, между ног вырвалась струя, а из глаз брызнули слезы.

Наконец, ее зрачки закатились. Когда Оур увидел силу ее оргазма, то подумал, что она, быть может, не шутила, когда грозилась сойти с ума, если ее не удовлетворят. Что же за препараты она подмешала в слизняка, если они довели девственницу до такого экстаза?

Конечно, во многом свою роль сыграли не афродизиаки, а до безумия сильная любовь Спины к Оуру, но маг сей страсти не замечал.

Оур успел было подумать, что афродизиаки Спины могут пригодиться для пыток вторгшихся в подземелье женщин, как вдруг заметил пропажу того самого слизня.

Через несколько минут вдали послышались вопли Юнис, но Спина даже после потери сознания выглядела такой счастливой и так крепко держалась за Оура, что спасти бедолагу удалось далеко не сразу.

Часть 5

Призыв — очень сложная магия.

Во-первых, на одно только подключение к иному плану бытия и обращение к нужному адресату уходит много сил. Неумелые маги часто неумышленно открывают не те проходы и призывают бедствия на свои головы.

Во-вторых, необходимо подумать о своей защите от призванного создания. Вызванный демон вовсе не обязан повиноваться заклинателю. Такие твари всегда готовы высосать из человека душу.

Чаще всего под защитой понимают магические диаграммы, из которых демоны не могут выбраться, но самые могущественные обитатели ада в силах попросту уничтожить хлипкие барьеры. К тому же малейшие ошибки начертания знаков могут помешать созданию барьера. Наконец, однозначно предсказать, сработает ли конкретный барьер против конкретного демона, не может никто.

В-третьих, даже успешный призыв и заточение демона в диаграммах — лишь полдела.

Демона нужно уговорить подписать договор, однако призванный прекрасно понимает, что магу нужна помощь. Поэтому чаще всего демоны выдвигают свои требования.

Магу нужны недюжинная мудрость и сила воли, чтобы не попасться на уловки, не развеять диаграммы раньше времени, не заключить невыгодный договор и не сдаться под напором лжи и угроз.

Но в награду можно получить послушного демона. Призыв бесят и прочих слабых прислужников — дело нескольких минут, но как только речь заходит о слугах классом повыше, процесс усложняется в разы. Подготовка к призыву высокорангового демона и вовсе может занять долгие годы.

Оур решил тщательно проверить диаграммы, на рисование которых ушел целый месяц. Он излил немного янтарной энергии на поверхность сложных рисунков и трижды убедился, что та свободно перетекает по узору, нигде не прерываясь.

— Подойди, девочка.

Оур взмахнул рукой, и стоявшая в сторонке девушка беспокойно подбежала к нему. Это создание с заплетенными в косу каштановыми волосами и простоватыми чертами лица — очередная непорочная дева, только сегодня прибывшая в лабиринт мага.

Красавицей ее назвать сложно, но симпатичной — вполне. Ее лицо никогда не знало косметики, и потому она выглядит как обычная неотесанная селянка. Имя ей — Мио.

— Вытяни левую руку.

Мио явно нервничала, но спорить не стала и покорно протянула руку. Оур провел по ее запястью кинжалом. Девушка не ощутила боли — лишь холод клинка. Из ранки капнула кровь. Оур особым образом сложил пальцы левой руки и коснулся запястья Мио. Кровотечение мгновенно прекратилось, а рана бесследно пропала.

— Хорошо. Теперь отойди.

Оур краем глаза проследил за отступившей Мио, а затем зачитал заклинание. Вытекшая на пол кровь вспыхнула и исчезла.

Центр диаграмм воспылал. Огонь распространился до линий диаграммы и остановился, словно наткнувшись на стену. Вместо этого адское пламя начало змеиться и возноситься к потолку.

И как только показалось, что огонь заполонил все пространство внутри диаграмм...

Грянул гром, и пламя бесследно растворилось в воздухе.

— Это ты призвал меня?

На месте огня появился уродливый демон. Оур услышал шумный вдох Мио. Пожалуй, ее следует похвалить за то, что она не завизжала. Чем больше показываешь страха, тем настырнее демон.

— Именно. Я предлагаю тебе магическую энергию и кровь девственницы. Взамен ты будешь служить мне верой и правдой.

— Не смеши.

Голос демона звучал противно, словно скрежет когтей по металлу. Верхняя половина его тела напоминала человека с багровой кожей, а нижняя — мохнатого зверя. Весь он покрыт бугрящимися мускулами, рук у него четыре, и каждая в обхвате шире всего Оура. Венчаются руки когтями, остроты которых не выдержит даже сталь.

У него волчья пасть и козлиные рога. Оранжевые глаза светились как фонари и не сводили с Оура взгляда.

— Мне нужна не кровь, а души. Души десяти непорочных дев — и я подумаю, — надменно заявил демон.

Мио затрепетала от страха.

Но Оур и бровью не повел.

— Это ты меня не смеши. Я не намерен столько платить младшему демону вроде тебя. Торговаться я не буду. Принимай условия или я отправлю тебя обратно.

Демон хмыкнул и сложил на груди все четыре руки. По силе он и правда относится к «младшим демонам» в человеческой классификации, но на деле в иерархии занимает далеко не последнее место.

Естественно, он не сравнится ни со старшими, ни тем более с архидемонами, но только легендарным чародеям времен сотворения мира удавалось призывать столь могучих созданий. В настоящее время лишь самые искусные маги могут успешно призвать младшего демона.

Тем не менее, уверенность Оура убедила демона в том, что он стоит перед весьма необычным человеком.

— Так ты безмозглее беса? Не чуешь моей силы, которой служат шестьсот шестьдесят шесть демонов?..

Тело Оура воссияло янтарной магической энергией. У человека не должно быть запасов, которые позволяли бы так светиться ею.

— Шестьсот шестьдесят шесть, говоришь?..

Невозможная цифра. Даже десять демонов истощили бы рядового мага. Но невозможно иметь и тот запас энергии, что показал Оур. А главное — демон знал, что маг не врет.

Мало-мальски могущественные демоны видят человеческую ложь насквозь. Конечно, маг может попытаться скрыть ее заклинанием, но тогда демон почуял бы магию.

Младший демон ничуть не сомневался, что Оур говорит правду.

А раз так, он не блефует. Ему действительно не составляет труда призвать демона, и с тем, кто не соглашается на условия, разговор короток.

Такие маги попадаются далеко не каждый день.

— ...Хорошо, согласен на одну. Моя помощь в обмен на душу одной девы.

Демон серьезно уступил. Во-первых, он сократил требования, во-вторых, уже не употребил слова «подумаю». Естественно, он не стал принимать изначальные условия, но демон не сомневался, что маг с радостью пойдет на компромисс.

— Не годится. Кровь девственниц и энергия в обмен на служение и помощь... хорошо, согласен отдавать души врагов, которых ты сразишь по моим приказам.

Но Оур, можно сказать, совсем не пошел навстречу. Очевидно, среди его врагов обладателей непорочных душ не сыщешь. А уж дев — тем более. Уступка мага ничего не значила.

— ...Раз так, переговоры окончены!

Демон изрыгнул пламя, и оно заполнило пространство внутри диаграммы. Может, маг и силен, но демон не хочет работать бесплатно. И ладно бы Оур согласился на «помощь», но «служение» означало, что демон не сможет отказывать, а контракт будет бессрочным. На такое он идти не собирался.

Маг начертил хорошую диаграмму, но нескольких минут натиска младшего демона она бы не выдержала. Терять демону все равно нечего — когда маги говорят о том, чтобы отправить демона восвояси, речь идет об убийстве. А раз заклинатель уничтожает отказавшихся демонов, стоит попробовать рискнуть и напасть на него.

Но как только демон напрягся и попытался разломать диаграмму...

— Владыка Оур, пора обедать.

Недавно установленные двергские врата отворились, и в комнату вошла маленькая девочка.

— Что?..

Огонь мгновенно потух и обратился черным дымом. Демон ошарашенно уставился на девочку.

— Ты говорил о крови девственниц. Ты про нее?

— ...Если ты того пожелаешь, — озадаченно ответил Оур.

— Хорошо, согласен, давай контракт! Девочка-девочка, как тебя зовут?

— Э?.. Меня Мари-м-м-м.

Оур успел зажать девочке рот — она чуть не представилась истинным именем.

«Мари. Ах, Мари», — бормотал демон и обхватил себя руками, словно прижимая воображаемую малышку.

Может, истинное имя он не узнал, но ему и неважно.

«Великолепная. Ах, какая великолепная дева. Никогда не видел такого человека».

Золотые волнистые волосы. Невинные глаза, блестящие, словно драгоценные камни. Пухлые щечки, розовые, как два бутона. Наверняка мягкое и теплое тело. И, как он уже почуял, могущественное благословение от мага.

— Ч-что у тебя голос вдруг изменился? — спросил Оур, озадаченный внезапной переменой настроения демона.

Маг уже собирался предложить в жертвы Мио, не представлявшую для него особой ценности, но едва демон взглянул на Мари, как мигом принял все условия. Безусловно, согласие играло Оуру на руку, но он никак не ожидал таких драматичных поворотов.

— Ну, тем тоном я говорю, в основном, чтобы людей пугать, не обращай внимания. Давай лучше контракт скорее.

«...Вот уж не думал, что ты педофил», — беззвучно обронил Оур, вытащил контракт и протянул демону. А взгляд того настолько приковало к Мари, что он подписал документ, не глядя.

— Ты что, обманул меня?!

Демон, представившийся Логаном, подошел к Оуру и, судя по всему, очень хотел схватить мага за шиворот.

И если бы не контракт, запрещающий любое насилие в отношении Оура, так бы и сделал.

— Я тебе не врал.

— Ты сказал, у тебя шестьсот шестьдесят шесть демонов. Так ведь из них не меньше шестиста сорока — бесята!

— Если точнее, бесов шестьсот пятьдесят четыре. А еще четырнадцать гаргулий, пять адских гончих и один суккуб.

Чаще всего маги даже не относят бесов к демонам, настолько пренебрежительно низкую строчку в адской иерархии те занимают. Да и обычно не призывает их никто сотнями — для простой работы достаточно пары-тройки, а в остальном они бесполезны.

— А с кровью девственницы что?! Нет, кровь Мари и правда до невозможного вкусна... но не одну каплю в неделю же!

— Все было в контракте. Сам виноват.

Чаще всего под «кровью» демоны понимают всю кровь до последней капли. Если уж не отдали душу, то хотя бы все тело.

— А-а-а-а! Обману-у-ул!

Но теперь поздно. Логана связывали условия контракта, и он не мог атаковать ни Оура, ни его девушек.

— Не жалеешь ты все-таки мужчин, Оур... хорошо, что я девушка, — с облегчением в голосе обронила Лилу, глядя на судьбу, которой ей повезло избежать.